Медаль «За отвагу»
Медаль «За отвагу»

Известный российский карикатурист, врач-психиатр Андрей Бильжо решил немного реанимировать свою былую популярность и заявил на весь российский интернет, что подвиг Зои Космодемьянской — это вовсе не подвиг, а проявление шизофрении. Свой «диагноз» Бильжо поставил на страницах интернет-журнала The Insider в новой рубрике этого издания — «Диагноз недели с доктором Бильжо».

Этот самый Бильжо, который прославился в свое время благодаря телепрограмме «Итого», претендовавшей на политическую сатиру (выходила на телеканале НТВ с 1997 по 2001 годы, ведущий — Виктор Шендерович), утверждает, что якобы читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В годы перестройки эта «история болезни» таинственным образом исчезла. Но Бильжо читал. Хотя в свидетельствах путается, ибо уже сказано, что они не совпадают с датами и событиями жизни героини.

По словам Бильжо, Космодемьянская якобы страдала шизофренией и до войны несколько раз проходила курс лечения. Исходя из этого давно не практикующий врач-психиатр, претендовавший на звание политического сатирика, делает вывод, что стойкость, проявленная Космодемьянской во время казни, — это следствие её болезни, то есть шизофрении. Разбираться в медицинской терминологии, предлагаемой Бильжо, смысла нет — и так мерзко.

Всё, сказанное Бильжо о Космодемьянской, — ложь от первого и до последнего слова. Подвиг Космодемьянской — это один из тех немногих подвигов, которые очень детально изучены историками и сомневаться в котором уже давно не приходится.

Впервые подвиг Космодемьянской был подвергнут диффамации в годы перестройки. В это черное для России время часть руководства страны, взявшая курс на уничтожение коммунизма и всего, что с ним связано, сознательно проводила политику дегероизации советского периода истории России, которая впоследствии вылилась в войну с героизмом вообще.

Космодемьянская и память о ней были оклеветаны в центральной советской печати. Утверждалось, что она психически больная, пироманка, что подвига никакого на самом деле не было, а если и был, то его совершила другая диверсантка, и вообще — её предали свои. Некие медики в начале 1991 года написали письмо в одну из центральных газет, что Космодемьянская якобы страдала шизофренией и несколько раз проходила курс лечения в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко. Но историю болезни Космодемьянской якобы изъяли сразу после войны. Видимо, эти «архивные» советские газеты и читал доктор Бильжо.

Стоит отметить, что тут показания Бильжо и его коллег-медиков времен перестройки расходятся. Бильжо утверждает, что история болезни исчезла в годы перестройки, а врачи-психиатры, написавшие письмо в 1991 году, утверждают, что она была изъята сразу после войны (когда, к слову, карикатуры Бильжо еще не было даже в проекте).

Уничтожая пантеон красных героев, перестройщики знали, что это — прямой удар по самосознанию советского народа и его любви к СССР. Кампания против Космодемьянской стала одним из важных элементов гибридной войны против СССР, которая в итоге привела к его гибели.

К сожалению, в перестроечную эпоху в СССР не было развитого гражданского общества и дать отпор диффамации Космодемьянской никто толком не смог. Лишь после развала СССР подвиг Космодемьянской детально изучался историками и выводы были сделаны однозначные: мужественная девушка, добровольцем пошедшая в диверсионный отряд, в тяжелейшие дни битвы под Москвой была заброшена в составе диверсионной группы в тыл нацистов и осуществляла тактику «выжженной земли». Космодемьянская попала в плен, ее пытали и повесили. Перед смертью она не дрогнула, а обратилась к жителям деревни Петрищево (Рузский район Московской области), где проводилась казнь, с призывом не сдаваться и бить нацистов. Никакой шизофренией она не страдала, перед войной перенесла довольно тяжелое заболевание — менингит. Оправилась от него весной 1941 года, а в октябре того же года пошла добровольцем на фронт в возрасте 18 лет.

Для советских людей Космодемьянская стала святой и мученицей, погибшей за свою страну. К сожалению, официальная советская печать того времени не раскрыла всех подробностей подвига Космодемьянской, но её образ стал служить одной из опор самосознания советского народа.

Примечательно, что Бильжо как бывший психиатр и человек, наверное, неглупый, всё это очень хорошо знает. В конце концов, он закончил школу и институт еще до перестройки и история подвига Космодемьянской для него не чужая. Если уж Бильжо решил писать о Космодемьянской, то не должен был он это делать, не изучив детально историю вопроса. Если для него этика — это не пустой звук. Значит — пустой.

По логике Бильжо, подвиг Космодемьянской — это всё бред и шизофрения: ну какой «нормальный» человек пойдет в диверсанты, когда Родина в опасности, и, попав в плен, не сдаст своих товарище с потрохами — чтобы остаться в живых и получить от нацистов «вкусный гуляш»? Да еще во время казни проявит стойкость и не будет умолять палачей о пощаде? Такое может сделать только сумасшедший, шизофреник, следует из логики бывшего неглупого человека и психиатра Андрея Бильжо.

В этой ситуации хочется спросить у несчастной жертвы перестройки Андрея Георгиевича Бильжо, что он думает о «диагнозе» своего отца — Георгия Викторовича Бильжо, 1921 года рождения, во время Великой Отечественной войны — гвардии старшего сержанта, завскладом боеприпасов 347-го танкового батальона 17-й Орловской гвардейской танковой бригады (А.Бильжо зачем-то везде пишет, что его отец прошел «всю Великую Отечественную войну на Т-34», вероятно, он либо плохо знает биографию отца, либо считает, что «на Т-34» воевать престижнее, чем быть завскладом боеприпасов).

Будущий отец «психиатра» ушел на фронт 20-летним. С точки зрения его сына, уже это наверняка не очень хороший признак: кто же в здравом уме пойдет на фронт, а не побежит в тыл — где тихо и безопасно? Однако. В октябре 1943 года гвардии старшего сержанта Георгия Бильжо представляют к награждению медалью «За отвагу». Вот выдержка из наградного листа (орфография и пунктуация сохранены):

«Завскладом боеприпасов гв. ст. сержант Бильжо находясь с 2.7.42 г по 12.7.43 г на Брянском, Донском и Юго-Западном фронте под огнем пр-ка [противника] своевременно и бесперебойно под огнем пр-ка [противника] доставлял боеприпасы на передовую, тем самым давая возможность выполнения боевой задачи батальону.

Находясь на Брянском фронте, орловском направлении с 12.7.43 г по 5.8.43 г тов. Бильжо так-же не щадя своей жизни под огнем пр-ка [противника] своевременно доставлял боеприпасы на передовую.

15.07.43 г шел ожесточенный бой за дер Царевка (Орловской области) боеприпасы в боевых машинах были на исходе, путь подвоза был отрезан. Т. Бильжо призирая смерть следуя на автомашине с боеприпасами для доставки боеприпасов к боевым машинам, попал под огонь автоматчиков которые преграждали путь. тов. Бильжо закидал гранатами автоматчиков пр-ка [противника] уничтожив при этом до 10 солдат и своевременно доставил боеприпасы на передовую, обеспечив при этом выполнение боевой задачи батальону».

Этот подвиг, безусловно геройский для нас всех, очевидно, не может быть таковым для Андрея Бильжо. Потому что «налицо» все признаки сумасшествия. Ну какой психически здоровый человек поедет на машине с боеприпасами (!) под огнем противника (!!) из тыла на передовую (!!!)? Ясно же, что «нормальный» так не поступит. Какой вывод напрашивается? Дальше — больше. Если «психически здоровому» человеку преградили путь автоматчики противника (явно превосходящими силами), что он должен делать? Вероятно, сдаваться или бежать. Но уж точно — не забрасывать их гранатами, не убивать врага, чтобы потом-таки пробиться на передовую (где идет бой! где можно погибнуть!), «презирая смерть». Так каков «диагноз» сына героя Великой Отечественной войны своему отцу?

Можно было сказать, что один эпизод не тянет на диагноз — мало ли, может вел себя так под влиянием аффекта или «просто так получилось».

Однако в феврале 1945 года Георгия Бильжо опять представляют к награждению медалью «За отвагу». И за что же? Да за то же самое сумасшедшее поведение — читаем наградной лист (орфография и пунктуация оригинала):

«Участвуя в боях во 2м белорусском фронте во 2м танк бат-не [батальоне] с 14 января с/г бесперебойно четко, беспрерывно под сильным артиллерийским и минометным огнем противника обеспечивал батальон боеприпасами. В боях за станцию Берленкен, противник вел сильный артиллерийский и минометный огонь, не давая возможности к танкам доставить боеприпасы, тов Бильжо умелым и решительным действием доставил к танкам боеприпасы, чем дал возможность бат-ну [батальону] успешно отразить контратаку противника.

В бою за город Тухель тов Бильжо под артиллерийским и минометным огнем противника доставил к танкам боеприпасы чем самым дал возможность батальону успеть выполнить боевую задачу».

Тенденция, однако, не находите, «коллега» Бильжо?

Возможно, г-ну Бильжо может быть неприятно публичное обсуждение вопроса о том, был ли его отец-герой сумасшедшим. Но Зоя Космодемьянская — родная всем нам, кто помнит подвиг отцов и дедов, она родная всем гражданам стран бывшего СССР, и безнаказанно подвергать сомнению ее подвиг в нашей стране не может быть позволено никому. Тем более таким господам, как Андрей Бильжо, чье нравственное и умственное здоровье вызывает большие вопросы.

Понимает ли Андрей Бильжо, что, оклеветав Космодемьянскую, он делает то же самое в отношении своего отца? Ведь гвардии старший сержант Георгий Викторович Бильжо и красноармеец диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронта Зоя Анатольевна Космодемьянская героически сражались за одну страну — СССР и против величайшего зла в мировой истории — фашизма. Они сражались за свободу, честь и жизнь своей Родины, советского народа и совершенно сознательно не щадили своих жизней. Они не пошли с жизнью на компромисс, на сделку с совестью, не испугались, не предали и отстояли ту великую правду, которую нес советский народ миру, и которая этот мир спасла.

Если Бильжо, позволивший себе публичные рассуждения о психическом здоровье Зои Космодемьянской и о ее подвиге, это понимает, то он нравственно поврежден, если не понимает — то он поврежден интеллектуально. В обоих случаях… обидно за его отца-героя. Он этого не заслужил.