В Тюмени вынесен приговор журналисту, блогеру и политологу Алексею Кунгурову, обвиненному в оправдании терроризма. Ему дали два года и шесть месяцев колонии-поселения, сообщили корреспонденту ИА REGNUM в областном суде.

Суд
Суд
Gosindex.ru

Приговор выносила коллегия Приволжского военного суда. Согласно филологической экспертизе, в текстах Кунгурова, размещенных в «Живом журнале», найдены признаки «публичного оправдания терроризма» (ч. 1 ст. 205.2 УК РФ). Текст под заглавием «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?», который вызвал подозрения у сотрудников регионального УФСБ, был размещен в октябре 2015 года.

Блогер был задержан утром 3 марта этого года. О случившемся на страницах его блога сообщила его супруга. «На вопрос: за что? молоденький опер ответил: «Писать можно не всё», — сообщала она. Вечером Кунгурова освободили.

До 15 июня Алексей Кунгуров находился под подпиской о невыезде. В правоохранительных органах происходящее не комментировали тогда, и не делают этого на данный момент. Сам Алексей Кунгуров поясняет, что 3 марта к нему нагрянули исключительно потому, что в этот день он собирался выезжать в Пензу, куда его пригласили на «Сталинские чтения» 5 марта. А 7 марта у него было запланировано мероприятие в Самаре, 10 марта он должен был выступать с докладом в Москве на Российском бизнес-собрании. «Так что спецоперация «Стоп-Кунгуров» была осуществлена именно для того, чтобы пресечь мою бурную общественную деятельность», — сделал выводы он в своем блоге.

По словам друзей и родных Алексея, известно, что 15 июня решение изменить меру пресечения Центральный районный суд Тюмени принял по ходатайству следствия, так как Кунгуров якобы может повлиять на свидетелей и скрыться с места проживания. Он, несмотря на предостережения правоохранителей, продолжал публиковать в своем блоге материалы, критикующие власть, и без разрешения совершал поездки в Москву, то есть нарушил подписку о невыезде. Ходатайство следствия поддержал прокурор.

Отметим, что Алексей Кунгуров считается блогером-патриотом, однако выступает против «вертикали власти». Среди прочих тем он активно освещает и события вокруг Украины и Донбасса, Ближнего Востока. Ранее у него уже были проблемы с законом — в 2007-м году его осудили по делу о клевете.

В октябре Кунгурову суд продлил меру пресечения в виде ареста до 15 декабря — в материалах уголовного дела не было лингвистической экспертизы, которая подтверждала бы обвинения ФСБ.

Когда экспертиза была сделана, 8 декабря в блоге Кунгурова в «Живом журнале» его супруга опубликовала пост. В нем доцента кафедры журналистики ТюмГУ Владимира Лысова назвали экспертом, решившимся на оценку текста блогера. Жена Кунгурова сетовала, что Алексей здоровался с экспертом за руку, то есть неприязни между ними ранее не наблюдалось. «В своём заключении Лысов пишет: «Таким образом, проанализировав текст блогера с никнеймом «kungurov», можно констатировать, что в его словесных оборотах присутствуют призывы к расколу в обществе, к конкретным, иными словами, к революционным действиям определённого характера, к дестабилизации общественно-политической жизни страны». Также он выявил у блогера «словосочетания тенденциозные, агрессивно настроенные, недвусмысленно призывающие к насильственным действиям в отношении к Президенту России», — процитировала заключение эксперта супруга блогера Кунгурова.

Из-за якобы посыпавшихся на эксперта угроз, процесс над Кунгуровым сделали закрытым. Как выяснилось позднее, экспертов было несколько — лингвистическую экспертизу проводила также филолог из криминалистической лаборатории УФСБ по Свердловской области и некий психолог. Адвокат блогера Александр Зырянов считает, что в обвинительном заключении нет доказательств вины Кунгурова, сообщается после суда в ЖЖ Кунгурова. Якобы Зырянов считает, что в экспертизах есть признаки преступления, предусмотренного статьей 307 УК РФ («Заведомо ложное заключение эксперта»). То есть обвинение Кунгурова не ставит в его деле окончательную точку, если блогер того пожелает, он может обратиться в прокуратуру.

Читайте развитие сюжета: Дело тюменского блогера Кунгурова рассмотрят в Верховном суде России