Православная культура в школе

Кому и почему нужно было очернить преподавание курсов «Истоки» и «Православная культура» в московских школах?

Алексей Соловьев, 16 декабря 2016, 21:43 — REGNUM  

29 ноября и 9 декабря 2016 года в Издательском доме «Коммерсант» почти одна за другой вышли две наделавшие много шума статьи: «Школа обещала второй иностранный, а вместо него втихаря подсунула Закон Божий» и «Генпрокуратура припадет к «Истокам», посвященные московскому опыту изучения в общеобразовательной школе курсов «Православная культура» и «Истоки», которые реализуются сегодня в рамках новой предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России».

У этих статей один автор — Александр Черных, который подобрал определенный материал на эту тему и проявил достаточную информированность в данном вопросе. Как может показаться на первый взгляд, в своих статьях он искренне встает на сторону родителей школьников для защиты их от произвола чиновников и «церковников», покусившихся на светский характер образования, их права на свободный выбор учебных курсов мировоззренческой направленности. Однако при ближайшем рассмотрении в искренность таких намерений становится трудно поверить. Более того, очевидным становится ангажированность автора и, возможно, заказной характер его статей. Попробуем разобраться в подлинных мотивах этого «журналистского расследования».

Нагнетая обстановку…

Подбирая материал для своих статей, господин Черных действует по известной схеме — находит недовольных родителей с атеистическим мировоззрением и берет у них интервью, в которых те в красках описывают свое недовольство программами, нарушающими, с их точки зрения, светский характер образования и которым, по их мнению, нет места в школе. Мнение остальных родителей во внимание не берется, поскольку это не соответствует поставленной задаче. А из уст негодующих родителей-атеистов на всю страну летят обвинения в «антинаучной манипуляции» и «давлении на детскую психику», из культурологического контекста курса вырываются элементы содержания, связанные с религиозной культурой, русскими народными обычаями, высмеиваются традиционные орудия крестьянского труда, осуждается частое использование понятий «Бог», «храм», «икона», «ангел-хранитель». В итоге этих манипуляций читателя подводят к мысли, что в московских школах идет массированная религиозная пропаганда с нарушением прав граждан, родителей на воспитание своих детей. И вот, наконец, делается главный вывод, который и выносится в заголовок первой статьи: под видом культурологических курсов родителям «втихаря подсунули Закон Божий». Цель достигнута — на программы брошена тень, родительское сообщество негодует, общественное мнение настроено в нужном направлении! Но самое интересное еще впереди.

Первый блин комом или непрофессионализм журналиста?

В начале своей второй статьи господин Черных пишет:

«С 1 сентября 2015 года… столичный департамент образования запустил в 40 школах эксперимент по обязательному (!) изучению ОДНКНР в объеме одного часа в неделю». Эксперимент по обязательному изучению? Постойте… Либо это эксперимент, участие в котором добровольное, либо вводится обязательное изучение. Трудно поверить, что московский департамент образования, всегда последовательно отстаивающий право и ценность выбора школами, родителями и обучающимися образовательных программ, решился бы вдруг в нарушение действующего законодательства на такой «эксперимент».

Читаем дальше:

«Родителям пятиклассников было рекомендовано выбрать между двумя учебниками: пособием «Православная культура» и курсом «Истоки»… Однако первая же попытка (!) департамента образования ввести «Основы духовно-нравственной культуры» в московской школе с многоконфессиональным составом учащихся обернулась совместным заявлением в Генпрокуратуру от родителей-христиан, мусульман, иудеев и атеистов».

Давайте разберемся, о чем здесь идет речь.

Начнем с того, что, во-первых, согласно действующему федеральному государственному образовательному стандарту предметная область «Основы духовно-нравственной культуры народов России» является обязательной для учащихся основной школы (5−9-й классы). Во-вторых, «эксперимент» проходит в 40 школах уже почти полтора года, а заявление в прокуратуру подала от имени небольшой группы родителей всего лишь одна из родительниц одной только школы, и совсем недавно. Как же тогда понимать выражение «первая попытка»? Ну, и, наконец, в-третьих. Курс «Истоки» изучался и продолжает успешно изучаться во многих многонациональных и многоконфессиональных московских школах еще с 2008 года, то есть задолго до введения предметной области ОДНКНР в качестве обязательной, а курс «Православная культура» изучался в школах ныне Троицкого и Новомосковского административных округов столицы, так сказать, «с незапамятных времен», когда они еще были частью Московской области. Разве автору об этом ничего неизвестно? Что же это? Проявление непрофессионализма или недобросовестное отношение к подбору материала? Может быть, и то, и другое?

Ясно одно, что эта информация очень мешает всеми правдами и неправдами доказать читателям, что этим курсам не место в Москве, да и вообще в светском образовании. Для этого нужно навесить на эти программы ярлыки ненаучности и несветскости.

Ненаучность программы или непрофессионализм журналиста?

Критикуя в своих разоблачительных статьях устами негодующих родителей содержание программы «Истоки», Александр Черных дважды обращает внимание читателей, что Российская академия естественных наук, членами-корреспондентами которой являются авторы курса, это «общественная организация, которая не имеет отношения к Российской академии наук и часто критикуется учеными».

При этом господин Черных не может не знать, что автор учебных пособий «Истоки» А.В. Камкин является еще и доктором исторических наук. Однако в его статьях об этом ни слова. Возникает вопрос: это что, снова проявление непрофессионализма, или сознательное умолчание? Оставим этот вопрос на совести автора, хотя здесь уже сложно не усомниться в искренности и объективности этого «журналистского расследования».Следует лишь отметить, что мнения по поводу содержания той или иной учебной программы, учебного пособия у каждого могут быть разные, и недостатки можно найти всегда и везде, но давать объективную оценку программе или учебнику— это дело экспертов. Программы «Истоки» (А.В. Камкин, И.А. Кузьмин) и «Православная культура» (Л.Л. Шевченко), а также учебные пособия к ним неоднократно проходили государственную экспертизу (последний раз летом 2016 года) и допущены к использованию в общеобразовательных школах.

Как уже отмечалось выше, во многих московских школах, где учатся дети разных национальностей и вероисповеданий, уже много лет ведутся и учебный курс «Истоки», и учебный курс «Православная культура». Эти курсы изучаются по выбору родителей (законных представителей) обучающихся. Никаких конфликтов или выражения недовольства ни со стороны родителей, ни со стороны учащихся по этому поводу до сих пор не было слышно. Почему? Да просто потому, что эти курсы, помимо всего прочего, еще и интересны детям, которые их изучают. В своих статьях господин Черных ни словом не обмолвился о достоинствах вышеупомянутых программ, которых при всех, возможно, имеющихся в них недостатках, несомненно, больше, чем это следует из его «профессионально» подобранного материала. Объективное рассмотрение содержания программ, учебника не входило в задачи его «расследования». А вот дискредитация, несомненно, входила. Отсюда интервью исключительно с родителями-атеистами, оперирующими вырванными из контекста понятиями для создания ощущения перегруженности программ религиозным содержанием. Каков же все-таки подлинный мотив написания этих статей? Чем можно объяснить такую рьяную активность Черных на этом фронте и такое пристальное внимание к изучению в школе православной культуры? Не хочется проводить параллели, но они напрашиваются сами.

Много шума из ничего или хороша ложка к обеду.

По странному стечению обстоятельств статьи господина Черных вышли в свет как раз в тот самый момент, когда в федеральном учебно-методическом объединении (ФУМО) по общему образованию при Минобрнауки России (заместителем председателя которого является ректор МГПУ Игорь Реморенко) проходит экспертиза примерных программ по учебному курсу «Православная культура». В прессу даже просочилась информация об обсуждении этих программ, и о том, что они будут скорее всего одобрены, поскольку никаких оснований для другого решения просто нет. Программы соответствуют нормативной базе, включают давно известное всем содержание образования по православной культуре для школы, которое было согласовано государством и Русской Православной Церковью еще в 2002 году (письмо Министерства образования от 22 октября 2002 года). При этом данные программы не имеют никакого отношения непосредственно к преподаванию курсов православной культуры в школах, не создают для этого никаких новых возможностей или гарантий, по ним нельзя осуществлять преподавание. Программы предназначаются для разработчиков учебно-методического обеспечения, методистов, специалистов, а не для учителей.

Летом этого года, когда программы по православной культуре впервые подали на федеральную экспертизу, господин Реморенко написал у себя в Твиттере: «Бомба. Предложена программа по Православной культуре с 1 по 11 класс. Нас попросили провести экспертизу до 22 авг.». Далее в комментариях он пишет: «1−2 часа в неделю на каждом уровне», — а на вопрос о том, за счет какого предмета, отвечает: «Не указано».

Мог ли не знать ректор педвуза и недавно заместитель министра образования и науки, что — по действующему в сфере образования законодательству — сегодня школа сама составляет свою образовательную программу и сама определяет количество часов на изучение того или иного учебного предмета? И что фраза «за счет какого предмета» не может быть адресована ни к какому чиновнику — любого уровня, а только к конкретной образовательной организации, ее руководящему органу? И это при том, что тот же самый господин Реморенко в интервью известному нам уже журналисту господину Черных в мае 2015 года, давая высокую оценку деятельности главного реформатора советского образования Эдуарду Днепрову, заявлял следующее: «Он впервые закрепил норму, что школа самостоятельно разрабатывает программу, по которой учит детей. Фактически, это главная методология современного российского образования».

Почему же в случае с православной культурой господином Реморенко не было дано таких же простых и понятных разъяснений для несведущих в современном образовательном законодательстве граждан? Умолчание, достойное опусов господина Черных. Но ведь надо было дать разгореться костру общественного негодования, повода для которого на самом деле не было. Так, летом в прессе разгорелись первые дебаты по поводу программы «Православная культура», которая после первой экспертизы была отправлена на доработку и потом снова, уже в ноябре, вернулась к экспертам. Теперь решение по ней должно быть принято в ближайшее время. Начинается вторая серия. Хороша ложка к обеду!

Вывод из этой истории может быть один. Верить публикациям ряда СМИ и авторов (МК, Коммерсант и ряда других, перепечатавших без проверки ложную информацию) о преподавании религиозной культуры в школе, а также деятелям, замеченным в распространении лжи по этой теме — нельзя. Это штатные пропагандисты информационной войны против Русской Православной Церкви, православных христиан (ведь они, граждане, прежде всего, выбирают для своих детей такие курсы в школе). И, добавим, против русской культуры, ее изучения, приобщения к ней детей в российской школе (курс «Истоки» основан на традициях русской культуры и направлен на приобщение к ней). Объективную информацию по этим вопросам можно получить у официальных представителей федерального министерства образования и науки, департамента образования города Москвы и других региональных органов власти, в церковных организациях, взаимодействующих по вопросам преподавания православной культуры с органами власти. Все остальные мнения, суждения по этим вопросам следует соотносить с их авторами, их интересами. И если нет реальных, не вымышленных оснований беспокоиться о свободе выбора таких курсов в школах, то все эти мнения и суждения могут иметь значение только для их авторов и круга их единомышленников, среди которых, увы, до сих пор у нас есть люди, «воюющие» с Церковью и русской культурой. Это надо иметь в виду.

Соловьёв Алексей Юрьевич — преподаватель Николо-Угрешской Духовной семинарии, член Союза писателей России, член Союза журналистов Москвы, заместитель председателя Совета Ассоциации учителей православной культуры города Москвы, почетный работник общего образования, действительный член Международной славянской академии наук, образования, искусств и культуры.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.