Переворот 2014 года на Украине и последовавшая за ним резкая маргинализация и без того маргинальной белорусской оппозиции, безоговорочно поддержавшей не только узурпаторов в Киеве, но и все их шаги по разжиганию гражданской войны, вызвали еще один раскол в белорусском обществе. Большая часть оппозиции, в которой и раньше националисты играли не последнюю роль, целиком прониклась идеями русофобии и принялась клеймить «ватников» и «колорадов», обвиняя Россию во всех смертных грехах.

Белоруссия
Белоруссия

По накалу антироссийских настроений основные оппозиционные сайты сейчас вполне могут соперничать с рупорами украинской пропаганды. Меньшая часть оппонентов Лукашенко таких метаморфоз не приняла. Многие из них отошли от активной политики, пересмотрели свои взгляды. Сейчас некоторые из них в политику возвращаются, создавая переполох в рядах бывших сторонников, называющих их теперь «адептами Русского мира» и обвиняющих чуть ли не в государственной измене и стремлении передать белорусский суверенитет Кремлю. Недавно сайты белорусской оппозиции облетел список «ТОП-7 оппозиционеров, которые стали сторонниками «русского мира». Так ли страшны эти «адепты» и что для них Русский мир — этот вопрос ИА REGNUM задает самим белорусским политикам.

Вячеслав Дианов, №1 списка. В 2011 году был координатором массовых мирных акций, которые получили название «Революция через социальные сети». Сейчас учится в Польше, придерживается левых взглядов, симпатизирует России.

Русский язык для меня — это хорошее средство коммуникации, которое, несомненно, объединяет белорусский и русский народы. Когда люди общаются на одном языке — они друг друга лучше понимают и быстрее договариваются. Поэтому то, что белорусы в превалирующем большинстве своем говорят по-русски — считаю огромным достижением. Чем больше белорусов говорят по-русски — тем лучше.

Русской культурой я не интересуюсь и не увлекаюсь, как в принципе и любыми другими национальными, народными и этническими культурами. В плане культуры я все-таки отношу себя к потребителям культуры глобальной или мировой, среди которой свое место также занимает и ряд русских нематериальных богатств.

У меня нет иррациональной любви к России. Моя любовь к России — от и до рациональна. Россия это не только русские и русская культура — это ещё 200 народов и народностей, объединенные одним государством и мирно между собой уживающиеся. Россия — это оплот коллективизма, который заложен в русской ментальности и берет свое начало с русской общинности. Вот что я ценю в России. Ценю я большое чувство справедливости, развитое у русских, наверное, больше, чем у других народов. Русские терпеть не могут несправедливость и всегда защитят слабого. Я ценю и люблю Россию в первую очередь за её международную политику — все, что делала Россия за последние 15 лет в сфере международной политики, я встречаю стоя и бурными овациями.

Русский ли это Мир? Да, но это Русский Реалистичный Мир. Мир, без излишней патетики и эмоциональности, без иррациональной любви ко всему русскому, без религиозности и традиционализма. Но зато с Русским языком — как средством коммуникации, русским интернационализмом — как укладом многонационального устройства федеративной России, с русской международной политикой — как с ориентиром для внешней политики для Республики Беларусь.

Артем Агафонов, №2 списка. Бывший председатель Минской областной организации Объединенной гражданской партии, ныне сопредседатель оргкомитета нового движения «Гражданское согласие».

Что такое «Русский мир»? Я не раз задавал этот вопрос своим оппонентам, которые сейчас много и громко кричат о его экспансии и опасности для Беларуси. В лучшем случае в ответ получал что-то невразумительное про Путина, зеленых человечков и настойку боярышника, в худшем — тяжелый бред на грани конспирологии и психиатрии, в котором «русский мир» занимает примерно то же место, что аннунаки или «всемирный еврейский заговор» в устах поклонников других похожих теорий. В отсутствии воды в кране у них вполне могут оказаться виноваты его «адепты».

Что касается меня, то мой Русский мир — внутри меня. Он пришел туда с колыбельной, которую мама пела на русском языке, с любовью к родной природе, с пониманием себя наследником русской культуры и русской цивилизации, которые я и мое поколение должны развить и передать потомкам. Мой Русский мир абсолютно не агрессивен и не стремится кого-то покорить. Он не имеет границ и не может их кроить. Он в душах таких людей, как я. Мой друг может иметь другую идентичность, другой цивилизационный выбор — и он останется моим другом.

Но это — мой внутренний мир. Как политик и как патриот своей страны, я обязан руководствоваться ее интересами и в этом быть прагматичным, как завхоз. Как показал опыт той же Украины, ошибки в выборе стратегических партнеров могут очень дорого обойтись стране. Помимо исторических, культурных, религиозных моментов, в пользу российского вектора говорит анализ экономической и геополитической ситуации.

Не нужно быть великим экономистом, чтобы понять, что белорусскую экономику в случае разрыва с Россией ожидает скорый и неминуемый коллапс. В пользу этого говорят объемы и структура товарооборота, большая открытость российского рынка для белорусских производителей, множество технологических цепочек, зависящих от движения товаров через белорусско-российскую границу. Это — сложнейший механизм, который, хоть и дает порой сбои, но в целом работает неплохо. Если он будет разрушен — страна потеряет сотни тысяч рабочих мест, целые отрасли и крупные по белорусским меркам моногорода. Верхом наивности было бы надеяться, что это может быть компенсировано выходом на европейский рынок. Он слишком скован различными квотами и нормативами, переживает не лучшие времена, да и не ждет нас там никто.

То же и с геополитикой. В конце 20-го века хорошо было мечтать о евроинтеграции. Тогда Евросоюз был на подъеме, расширялся, инвестировал в новые страны, а постсоветское пространство с трудом и кровью преодолевало последствия развала СССР. Сейчас ЕС разваливается. Великобритания уже проголосовала за выход, а многие страны всерьез тяготятся своим членством в нем. В случае развала ЕС нам уже приготовлено «Междуморье», польский имперский проект, выдвинутый почти 100 лет назад большим «другом» белорусского народа Юзефом Пилсудским. За вхождение в Междуморье активно ратуют сейчас многие оппозиционеры, но я сильно сомневаюсь, что оно будет на пользу белорусам.

Евгений Константинов, №3 списка. Бывший председатель «Союза молодых интеллектуалов», активист Социал-демократической партии, ныне — также сопредседатель оргкомитета «Гражданского согласия».

Принадлежу ли я к «Русскому миру»? Да, друзья мои, принадлежу, ибо считаю данное понятие общемировым и культурным. Великая российская культура внесла огромный вклад в европейское (и не только) наследие. Я горд тем, что могу читать в оригинале Булгакова, Чехова и Набокова, постигать глубокую философию православного мировоззрения. И я прекрасно знаю, что русское не отрицает европейского, а существенно дополняет его. И если во всем мире известны русские имена, то и мне приятно в этом подражать миру».

Солидарна с Константиновым и Лариса Насанович, журналистка и оппозиционная активистка из шахтерского Солигорска, ныне также входящая в оргкомитет «Гражданского согласия».

Что значит «сторонник Русского мира»? Русский язык — мой родной язык. Я не противница развития беларускай мовы, скорее сторонница, но русский язык все равно останется моим родным языком, и я против того, чтобы его использование в Беларуси намеренно и насильно ограничивали. Да, я люблю русскую литературу, музыку, русское искусство. Но мне также нравится и меня привлекает литература, искусство, музыка других стран и народов. Главный критерий здесь талант, глубина содержания и смысла.

В отношении людей — для меня совсем не главное, какой национальности человек и какую страну он считает своей Родиной. Главное то, что представляет этот человек как личность, степень его гуманизма и внутренней культуры, его человечность. Да, я за развитие и сохранение с Россией взаимопонимания, честного партнерства, деловых, культурных и иных связей. За то, чтобы наши народы и дальше взаимодействовали на основе добрососедства. Не надо, кстати, забывать, что в очень немалой части граждан Беларуси есть и русская кровь. А от родства своего, древа рода, порядочные люди не отказываются при любых обстоятельствах.

Как видим, никакой пятой колонной эти люди не являются, просто они симпатизируют России и с уважением относятся к русской культуре. Но и этого достаточно, чтобы стать красной тряпкой для националистов, доминирующих сейчас в белорусской оппозиции.