В Удмуртии полиция изымает детей, опираясь на лжесвидетельства

Для изъятия детей из семьи полицейские из Удмуртии воспользовались показаниями бабушки, которая не погнушалась откровенной ложью, лишь бы насолить своей дочери — матери отнятых детей

Ижевск, 26 февраля 2017, 19:26 — REGNUM  В поселке Ува Удмуртской Республики сотрудники полиции, опираясь на лжесвидетельства, показания, полученные под давлением полиции и с пренебрежением почти всеми возможными процессуальными нормами, изъяли из благополучной и не самой бедной по местным меркам семьи двоих детей. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщила 26 февраля председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) Ксения Крылова.

«Случай для нашей тихой Удмуртии вопиющий, особенно цинично то, что всё это творится на фоне объявленной президентом РФ Владимиром Путиным борьбы с ювенальным злом», — подчеркнула правозащитница.

Рассказывая о творящемся по ее словам ювенальном беспределе в республике, активистка РВС перечислила ряд допущенных сотрудниками полиции, в частности инспектором отдела по делам несовершеннолетних (ОДН) ММО МВД России «Увинский» майором Н.В. Дьячковой, правонарушений, с помощью которых дети были отняты у семьи. А потом, когда в дело вмешались активисты РВС, полицейские попытались прикрыть свой правовой нигилизм.

Первое что выяснилось буквально на первом же судебном заседании 8 февраля 2017 года, это то, что основанием для изъятия детей послужило взятое инспектором ОДН майором Дьячковой объяснение бабушки, испытывающей к своей дочери крайнюю неприязнь. «Такую, что на первом заседании суда она как ни в чём не бывало свидетельствовала о несуществующих судимостях своей дочери и такого же рода приводах в милицию», — отметила Крылова.

Читайте также: Зауралье и Югра: «дела о шлепках» — дела об изъятых из семей детях

Примечательно и то, как майор работала с другими участниками этой истории. Кроме бабушки детей объяснения также были получены с отца детей и их дедушки. Который также на первом же судебном заседании заявил, что писал объяснение под диктовку инспектора Дьячковой. Либо не зная, либо пренебрежительно отнесясь к прописанным на такие случаи процедурам, инспектор Увинского ОДН без согласия и присутствия законных представителей ребёнка и положенной в таких случаях видеозаписи, взяла с восьмилетнего впоследствии отобранного мальчика объяснения.

«Таким образом, три последних объяснения — это просто калька с бабушкиного. Написаны одинаковыми фразами, и факты перечисляются в одной и той же последовательности. То ли майор Дьячкова торопилась и не подумала, что выглядит это как минимум подозрительно, то ли ещё что», — подчеркнула Крылова.

В ряд правонарушений активистка РВС отнесла и проведенную два дня спустя после получения от родственников объяснительных психологическую экспертизу одного из мальчиков. Ее без предварительного согласия родителей, а также без присутствия на встрече психолога с ребенком законных представителей последнего, провела психолог-педагог МУ ДО «Увинского дома детского творчества» Н.М. Залетдинова. То есть, по сути, незаконно.

Читайте также: Большая стирка, или Как выполнить поручение Путина без профанации

Крылова обратила внимание и на сопровождавшие это дело временные несоответствия, которые, как она утверждает, также указывают на то, что действия инспектора ОДН Дьячковой противоречат российскому законодательству.

«Вышеописанные объяснения взяты 21 декабря 2016 года, психологическая экспертиза — 23 декабря 2016 года, а детей по статье 77 СК РФ «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью», из детских учреждений забрали только 27 декабря 2016 года. Видимо, именно там детям и угрожали родители, а до этого целых пять дней этой угрозы не было… Причем акт осмотра жилищно-бытовых условий места, где живут дети, который положено делать до отобрания и акт отобрания детей, работниками опеки составлены не были», — утверждает активистка.

Активисты РВС в действиях сотрудников Увинской полиции увидели и такие нелицеприятные факты, как круговая порука. Видимо из корпоративной солидарности участковый полицейский, младший сержант А.С. Голубев, в запрошенной у него работниками ОДН характеристике на мать детей прямо лжесвидетельствует о том, что она — мать «постоянного трудоустройства не имеет и живёт случайными заработками». «И это когда человек с 1999 года официально трудоустроен на госпредприятии и работает главврачом на одном из местных ветеринарных участков. Очевидно, работникам Увинского межмуниципального отдела МВД России так нужно было представить мать в негативном свете, что они пошли на прямую ложь», — уточняет Крылова.

В заключение правозащитница отметила, что, несмотря на то, что дедушка и отец от своих объяснений, данных против матери, отказались, а отец подал в опеку заявление о возвращении ему детей — так как на основании постановления «угрозой» им является мать, детей не вернули. И, более того, администрация муниципального образования поселок Ува вынесла постановление об отобрании по ст. 77 СК РФ («Непосредственная угроза», когда ребята почти месяц оторваны от родителей!) уже на отца и подала иск об ограничении его в родительских правах. Судье, к которой одно за другим пришли эти два дела, пришлось объединить их в одно.

«Здесь приведены лишь самые вопиющие факты. Существует ещё масса других пикантностей, как-то, что до вмешательства в дело активистов РВС, родителям, не ограниченным в родительских правах, хамили и не позволяли видеться с детьми. Что Следственный комитет, который инкриминирует матери статью 117 ч.5 УК РФ — истязания, хотя активистам РВС нигде не удалось получить внятного ответа о наличии хотя бы одного акта о снятии побоев. Что после отказа дедушки и отца от объяснений, работники СК, видимо пытаясь спасти разваливающееся дело, оказывали на них беспрецедентное давление (есть аудиозапись), пугая «ответственностью за дачу ложных показаний». А надо понимать разницу между объяснениями и показаниями», — заключила Крылова.

Как сообщало ИА REGNUM, в Челябинской области активистами РВС был выявлен случай вопиющего нарушения прав родителей, поставивший на грань разрушения многодетную семью с родными детьми. Поводом для вторжения социальных служб послужили наветы одного из родственников, оговорившего родителей в избиении детей.

Как сообщили представители родительской общественности, в Саткинском районе по доносу родной бабушки о якобы жестоком обращении с детьми у родной матери с применением физической силы в конце января 2017 года был отобран ребенок. Затем его поместили в Саткинскую Центральную районную больницу (ЦРБ).

По словам матери ребенка, на нее было оказано психологическое давление с угрозами лишения родительских прав, если она откажется подписывать документы, сформированные социальными службами.

Читайте ранее в этом сюжете: Махровая ювенальщина в глубинке — или как «закон о шлепках» разрушает семьи

Читайте развитие сюжета: МВД по Удмуртии провело проверку по факту сообщения об изъятии детей

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail