Федеральные власти продемонстрировали неуважение к горожанам, не посчитавшись с их мнением относительно установки мемориальной доски финскому маршалу Карлу Маннергейму в Петербурге. Отсутствие реакции на протесты петербуржцев, требующих снять доску, лишь подтверждает наплевательское отношение к мнению людей. Таким мнением в беседе с корреспондентом ИА REGNUM поделился историк, краевед, член Топонимической комиссии Санкт-Петербурга Алексей Ерофеев.

Доска Маннергейму после очередной порции краски
Доска Маннергейму после очередной порции краски

Доска Маннергейму была установлена в июне текущего года на здании военной академии на Захарьевской улице в присутствии Сергея Иванова, на тот момент главы администрации президента, и министра культуры Владимира Мединского. С момента открытия доску Маннергейму как минимум трижды заливали красной краской. Последний по времени случай произошел 8 сентября, в День памяти жертв блокады. Кроме того, у доски постоянно проходят пикеты и другие акции протеста.

«Наверное, уже рекорд побит: памятную доску поливали краской уже столько раз за короткий период времени. Мне, честно говоря, жалко работу автора, потому что сама по себе доска очень качественная, — отмечает Алексей Ерофеев. — Реакция большинства горожан говорит о неприятии. И это объяснимо, потому она была установлена в год 75-летия начала Великой Отечественной войны, когда финские войска тоже объявили нам войну. Это просто неуважение к памяти ленинградцев. Нужно было прислушаться к их мнению до того, как устанавливать эту доску».

Служба Маннергейма в царской армии достойна уважения, не отрицает историк. Однако в период Великой Отечественной войны «была совершенно другая история». Чтобы понять, насколько «велики» его «заслуги», можно поехать в город Лодейное Поле в Ленинградской области, предложил Ерофеев.

«Представители администрации или краеведческого музея расскажут о том, как финские войска бомбили Лодейное Поле, шли в Карелию и там захватывали территории, которые Финляндии никогда не принадлежали. И если бы мы не освободили Тихвин в 1942 году, то был бы реализован план замкнуть второе кольцо блокады», — напомнил историк.

Нельзя забывать о том, что Маннергейм воевал против Советского Союза, и цена его союзу с Гитлером — множество жизней советских солдат и мирных жителей, напоминает специалист: «Эта чаша перевесит все предыдущие заслуги».

«А отношение к горожанам тех, кто инициировал установку доски, — это неуважение, — продолжает Алексей Ерофеев. — Приехали, открыли. Посчитали, что они могут делать всё, что захотят».

По мнению историка, продолжающиеся уже почти три месяца акции протеста доказывают, что петербуржцы выражают свое неприятие появлению доски Маннергейму.

«Почему власть не реагирует? Наверное, ей действительно наплевать. Представители федеральной власти, вероятно, считают, что они могут в любом городе делать то, что они захотят, не считаясь с мнением ленинградцев, петербуржцев, что их мнение единственно правильное», — недоумевает Алексей Ерофеев.

Он также напомнил, что еще при губернаторе Владимире Яковлеве шли первые разговоры о том, что «Маннергейма надо увековечить мемориальной доской», однако градоначальник тогда оперировал мнением большинства горожан, что фигура эта — крайне неоднозначная, и доску ему ставить нецелесообразно.

В качестве возможного компромисса для разрешения сложившейся сегодня ситуации историк предложил рассмотреть возможность переноса доски куда-нибудь подальше от глаз петербуржцев.

Читайте также: «Маннергейма вон из Ленинграда»: в Петербурге митинговали против позора

Напомним, ранее была надежда на то, что доска Маннергейму будет демонтирована властями до 8 сентября. Именно в этот день истекал срок, когда комитет по культуре должен был предпринять меры в связи с фактом незаконной установки доски, зафиксированным администрацией Центрального района Петербурга. Однако до сих пор это не сделано.

На 14 сентября назначено судебное заседание в Смольнинском районном суде, куда поступил иск петербуржца Кузнецова П.А. к властям города. Как считает заявитель, появление доски Маннергейму умаляет его человеческое достоинство как гражданина России и жителя Санкт-Петербурга — Ленинграда.

Читайте ранее в этом сюжете: Черного кобеля не отмоешь добела, но доску Маннергейму чистят в 4-й раз

Читайте развитие сюжета: Мединскиий уклонился от ответа на вопрос о доске Маннергейму