Дело Чудновец как маркер пробелов в законодательстве

Юристы и общественники обсуждают системные ошибки и несовершенства в законах, выявленные в ходе публичного рассмотрения резонансного дела о репосте

Екатеринбург, 14 февраля 2017, 10:52 — REGNUM  В России судебная практика в делах о репостах в интернете находится в зачатке. Но уже сделано немало ошибок, считают эксперты. Порой непредумышленное нажатие кнопки в социальных сетях может отправить человека в места лишения свободы. Именно так произошло с делом воспитательницы из Екатеринбурга Евгении Чудновец, резонансное дело которой разбиралось на прошлой неделе в Общественной палате России, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Напомним, Евгения Чудновец приговорена к пяти месяцам колонии за репост трехсекундного видео, где запечатлен мальчик, над которым, возможно, производились действия сексуального характера. Именно так поняла Евгения видео, сделала репост в группе социальной сети «ВКонтакте» и сопроводила гневным комментарием. Как она говорит, с целью привлечь внимание общественности к вопиющему отношению к ребенку. В итоге Катайский районный суд, затем Курганский областной признали Чудновец виновной в распространении детской порнографии.

Если бы она не делала репост, а обратилась в полицию, то наказания бы не последовало. А так, она отправилась в места лишения свободы. При этом ещё легко отделалась: Катайский суд дал ей в разы меньше того, что изначально требовала прокуратура. Тем не менее, дело вызвало широкий общественный резонанс. На примере ее уголовного дела участники круглого стола в Общественной палате рассмотрели целый спектр существующих проблем действующего законодательства и правоприменения относительно репостов в интернете.

Мнения разошлись

Глава комиссии ОП РФ по безопасности Антон Цветков отметил, что не видит в действиях Евгении Чудновец социальной опасности и не понимает, в чем была необходимость ее изоляции от общества. Также была поднята проблема отсутствия ответственности судей, выносящих якобы заведомо несправедливый приговор.

Говоря о привлечении к уголовной ответственности за распространение порнографии, член Комиссии ОП РФ по безопасности и взаимодействию с общественными наблюдательными комиссиями (ОНК) Владимир Винницкий акцентировал внимание на то, что сдвинулись оценочные критерии порнографии. «Раньше на предмет порнографии рассматривались художественные фильмы, входящие в арсенал мировой классики. Сегодня телевизионные каналы демонстрируют такое, что не приснилось бы любому эксперту, оценивающему то или иное произведение. Согласно своему определению, порнография, во-первых, должна вызывать низменные чувства, а во-вторых, ее распространитель должен иметь специальный умысел, чтобы вызвать их у определенного круга лиц. Очевидно, что в случае с Чудновец мотивом было вызвать такую реакцию, как возмущение. Наша задача — этим дискурсом не только защитить конкретного человека, но и в дальнейшем предотвратить возникновение подобных случаев. Иначе можно причислить к порнографической информации и статую писающего мальчика», — отметил Винницкий.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова напомнила, что Чудновец решила поделиться видео, которое вызвало у нее шок. «Абсолютно непонятно решение судебной системы, что человек, который испытал шок от такого, оказался за решеткой, а разместивший эти кадры остался на свободе. Мы разъяснили Евгении ее наказание и то, какие варианты действий у нее есть, чтобы ускорить процедуру помилования», — сказала Татьяна Мерзлякова.

Кстати, сама Евгения Чудновец не считает себя виновной. А на предложение ходатайствовать о помиловании ответила отказом в пользу девушек, которые, на ее взгляд, также невинно осуждены, как и она. «Я отказываюсь от помилования в пользу трех девушек, все они осуждены на большие сроки, их разлучили с детьми, они молоды, хотят жить и любить! А мне не так уж много осталось, и если не найдется другого правового выхода, кроме помилования, я выйду на свободу 7 апреля разочарованной в нашем государстве», — заявила Евгения.

Антон Цветков также призвал представителей ОНК, посещающих «резонансных заключенных», не упускать из виду и обычных, чьи права в местах заключения чаще не соблюдаются из-за отсутствия столь пристального внимания общественности.

Муж осужденной воспитательницы, Андрей Мясников, в Общественной палате сказал о необходимости разграничения понятий «репост» и «распространение». «Репост — это безобидный жест, возможность высказать точку зрения. Тот, кто делает репост, не является автором контента и не имеет доступа к нему. Репост — мгновенная возможность поделиться уже существующей информацией, которая была размещена заранее, и совершенный абсурд — привлекать за это к ответственности. Оставлять лайки — это не преступление», — отметил Мясников.

И все же следует аккуратнее относиться к кнопке «нравится» и репостам, поскольку грань, конечно же, существует. Речь идет о распространении террористической информации, заключили собравшиеся. И порекомендовали МВД России, Следственному комитету, Генеральной прокуратуре подготовить разъяснительные материалы, инфографику, которые нужно разместить в сети интернет и соцсетях. Со стороны госорганов необходимо проводить соответствующую разъяснительную работу с пользователями социальной сети, поскольку сейчас это направление полностью отсутствует, считает Антон Цветков.

«Лишение свободы за репост — это абсурд»

Дело Чудновец не оставило равнодушным и юридическое сообщество. «На первый взгляд кажется, что действительно был факт распространения каких-либо незаконных сведений, — отмечает адвокат из Екатеринбурга Андрей Кацайлиди. — Однако, необходимо обратить внимание на доказательственную базу. Нужно доказать, что именно конкретный человек осуществил распространение, то есть именно этот человек нажал значок «репост». По сути, сам факт распространения на вашей странице каких-либо сведений не свидетельствует о вашей деятельности. Существует огромное количество примеров распространения спамов, взлома страниц в социальных сетях. Думается, что в данном случае необходимо привлекать к ответственности владельцев конкретных социальных сетей, поскольку все полномочия по контролю за размещением на их сайте информации сосредоточены именно у владельцев».

И считает крайне абсурдной судебную практику привлечения человека к уголовной ответственности с назначением реального срока лишения свободы за формальный репост. «Для примера, по делам о непредумышленном убийстве наказание назначается от года до двух лет, нередко и условное наказание. Выходит, суды назначают человеку наказание за один репост, сравнимое с совершением убийства, пусть и непредумышленного», — поясняет Андрей Кацайлиди.

Также важно обращать внимание на цель репоста. «Ведь можно разместить какое-либо видео с осуждением и призывом к обратному, с осуждением такого действия. Данный факт должен исключать привлечение к уголовной ответственности», — считает адвокат.

«Действительно, имеет место нонсенс, бессмыслица, — поддерживает коллегу кандидат юридических наук, адвокат Юлия Вербицкая. — Девушка на своей страничке в социальных сетях поделилась сюжетом, изготовленным другими людьми. С ее слов, она хотела привлечь внимание к тому, что происходило и предотвратить возможные негативные последствия. И все же необходимо учесть, что осужденная не отнесла материал в полицию, а поместила на своей странице в социальных сетях. Множество лиц имело возможность рассмотреть унижения и издевательства над ребенком. Именно это и есть по смыслу Уголовного кодекса «распространение порнографии».

Вместе с тем, выбор наказания, связанного с лишением свободы, представляется адвокату чрезмерно суровым. «Для девушки возможно было бы достаточно штрафа или иной формы возмещения вреда, причиненного несовершеннолетнему. Уголовный закон требует серьезной доработки по ряду статей относительно репостов в интернете и пока позиция законодателя далека от совершенной. С одной стороны, принимается закон о декриминализации семейного насилия, что является крайне негативным фактом, учитывая рост криминальной активности среди населения и «бытовых» преступлений, включая тяжкие телесные повреждения и убийства. С другой стороны, имеющие гораздо менее тяжкие последствия действия, связанные с интернет-активностью, влекут лишение свободы. Особенно важным является фактор отсутствия определенности в терминах и формулировках. Принимаются судебные акты, которые считаются «несправедливыми». К сожалению, такое применение «сурового закона» может повлечь дестабилизацию в обществе и разочарование в российской судебной системе», — считает адвокат Юлия Вербицкая.

Читайте ранее в этом сюжете: Прокуратура требует от суда вновь рассмотреть дело Чудновец

Читайте развитие сюжета: Жириновский дал совет осужденной за репост Чудновец

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail