В отдаленных поселках Югры люди боятся умирать и дома, и в районных больницах. Потому что смерть приносит хлопоты, сопряженные с потерей жизни здравствующих и живых людей. Усопшие неделями ждут погребения, а их похороны выливаются в настоящий фильм ужасов, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Василий Перов. Проводы покойника. 1865
Василий Перов. Проводы покойника. 1865

При этом, как уверяют местные жители, правительство Югры старается не замечать проблему.

В одном из «медвежьих углов» ХМАО, в селе Саранпауль, живет блогер и публицист Усик Маркосян. «Слабонервным не читать! Только представьте, на моторной лодке по реке, летом, неделю, перевозить гроб с телом, или застрять во льдах. Вам кажется сцена из фильмов страшилок? Нет, это в реалии сел в Березовском районе, ХМАО», — написал он в своем блоге в мае 2016 года.

Далее Маркосян напоминает, что Югра — это округ, где населенные пункты находятся друг от друга на сотни километров, между которыми «весной и осенью только редкие авиа сообщения, а летом возможно еще по рекам, если уровень воды позволяет». «Раньше только тяжело больных из Саранпауля вывозили в районную больницу. А после оптимизации медицины, сельскую больницу «оптимизировали» настолько, что маломальских больных на местах не лечат, а увозят на санрейсах в районную», — пишет Маркосян.

Случилась трагедия — умер человек в районной больнице. Как перевезти родственникам тело усопшего в село Саранпауль из районного центра Березово? «Рейсовым вертолетам запрещено гроб возить. Отдельно купить рейс, нереально дорого — 300 тыс. рублей. И это при зарплате 20 тыс. рублей. Еще вдобавок изготовить надо цинковый гроб, разрешение и прочее. Вариантов не было, поехали по реке на лодке (казанка 5М4) привезти. Прикинь! До Березова 600км, и чужие края, и реки, на казанке», — пишет блогер.

«Набрали 200 литров бензина, дозаправились еще по пути в Игриме. День заплутались в незнакомых местах, в шторм попали. В Березово приехали на 4-й день. В следующий день получили тело, погрузили в лодку, заправились, и поехали назад. На пути мотор заглох посредине широчайшей реки с огромными волнами. Через несколько часов течение реки нас прибило непонятно куда. Хорошо, что связь появилась. Позвонил в Березово и просил помощь. Приехали двое на двух лодках. Один из них на буксире потащил сломанную лодку в Березово, а в другую перегрузили тело и поехали домой. Похоронили на восьмой день», — сообщает югорчанин.

И это, по словам граждан — обычное дело. Люди с риском для жизни — «чуть не потеряли гроб с лодки, чуть сами не утонули» — в течение семи-десяти дней доставляют тела в родные края из райцентра, где в больницах умирают пациенты.

Иногда за счет дополнительных рейсов тела доставляют вертолетом, оставляя десятки пассажиров без возможности улететь. Но такое могут позволить себе в наше время окружные депутаты или значимый чиновник, уверяет Маркосян. А вот в советские годы эту функция возлагалась на местные организации, за счет централизованного финансирования. Кроме того, разрешалось перевозить покойников на бортах воздушного судна вместе с пассажирами.

Умирать в самом Саранпауле — также хлопотно. Местная больница не дает справку о смерти и нужно организовывать приезд в село судмедэксперта, а он в районе один. Привезти судмедэксперта обходится в 30 тысяч рублей — плата за «моторку».

После крика души из югорской глубинки появилось обращение к губернатору ХМАО Наталье Комаровой: «Мы, жители Саранпауля, стали заложниками перемен. Самостоятельно, без помощи властей, не можем решить проблему. Жители преклонного возраста, и даже молодые, стали категорично отказываться вылететь в райбольницу, опасаясь остаться бесхозно в морге, или создать для близких невыносимые трудности при перевозке. Уважаемая Наталья Владимировна, просим Вас, сделать все, чтобы власть взяла на себя функцию организации перевозки покойников в труднодоступные территории, и при чрезвычайных обстоятельствах, в т.ч. вернуть практику транспортировки на местных авиалиниях, а также отрегулировать деятельность судмедэксперта, без ущемления наших прав. Югра — один из благополучных округов России, и может себе позволить, чтобы ее жителей хоронили достойно. Разве не так?» (орфография и пунктуация сохранены. Прим. ИА REGNUM ).

Реакция правительства ХМАО пережила выборы. 400 граждан обратились в прокуратуру. «Когда из разных источников, в том числе и от ОНФ в Югре, экспертом которого я являюсь, выяснилось, что в последнее время часто обращения граждан доходят до адресата, и потом теряются, по советам знающих людей я обратился к прокурору округа Евгению Ботвинкину. И только после вмешательства прокуратуры округа аппарат губернатора ХМАО отреагировал на наше обращение», — поясняет Маркосян, выложив в открытый доступ ответ прокуратуры и правительства округа.

Перевозка «груза 200» совместно с пассажирами не представляется возможной на курсирующих между поселком Березово и села Саранпауль АН-2 и Ми-8,отвечает на вопросы саранпаульцев замгубернатора Вера Дюдина. Судмедэксперт может прилететь в село три раза в неделю или раз в неделю по «зимнику» при благоприятных метеоусловиях, поясняют саранпаульцам в официальном ответе чиновники. Отметим, что снизойти до саранпаульцев в правительстве округа сподобились 7 декабря. Официальная бумага пришла на днях.

«Из ответа следует, что хотя аппарат губернатора не отрицает наличие проблемы, но не предлагает никаких вариантов для решения проблемы, а перечисляет правила, которые можно прочитать в каждом аэропорту. Явно, что в нашем случае нарушаются права жителей села Саранпауль, как и граждан России», — с горечью резюмирует Маркосян.