Ruspekh.ru

Каждый год все иудеи мира вкупе откладывают на семь дней хлеба и печенья, заменяя их опресноками (мацой). Особо вдумчивые говорят о том, что маца напоминает о манне небесной: вместо хлеба из земли хлеб небесный. Рационалисты и чужие отнесутся скептически к такой символике, требуя во всем натуралистического смысла.

Праздник пасхи (Песах) воспринимается при первом приближении как чествование великого исхода евреев из Египта. Сам факт празднования спасения из рабства в древние времена заслуживает пристального изучения, ибо незыблемость оной трехтысячелетней традиции не могла не оказать глубинного влияния на характер и историю самого исторического Израиля, как и всех народов, соприкоснувшихся с ним.

Питер Пауль Рубенс. Сбор манны израильтянами. 1625
Питер Пауль Рубенс. Сбор манны израильтянами. 1625

В традиционном еврейском календаре мы найдем праздники Пурим и Хануку, тоже имеющие историческую основу, а не только духовную символическую. Интересно, что в этом году будет широко отмечаться великая победа над нацизмом. Помимо 9 мая этот день будет отмечаться в Израиле и в некоторых религиозных общинах мира и 26 ияра — в соответствующий день по еврейскому религиозному календарю. Таким образом, многовековая память о главных событиях прошлого — это первый смысловой срез, с которого начинается путь к пониманию.

Символично и многозначительно то, что именно с пасхой связаны кровавые наветы средневековья. Как известно, в странах Запада евреев обвиняли в использовании крови для изготовления мацы. И это при том, что всякий грамотный может почитать о том, как можно получить ритуальную мацу: вода из реки или колодца, немедленная выпечка по прикосновению воды к муке. Попадание на муку обычной воды или даже сока исключает возможность получения мацы как ритуального продукта. Не говоря уже о какой-то крови.

Маца
Маца

Мы не касаемся нравственного аспекта, ибо нет смысла спорить с теми, кто в средние века занимался добычей крови и торговлей ею, а потом обвинял тех, кто гнушался этим. Есть глубинный символизм в том, что обратной стороной пасхи стали кровавые наветы, продолжающиеся по сей день. Чего стоят написанные на русском языке от имени «сионских мудрецов» протоколы? Или обвинение Израиля в оккупации «палестинских территорий», хотя всякий грамотный знает, что никогда эти территории не принадлежали никаким палестинцам. Маца олицетворяет ясность и простоту в ее абсолютном понимании. Ей противостоит абсолютная ложь.

Бенджамин Уэст. Моисей и Аарон перед фараоном (фрагмент)
Бенджамин Уэст. Моисей и Аарон перед фараоном (фрагмент)

Однако пасха и исход из Египта — это та история, которая куда больше любой истории. Мы обнаружим множество книг на полке еврейского традиционалиста о смысле свободы и рабства, об ответственности и нравственном днище рабской массовой психологии. Но есть еще более глубинный пласт, требующий осмысления.

Исход Израиля из изгнания и вхождение в Землю Обетованную — это куда больше, нежели еще одно повестовование об освобождении рабов или национальном движении за независимость. Любой мыслящий рационалист согласится с тем, что Библия была и остается самой влиятельной книгой из всех книг. Идея изгнания Израиля и возвращения на Землю Израиля прослеживается со времен Авраама и до последних пророков. О чем бы ни говорили исполины духа, они всегда указывали на изгнание, исход и вхождение в Святую Землю.

Дэвид Робертс. Евреи покидают Египет (фрагмент). 1828
Дэвид Робертс. Евреи покидают Египет (фрагмент). 1828

Простые верующие и обычные читатели удивятся: зачем так много об изгнании и возвращении евреев в боговдохновенной книге для всего человечества? Можно согласиться с важной ролью народа Израиля в истории человечества и можно принять благорасположенно посыл о праве этого народа на свою землю, но зачем так много об этом?

Ответ можно получить только при отказе от плоского секулярного взгляда и при обращении к библейской метафизике. Если мы посмотрим на идею изгнания и возвращения Израиля как на обобщенный символ существования людей на земле, то получим объяснение библейскому сионоцентризму. При углублении мы увидим в идее изгнания и возвращения смысловой аналог изгнания Адама из рая и спираль человеческой истории вплоть до мессианского возвращение к обновленной первичной высоте. А можно узреть в этом даже идею сотворенного Всевышним мира посредством «большого взрыва».

Все вышесказанное обретает особый смысл, когда мы протираем глаза и обнаруживаем претворение этой идеи в наши дни: возвращение евреев со всех концов земли в Израиль — явление небывалое и полностью вписывающееся в библейскую концепцию. Если кто сомневается в том, что доктрина исхода из Египта выходит за рамки сказания о былом, то найдет ее в нынешних событиях на Земле Израиля, которые были предсказаны в шестнадцатой главе пророка Иеремии: «Посему вот, приходят дни, речет Господь, когда не скажут боле «сущ Господь, который вывел сынов Израиля из земли Египетской», но — «сущ Господь, который вывел сынов Израиля из земли северной и из всех земель, куда изгнал их»; ибо верну Я их в землю, которую дал Я отцам их».

Иван Айвазовский. Переход евреев через Красное море (фрагмент). 1891
Иван Айвазовский. Переход евреев через Красное море (фрагмент). 1891

Та же идея, но в обновленном современном воплощении. Если кому доведется отвечать на вопрос сына или внука о правдивости Библии, то пусть возьмет все пророчества об изгнании и возвращении Израиля, а потом покажет ему Израиль современный, вместивший уже больше половины евреев мира, и больше не будет вопроса…

Но я слышу со всех концов мира: а где тут место нам? Да, величайшие идеи вселенского бытия сокрыты в символике Исхода Израиля и еврейской пасхи, но где там место всем остальным людям?

Если мы принимаем за основу, что библейские праздники — это не фольклор, а раскрытие смысла истории человечества, то посмотрим на праздник пасхи как на символ освобождения всего человечества от порабощения материальным и принятие примата духа и добра. Вместо параноидальных кривдовещателей о первообразии экономики и социальных проблем — обращение к возвышающим аспектам веры, теологии, высокой культуры и мысли. Отринутие примитивного идолопоклонства вещизма и материальной науки. Отторжение рабской психологии лжецов и подхалимов, виновящих в своем животном несчастии всех, но никогда не себя. Приближение к счастью духовного постижения возвышенного в эстетике, молитве и мышлении. Путь к высшему и постижение Всевышнего. Вместо того, что есть Египет в жизни каждого из нас.