Каждое утро начинается теперь со снежной темы. Автомобилисты сначала откапывают машины, потом преодолевают дорогу до работы по улицам, которые убраны не до конца или не убраны вообще. Мимо окон проплывает то одно, то другое ДТП, очень много сугробов, ровно в тех же местах, где они были вчера и позавчера. Снегоуборочных машин — гораздо меньше.

Адмиралтейская набережная. Центр Петербурга.
Адмиралтейская набережная. Центр Петербурга.

Пешеходы, тем временем, пытаются перейти через сугробы у переходов или втащить детскую коляску в троллейбус с неубранного тротуара. В двадцать первом веке ежегодное явление природы снова стало стихийным бедствием.

Доехав до работы, горожане знакомятся с новостями. Сколько еще людей пострадали от падения на них снега и льда с неубранных крыш? Сколько «сосуль» упало на машины? Сколько случилось ДТП? И, главное, какую погоду обещают завтра?

Чиновники, как обычно, перекладывают ответственность. Вице-губернатор города Николай Бондаренко в четверг рассказал, что самыми неготовыми из всех уборочных компаний оказались частные компании. Как будто от этого кому-то легче. Как будто госкомпании работают заметно лучше. Как будто не власти должны контролировать, готова ли та или иная частная компания выполнить выигранный тендер.

Обсуждение проблемы происходит в замедленном режиме. Очевидно, что чиновникам не приходится лично ни откапывать машины, ни пробираться по тротуарам. Масштаб проблемы им непонятен. А горожане пускай считают, что с таким бедствием не справиться. Или утешаются новостями о количестве вывезенных самосвалов снега.

За пару недель, особенно в самые пиковые дни, снега действительно выпало куда больше обычного. Но не приходится говорить, что ничего нельзя было сделать.

Уборочные компании говорят, что у них недостаточно сотрудников и техники. А кто утверждает ли штаты и сметы — не Смольный ли? Как рассказывают городские депутаты, профильный комитет применяет метод «средней температуры по больнице». Летом нужен один сотрудник, в снегопад — двадцать, значит, наймем пятерых. Летом четверо из них будут курить на завалинке, а зимой все пятеро будут бегать, выпучив глаза, и все равно ничего не успевать.

Это уже не про стихийное бедствие, правда? Это — про управление. Если столько постоянных работников в течение года действительно не нужны, их можно нанимать сезонно. Их есть, где найти. Достаточно задуматься о проблеме за пару недель до того, как выпадет снег.

То же самое касается техники. С одной стороны, коммунальные платежи и не думают падать, так что с финансами должно быть все хорошо. Что же купили на все эти прекрасные миллиарды?

Парад уборочной техники проводили аж на Дворцовой площади. Ну и где она вся? В лучшем случае — убирает отдельные главные магистрали, оттесняя снег к улицам поменьше, проехать по которым с этого момента невозможно в принципе. А в остальном, как выясняется, техника то ли устаревшая, и тротуары убирать она не умеет, то ли вообще отсутствует.

И это — тоже не стихийное бедствие, а проблема управления. Пока из Смольного расслабленно смотрят на красивый снегопад, ничего не изменится. К проблеме нужно отнестись всерьез, тогда и выяснится, что техники должно хватать не для парада, а для уборки.

Следующая сложность знакома петербуржцам уже много лет, и она — тоже по части менеджмента. За уборку тротуаров и уборку дорог отвечают разные организации, и между собой они, судя по всему, незнакомы. Вследствие этого то в одном, то в другом районе города убирающие дорогу аккуратно закидывают снег на тротуар, после чего их конкуренты столь же аккуратно сбрасывают его обратно. Все при деле.

Наконец, сложность номер четыре, из рубрики «управление временем». Снег нужно убирать не тогда, когда у начальства закончилась планерка, и не тогда, когда дошли руки. При температуре около ноля его нужно убирать тогда, когда он уже успел растаять, но еще не успел снова замерзнуть. В противном случае мы получим то, что получаем сейчас: тротуары представляют собой сложносочиненную полосу препятствий, состоящую в разных пропорциях из снега плотного, снега рыхлого и льда. При этом смотреть под ноги — смертельно опасно, поскольку с крыши падают глыбы снега. И статистика травм в этом году от падающих сосулек уже открыта.

После потепления начнется следующий этап: на тротуарах все растает. Можно будет почти не бояться упасть, зато вероятность не испортить обувь станет нулевой. Когда жидкий снег как следует размесят, снова ударят холода, и весь этот аккуратный слой превратится в красивый каток. Привет бабушкам-блокадницам и мамам с колясками.

Но у чиновников, кажется, много других дел. Не отрываясь от планшетов, они в прямом эфире следят за судьбой задержанных бывших коллег.