Дышло законодательства: в Москве лишают жилья из-за ошибки департамента

По решению суда квартиру добросовестного приобретателя передадут городу

Москва, 5 октября 2016, 13:31 — REGNUM  По решению Нагатинского суда Москвы жительницу столицы, пять лет назад приобретшую квартиру на Елецкой, отправят на улицу. Несмотря на двух добросовестных приобретателей, жилье признали выморочным, и по иску департамента жилищной политики его передадут городу. Компенсации пострадавшей женщине не положено, зато выплатить до конца ипотечный кредит ее обяжут. В том, насколько просто в Москве лишиться честно приобретенной квартиры и почему у законопослушных владельцев отобрать жилье легче, чем у мошенников, разбирался корреспондент ИА REGNUM.

Однокомнатную квартиру на юге Москвы Елена Абрамова приобрела в 2011 году, взяв ипотечный кредит в Сбербанке. Квартира считалось «чистой»: предыдущие собственники владели жильем свыше трех лет, квартира находилась в солидной риелторской базе и прошла сквозь фильтр проверок Сбербанка. Однако спустя 10 месяцев Елена получила письмо от Росреестра, в котором сообщалось, что жилплощадь арестована. Оказалось, что маленькая «однушка» фигурирует в деле «черных риелторов».

Елена несколько раз обращалась в суд с требованием снять арест, но ей было отказано. Ей объяснили, что департамент скоро должен обратиться в суд с иском: квартира выморочная, то есть ранее принадлежала одинокому пенсионеру, не оставившему наследников. И хотя несколько лет подряд департамент не заявлял о своих правах и так и не вступил в собственность жильем после смерти первого владельца, по закону квартира все равно должна перейти в городскую собственность, а арест нужен для того, что остановить возможную смену владельцев.

Далее началась череда судебных разбирательств, подчас напоминавшая цирк. Например, в своем первом исковом заявлении, согласно приложенным документам, департамент утверждал, что ипотечный кредит Елена взяла не в Сбербанке, а в некой неизвестной кредитной организации (хотя сотрудники банка присутствовали на заседаниях), а первый владелец квартиры умер на год позднее даты, установленной судом по делу «черных риелторов» (примечательно, что в ответе на запрос ИА REGNUM в департаменте озвучили и третью дату смерти). Кроме того, в деле квартирных мошенников приобретатели жилья не фигурировали.

Читайте подробнее: Миллионный долг: кто отвечает за продажу выморочных квартир

Первое решение Нагатинского суда было в пользу ответчика: судья постановила отказать департаменту в претензии на квартиру. Департамент обратился в суд с апелляцией, и по итогам путешествия дела по инстанциям его вернули в Нагатинский суд. Который во второй раз уже встал на сторону истца: Елену постановили выселить из квартиры.

«12 сентября 2016 года судья Нагатинского суда Воронов вынес решение по моему делу в пользу департамента городского имущества города Москвы — изъял у меня квартиру, признал право собственности города Москвы на квартиру, выселил меня из квартиры. Прокурор Кононова полностью поддержала департамент. Представитель прокуратуры посчитал нормальным мое выселение на улицу при полном отсутствии моей вины. Никто и не пытался выяснить, почему власти Москвы, получив информацию о выморочной квартире еще в 2007—2008 годах, ничего не сделали для обеспечения ее сохранности и каким образом информация о квартире попала к мошенникам», — заявила корреспонденту ИА REGNUM Абрамова.

Она отметила, что, согласно материалам уголовного дела, городские органы власти и уполномоченные организации давно знали о выморочной квартире. Данные о смерти одинокого владельца квартиры были переданы в уполномоченные организации еще в 2007 году. По закону город должен был вступить в права в первых числах марта 2008 года, но не сделал этого.

По мнению Абрамовой, вся история с хищением квартиры и последующее поведение чиновников вызывает вопросы, отвечать на которые никто не спешит. «Сейчас город заявляет, что мое проживание в квартире нарушает права какого-то гипотетического очередника. Если вся информация по умершему владельцу квартиры у города была в 2007—2008 годах, то почему город не спешил передавать квартиру очередникам? Вместо очередников квартира оказалась у мошенников. Для меня было шоком узнать, что в Москве подобные истории с выморочными квартирами всплывают регулярно. Складывается впечатление, что дело поставлено на поток. Мошенников сажают, а хищения городских квартир продолжаются. Как-то уж слишком удачно организовано дело. Думаю, что такое под силу только тем, кто хорошо знаком с процедурой выявления выморочных квартир и понимает, как это использовать к собственной выгоде. Если это так, то тогда понятно желание определенных лиц не искать ответы на неудобные вопросы, а просто отнять квартиру у добросовестного приобретателя. Квартиру же вернули городу, зачем дальше разбираться? Как удобно. В следующий раз будет другая квартира, другой добросовестный приобретатель, и все повторится», — считает она.

Сейчас москвичка намерена подать апелляцию в Мосгорсуд, дождавшись письменного мотивированного решения суда. Адвокат Абрамовой Иван Скловский, в свою очередь, уверен, что законных оснований для выселения пока нет. «Надо увидеть мотивировку решения судьи. На заседании суда было сказано, что иск департамента удовлетворен в полном объеме, однако мотивы суда нам до сих пор неизвестны», — заявил он.

В связи с тем, что квартира оказалась выморочным имуществом, статья 302 Гражданского кодекса РФ формально позволяет истребовать квартиру в пользу города вне зависимости от добросовестности ее последнего приобретателя. Неужели даже при самом благоприятном стечении обстоятельств положительных перспектив для решения столичного суда в пользу законопослушных собственников практически нет?

Как отметил в комментарии корреспонденту ИА REGNUM юрист Ильяс Вахитов, в подобных ситуациях можно попробовать отстоять свои права с помощью института исковой давности. «Юристы об этом знают и к этой возможности прибегают регулярно. Но здесь есть определенные сложности. По закону срок исковой давности исчисляется либо со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, либо со дня, когда должно было узнать об этом. В практике московского городского суда имеются интересные прецеденты, связанные с этим вопросом. В ряде дел (их единицы) суд пришел к выводу о том, что московские чиновники в ситуациях как у Елены Абрамовой должны были узнать о нарушении своего права в процессе проведения установленных нормативными документами мероприятий по выявлению выморочного имущества. Примечательно, что эти решения касаются квартир, которые фигурировали с квартирой Елены в одном уголовном деле. Поэтому было удивительно услышать об изъятии у Елены Абрамовой квартиры и ее выселении», — пояснил Вахитов.

По мнению юриста, статья 302 Гражданского кодекса РФ должна применяться во взаимосвязи с положениями Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, участницей которой является Россия. По его словам, судам достаточно обратиться к правовым позициям Конституционного суда РФ и Европейского суда по правам человека по вопросу необходимости обеспечения баланса между публичными интересами и интересами частного лица.

«Например, Европейский суд по правам человека неоднократно обращал внимание на то, что российские суды, применяя соответствующие положения национального законодательства (статья 302 Гражданского кодекса РФ), не проводят анализ ситуации с точки зрения обеспечения баланса интересов. На этот дефект российского правосудия Европейский суд по правам человека обращал внимание в 2011 году при рассмотрении жалобы «Гладышева против России» и в 2015 году при рассмотрении жалобы «Столярова против России. Несмотря на общую негативную тенденцию в очень редких случаях судьи все же отказывают органам власти в изъятии квартир от добросовестных приобретателей со ссылкой на Конституцию РФ и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Кстати, подобные решения имеются и в практике Нагатинского суда», — уточнил он.

Упоминая Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Вахитов подчеркнул, что речь идет не о противопоставлении положений международного договора нормам национального законодательства, а о таком применении национального законодательства, которое соответствовало бы тем обязательствам, которые Россия добровольно на себя приняла.

«Руководство страны неоднократно заявляло о том, что Россия является последовательным приверженцем добросовестного выполнения принятых на себя международных обязательств. Вызывает сожаление, что подобные заявления не соответствуют текущему положению дел в сфере изъятия недвижимости от добросовестных приобретателей по искам представителей государства, — сообщил юрист. — У суда в деле Елены Абрамовой были все возможности для ее защиты от московских чиновников, которые так или иначе восемь лет назад недосмотрели за городской квартирой и фактически способствовали ее хищению. Пока ответственность за ошибки или халатность чиновников возложили на добросовестного приобретателя».

Пока складывается ощущение, что шансов отстоять квартиру у Елены Абрамовой и иных добросовестных приобретателей в российских судах практически нет. Да и вовсе получается, что приобретение в Москве любого жилья — это лотерея, а «вторичного» жилья — и вовсе лотерея двойная. Сначала приобретатель рискует столкнуться с выморочной квартирой, которая затем все равно отойдет государству, сколько бы лет ни владел ей предыдущий покупатель, так как свои права департамент может завить и через восемь лет после смерти первого владельца. А затем покупатель, уже лишенный квартиры решением суда, обязан выплатить за нее ипотечный кредит, если обращался в банк за деньгами. Такими темпами квартирный вопрос в столице рискует превратиться в квартирный тупик.

Читайте ранее в этом сюжете: «Синдром разочарованного продавца»: в Москве спад спроса на «вторичку»

Читайте развитие сюжета: Надежда на справедливость?: Департамент не смог выкинуть москвичку на улицу

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail