Будь бдителен! Агент не дремлет
Будь бдителен! Агент не дремлет

Бывший директор музея «Пермь-36» Татьяна Курсина заявила в эфире «Радио Свобода», что ведет переговоры с властями Пермского края и рассчитывает, что при участии врио губернатора Пермского края Максима Решетникова управление музейным комплексом «Пермь-36» вернется обратно к старой команде из автономной некоммерческой организации (АНО) «Пермь-36», признанной ранее иностранным агентом.

В передаче, посвященной показу фильма Сергея Качкина «Пермь-36: отражение», на вопрос журналиста, надеется ли Курсина и Виктор Шмыров, что ситуация с музеем изменится, Курсина заявила:

«На самом деле сегодня я должна сказать, что вновь появилась надежда, потому что начался новый раунд переговоров. И мы рассчитываем на нового человека, пермяка, получившего образование в Перми. Это будущий губернатор Пермского края, если я правильно понимаю. Речь идет о Максиме Решетникове. И мы ведем переговоры о том, чтобы изменить судьбу музея «Пермь-36». То есть шанс уйти от нелепой травли, от нелепых попыток создать музей «вохры» или какого-то архитектурного комплекса есть. И мы очень надеемся, что буквально в течение ближайшей недели этот вопрос должен быть решен».

Что значит «изменить судьбу музея»? Почему переговоры о нем ведет не нынешний, а бывший директор? Она надеется вернуться к руководству музея «в течение недели»? Иначе трудно понять, чем вызван такой невиданный оптимизм бывшего директора «Перми-36». Возможно, это попросту блеф или бахвальство, возможно — неуклюжая попытка оказать давление на недавно назначенного врио губернатора, а возможно, речь идет совсем не о том, что музей «Пермь-36» опять попадет под управление «иностранных агентов» и любителей бандеровцев, а о чем-то другом. Но береженого бог бережет, поэтому напоминаем:

АНО «Пермь-36» управляла музейным комплексом бывшей колонии для особо опасных преступников ИТК-36 до 2014 года. После сообщений в СМИ о том, что в «Перми-36» героизируют бандеровцев, полицаев и «лесных братьев» за счет западных политических фондов, министерство культуры Пермского края изъяло музей из управления некоммерческой организации.

Весной 2015 года АНО «Пермь-36» была отнесена к иностранным агентам по итогам проверки региональным министерством юстиции. До этого АНО была оштрафована на 300 тыс. рублей, а ее руководитель Татьяна Курсина — на 100 тыс. рублей за отказ зарегистрировать «Пермь-36» в качестве иностранного агента.

По данным СМИ, АНО «Пермь-36» с девяностых годов получала финансирование из иностранных фондов, известных помощью в организации так называемых «оранжевых революций»: фонд Чарльза С. Мотта (США), фонд в поддержку демократии — NED (США), фонд Форда (США), Институт «Открытое общество» — Фонд Сороса (США), фонд Белля (Германия) и других.

При прежнем руководстве в музее заявляли, что заключенные этой колонии были «диссиденты, инакомыслящие, активные борцы за права человека в Советском Союзе, противники коммунистического режима, поборники национальной независимости порабощенных народов — политики, общественные деятели, писатели, ученые — люди, чьи идеи и усилия способствовали крушению человеконенавистнического режима». Однако затем оказалось, что так называемыми политзаключенными были в основном бывшие эсэсовцы, пособники фашистов на оккупированных территориях (члены ОУН [организация, деятельность которой запрещена в РФ], «лесные братья», власовцы и пр.), а также осужденные за измену Родине в более поздние периоды.

В дальнейшем член правления АНО «Пермь-36», известный диссидент и в прошлом заключенный ИТК-36 Сергей Ковалев в эфире «Радио Свобода» подтвердил, что основной контингент колонии составляли бандеровцы с Западной Украины и «лесные братья» из Прибалтики: «Самый большой контингент были литовские, латвийские и эстонские «лесные братья» и западно-украинское сопротивление — так называемые бандеровцы, как теперь их называют и клянут… И, в общем, я вам скажу, это были очень хорошие люди… И украинцы-западники — это были замечательные люди… Навешали им бог знает чего: и зверства, и жестокости, и разное прочее. А они воевали за свою Родину».

Другой член правления музея, Алексей Симонов, также крайне положительно отозвался о бандеровцах: «Ребята, которые были обозваны бандеровцами, — это же благороднейшие прелестные люди! Прелестные! Я с ними знаком. Я горжусь, что я с ними знаком».

Леонид Обухов, руководитель научно-исследовательской работы АНО «Пермь-36», придерживался такого же мнения: «Лесные братья» и бандеровцы боролись за независимость своих республик, и теперь в этих суверенных государствах их считают героями национально-освободительной борьбы. Они имеют на это полное право».

Наконец, Виктор Шмыров, директор АНО «Пермь-36», также высказывался по поводу движения Степана Бандеры, известного геноцидом евреев, поляков, русских и несогласных украинцев: по его словам, ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) до 1945 года воевала с фашистами, а потом стала воевать с Красной армией. «У них тоже своя правда», — считает Шмыров.

Такая позиция прежнего руководства по героизации борцов с СССР была связана с определенной политической позицией. Так, в 2012 году директор музея Шмыров в интервью телеканалу НТВ открыто признал: «Мы занимаемся действительно антисоветской деятельностью, тут ничего не попишешь. Мы занимаемся целенаправленно, последовательно антисоветской деятельностью».

На искажении истории в музее вследствие «антисоветской» политической позиции обращали внимание историки, общественники, ветераны данной колонии, служившие в ней в советское время. Председатель совета ветеранов колонии ИК-35 Владимир Кургузов впервые поднял эту тему в интервью газете «Аргументы и факты». В 2012 году ветераны колонии провели круглый стол «Пермь-36: правда и ложь», где подробно рассказали о происходящих фальсификациях истории.

Однако в «Перми-36» шли дальше обычной «антисоветской деятельности». В методических пособиях и «научных» сборниках, издаваемых музеем «Пермь-36», предлагалось отказаться от «Мифа о победе», от «иллюзии — Советский народ как жертва и победитель — с одной стороны, немецкие захватчики и коллаборационисты-предатели». На зафиксированной на видео экскурсии сотрудник «Перми-36» Надежда Третьякова учит посетителей музея тому, что Советский Союз является еще более преступным государством, чем фашистская Германия:

«Ну, а чем они [советское руководство] были лучше фашистов?.. Знаете, они даже хуже фашистов! Потому что, по крайней мере, в Германии женщин и детей своих не расстреливали, а у нас просто геноцид собственного народа был! Это абсолютно нормально было в те времена, понимаете! 40 миллионов репрессированных за 25 лет! А в войне знаете, сколько миллионов погибло? 25 миллионов!»

«Пермь-36» была также широко известна форумом «Пилорама», в котором участвовали такие известные представители либеральной интеллигенции, как Сергей Ковалев, Людмила Алексеева, Валентин Гефтер, Дмитрий Орешкин, Михаил Федотов, Ирина Ясина, Глеб Павловский, Михаил Дмитриев, Лилия Шибанова, Арсений Рогинский («Мемориал»), Алексей Симонов, Владимир Лукин, Никита Белых, Марат Гельман, Ольга Романова, Юрий Шевчук, Артемий Троицкий, Андрей Макаревич, Людмила Улицкая и другие.

В дискуссиях форума происходило обсуждение путей смены режима, перспектив «белоленточного» движения. На «Пилораме-2012» Сергей Ковалев выразил общую позицию участников и заявил о необходимости в России «мирной перемены власти, бескровной революции».

Однако, музыкальная рок-программа форума адресовала скорее к свержению власти по типу украинского майдана. Несколько дней тысячи молодых людей слушали песни со словами: «Я готова, а ты готов поджигать ночью машины ментов?!», «Будет по-плохому… — рваные погоны на бегущих ментах», и «Ваш Путин — фашист!».

Руководство музея «Пермь-36» подозревали в помощи силам, которые готовили майдан в России. В интервью пермской газете «Звезда» Виктор Шмыров заявил, что его организация собирается создать на базе музея некий «Европейский просветительский центр культуры демократии», который бы готовил местную элиту в прозападном ключе: «Первое — это депутаты органов местного самоуправления. Второе — администрация местного самоуправления, третье — гражданские организации и гражданские активисты и, наконец, четвертое — СМИ и гражданское общество».

Программу для этого центра должна была создавать прозападная «Московская школа гражданского просвещения», финансируемая иностранными фондами и потому официально признанная иностранным агентом. А в 2011 г. Шмыров журналу «Человеческое измерение» заявил, что хочет сделать закрытый лагерь для молодежи на острове «Дикий» рядом с музеем, где он купил землю. В 2012 году фамилия Виктора Шмырова всплывала в связи публикацией переписки на Lifenews, где представители Госдепа США рекомендовали ассоциации «Голос» проводить расчеты через него.

Наибольший размах деятельности и поддержку со стороны властей Пермского края музей получил при губернаторе Олеге Чиркунове, который ушел в отставку в 2012 году.

Ветераны МВД, ФСИН, историки и общественники не раз обращались к губернатору Пермского края Виктору Басаргину и президенту РФ Владимиру Путину с тем, чтобы пресечь деструктивную деятельность АНО «Пермь-36». В результате в 2014 году музейный комплекс был изъят у АНО «Пермь-36» и передан в управление министерству культуры. Это вызвало шквал критики со стороны ведущих западных изданий, включая New York Times, Wall Street Journal, в которых утверждалось, что прекращение прозападной деятельности музея — дело рук Путина.

6 февраля 2017 губернатор Виктор Басаргин ушел в отставку. Теперь, как видно из интервью Курсиной, отодвинутое бывшее руководство почему-то рассчитывает на поддержку временно исполняющего обязанности губернатора Максима Решетникова. Скорее всего, зря.

Читайте развитие сюжета: Реванш состоится? Иностранные агенты хотят вернуться в музей «Пермь-36»