И усилилась вода на земле чрезвычайно: как борются с паводками в Казахстане

Почему ежегодно, несмотря на все усилия, паводки становятся большой проблемой для страны

Марат Шибутов, 16 апреля 2017, 11:56 — REGNUM  

В городе Атбасар Акмолинской области Казахстана 15 апреля сложилась чрезвычайная ситуация — начала размываться защитная дамба на реке Жабай, текущей около города. В Атбасар экстренно прибыл аким (губернатор) области Малик Мурзалин. Ситуация тяжелая — туда направлены дополнительные силы.

Я читал это сообщение и вспомнил недавно прочитанное интервью жительницы как раз Атбасара, которая рассказывала, как переживает ежегодное наводнение:

«Так было вплоть до 2007 года. Страшного года, когда произошло первое наводнение. В том году зима была снежная, сугробы стояли по два метра, а между ними проходы, как тоннели. В начале апреля снег начал таять, затем пошел лед на реке. Трудно описать теперь тот ужас, который мы испытали, оказавшись совершенно одни перед лицом стихии. Вода зашла в дом неожиданно. До последнего не верилось, что такое возможно. Ведь за все предыдущие годы — годы советской власти, такого не случалось, это в принципе было невозможно — как я теперь уже знаю, из-за правильных профилактических работ.

Когда с тобой что-то случается в первый раз, ты не в состоянии сразу поверить в реальность происходящего. Дом наполовину, по подоконник оказался в воде. Мы не успели ничего спасти: мебель, техника, вещи — все было испорчено. Уже десять лет прошло с тех пор, а вспоминается, как вчера. Помню, как мы зашли в дом после того, как вода отступила. Взгляд цеплялся за остатки того, что еще вчера было нашей жизнью, состоявшей вот из этих мелочей — безделиц, дверей, шкафов и диванов. Везде была тина и грязь. И страшная, какая-то ледяная сырость.

Дом до конца просушить не удалось, в сыром помещении мы все по очереди начали болеть — это была бесконечная череда простуд, ангин, бронхитов и высокой температуры. Но страшнее всего ожидание новой беды, существование на пороховой бочке. Ближе к концу марта 2008 года нас начал одолевать мандраж. Снега опять навалило много. И тогда впервые мы начали заранее раскручивать и вывозить купленную заново мебель, поднимать повыше технику. Но в тот год пронесло.

А затем это стало рутиной: каждый год в начале апреля Рашид брал отпуск без содержания, раскручивал мебель и вывозил в гаражи к родственникам.

…В таких хлопотах, думах и разочарованиях мы пережили апрель, май, июнь, июль 2016 года. А потом сердце моего мужа, прошедшего Афганистан, не выдержало и надорвалось. Он до последнего ремонтировал наш несчастный дом, который его и убил. Эту весну я встречаю одна, с детьми. И сейчас мне по-настоящему страшно. Потому что снега снова за зиму навалило, и скоро пойдет лед с Жабайки. Это ежегодный триллер с заведомо известным концом.

За нашим домом все-таки начали строить земляную дамбу. По идее, она должна гарантировать нам спокойный сон и уверенность в завтрашнем дне. Но люди говорят, что дамба — вовсе не решение проблемы. Одно из необходимых решений — почистить-таки русло реки Жабай, как это регулярно делали в советское время, после которого за годы независимости русло заросло камышом. Если независимость нужна была, для того чтобы независимо ни от кого не чистить то, что положено, то зачем мы ей радовались?»

Именно эту дамбу, которую описывает героиня интервью и размывало вчера в Атбасаре. Буду надеяться, что в этом году ее не затопит в очередной раз.

И ведь нельзя сказать, что о паводках никто не знает. К примеру, я еще 23 января в своей статье про риски на 2017 год для Казахстана писал:

Основной природный риск для страны — это увеличение количества осадков, как в виде снега, так и дождей. Платой за дополнительное увлажнение являются различные природные бедствия. На равнинах, на реках казахстанского типа будет в очередной раз мощное половодье, которое станет для большинства сел, расположенных в их пойме, весьма и весьма неприятным. В горах снеговое половодье не так важно, а вот дожди могут привести к паводкам, оползням и, самое плохое, к селям. Так что плотины и дамбы нужны, не говоря уже о давно назревшем выселении людей из водоохранных полос.

Читайте также: 2017 год для Казахстана: возможные риски

У меня были на это основания — паводки это особенность казахстанских водных ресурсов, а точнее наиболее распространенных по стране рек казахстанского типа:

Реки в Казахстане относятся к трем основным типам по характеру режима (классификация Зайкова):

  1. Тяньшаньский — имеют половодье только летом, связанное с таянием высокогорных снегов и ледников. Половодье растянуто, сравнительно невысокое из-за равномерного таяния в разных высотных зонах;
  2. Казахстанский — имеют резко выраженное весеннее половодье продолжительностью менее одного месяца при таянии снега, редкие и непродолжительные паводки в весенне-осенний периоды за счет дождей. Основная часть питания за счет снегового таяния;
  3. Алтайский — имеют невысокое, растянутое половодье гребенчатого типа, повышенный летне-осенний сток, низкую зимнюю межень. Питание за счет таяния снега в горах, поэтому половодье наступает, когда прогревается очередная высотная зона.

Кроме того, Казахстан сейчас входит в полосу многоводных лет, когда увеличивается и сток рек, и количество осадков. Нисходящий тренд 2002−2008 годов сменяется восходящим с 2010 года, и когда он кончится, неизвестно.

Надо полагать, что данная информация по увеличению осадков и стока есть не только у меня, но и у нашего правительства, которое с января-февраля начало к паводкам готовиться.

К примеру, 21 февраля было проведено заседание правительства, посвященное подготовке к паводковому сезону. На нем премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев заслушал доклады о принимаемых мерах для подготовки к паводковому сезону и дал ряд поручений по обеспечению безопасности граждан и объектов инфраструктуры. Также выступили члены правительства, которые доложили о следующем:

  • министр энергетики Канат Бозумбаев дал информацию, что в Акмолинской и Северо-Казахстанской областях водность рек в период половодья ожидается на 30−50% больше нормы, в Кустанайской области на 15−20% больше нормы, в Джамбульской, Южно-Казахстанской, Алма-Атинской и Восточно-Казахстанской областях — на 30−50% больше нормы.
  • министр внутренних дел Калмуханбет Касымов отчитался о подготовке к паводкам: для предупреждения ЧС подготовлены запасы в объеме более 8 тыс. тонн ГСМ, 186 тыс. тонн инертных материалов, 829 тыс. мешков и 10 тонн взрывчатки. Местными исполнительными органами из населенных пунктов вывезено 6,2 млн куб. метров; на случай эвакуации населения в регионах подготовлено 1707 пунктов приема, определен необходимый транспорт; в резервный фонд заложено 20 миллиардов тенге (3,6 миллиарда рублей).
  • министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек доложил, что организована круглосуточная диспетчерская служба и проводится ежедневное патрулирование автомобильных дорог, а также взяты на особый контроль 496 опасных участков, а также 967 труб и 157 мостов.

Как видно, все дружно сказали, что к паводкам страна готова. И даже на днях председатель Комитета по чрезвычайным ситуациям Министерства внутренних дел Республики Казахстан Владимир Беккер сообщил, что паводковая ситуация в стране под контролем:

«Работа по подготовке к паводкам текущего года начата еще в 2016 году. Только за истекший период 2017 года уже построено 1,5 км и отремонтировано порядка 17 км защитных дамб, возведено более 9 км временных дамб, выполнено берегоукрепление более 23 км и дноуглубление 35,5 км русел рек, очищено 20 тысяч водопропускных труб под автомобильными дорогами и мостами и порядка 4 тыс. под железнодорожными путями. Паводковая ситуация в стране находится под контролем! Для предупреждения и ликвидации последствий паводков подготовлены запасы в объеме более 8 тыс. тонн ГСМ, более 230 тыс. тонн инертных материалов, свыше 1 млн мешков и 20 тонн взрывчатки. В МВД на случай осложнения паводковой ситуации создана группировка сил и средств, также для оперативного реагирования на ситуации в наиболее паводкоопасных регионах сформированы и приведены в готовность сводные отряды в составе 433 человек личного состава и 70 единиц техники».

Но все равно новости приходят печальные: закрыты дороги в областях, потому что вода перехлестывает через насыпи, рушатся мосты, заливает поселки, эвакуируют людей сотнями, и как-то все равно остается впечатление, что мер правительства недостаточно.

При этом надо понимать, что основная часть половодья будет примерно после 20 апреля и продлится до 20 мая. И тогда мы точно узнаем, насколько каждое ведомство и каждый акимат (администрация) были готовы.

Но на самом деле, все эти временные дамбы, мешки с песком, взрывы льда — все несистемные меры. Системными мерами должны быть следующие:

  • Вынос строений из водоохранных полос путем выкупа их государством (если они правильно оформлены) — дело в том, что уже по всей стране есть их границы, но до сих пор здания, попадающие туда, не вынесены.
  • Расчистка и углубление русел рек — учитывая небольшие уклоны на равнинах, углубление русла на метр уже существенно может помочь.
  • Посадка лесополос для задержки снега — тогда и сам снег, и талые воды остаются больше на полях, не попадая в реки.

Посмотрим, как пройдет это половодье, каковы будут его итоги: решится ли все же государство у нас на системные меры или все же каждый год будет ограничиваться ликвидацией последствий.

Читайте также: Десять интересных фактов про водные ресурсы Казахстана

Читайте ранее в этом сюжете: В Акмолинской области Казахстана из-за паводка эвакуируют жителей

Читайте развитие сюжета: В Казахстане паводком охвачены уже три из 14 областей страны

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.