Деревья в городе
Деревья в городе
Павел Ищенко © ИА REGNUM

В 2015 году в Воронежской области было построено более 1,6 млн квадратных метров жилья. Этот показатель растет год от года: за пять лет он увеличился в полтора раза. Свободной земли, пригодной для такого прибыльного бизнеса, все меньше и меньше. Особенно в Воронеже. Особенно в привлекательных районах города. Поэтому год от года все больше и больше конфликтов между общественностью и бизнесом. Активисты борются за сохранение лесов, садов, парков. Органы власти и правоохранители пытаются сделать вид, что помогают им, принимая громкие решения и возбуждая дела по особо резонансным случаям. Корреспондент ИА REGNUM попытался разобраться, почему каждый год бюджет города терпит многомиллионные убытки из-за незаконной вырубки деревьев, а ущерб не возмещается.

Дела возбуждаются только по 50% незаконных вырубок

Только в 2015 году управление экологии Воронежа направило в отделы полиции и прокуратуру материалы по 49 случаям, при которых было вырублено почти три тысячи деревьев. Общий ущерб от этих действий составил более 30 млн рублей. Сумма в рамках бюджета города весьма внушительная. По словам и.о. руководителя управления Натальи Ветер, почти столько же город в год тратит на уход за зелеными насаждениями. Но из 49 случаев уголовными делами стали только 25. В возбуждении остальных было отказано.

«На сегодняшний день, ситуация катастрофическая. У нас не работает система наказания в части нарушения законодательства в сфере охраны окружающей среды. И может быть, те проблемы, которые мы получаем на территории городского округа — это следствие бездействия определенного круга лиц», — считает Наталья Ветер.

В пресс-службе УМВД по Воронежской области корреспондента ИА REGNUM сразу предупредили, что на подробный ответ по запросу рассчитывать не стоит. Свое обещание в УМВД сдержали, даже перевыполнив «план»: из девяти случаев, которые ИА REGNUM просил пояснить, без ответа остались четыре.

В четырех случаях дела, действительно, не были возбуждены. Так, по материалам о вырубке на улице Ипподромная, 68б (срублено 6 деревьев, ущерб 79 тысяч рублей), на улице Лизюкова, 8 (9 деревьев, ущерб 64 тысячи рублей) и на улице 45-й Стрелковой дивизии, 267 (5 деревьев, 61 тысяч рублей) в возбуждении уголовного дела отказано из-за «отсутствия события преступления». В случае с вырубкой пяти деревьев на Ленинском проспекте, 45 (ущерб составил 55 тысяч рублей) дело все-таки было возбуждено, но в скором времени приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

При этом в управлении экологии искренне удивляются аргументам, которые приводятся в постановлениях об отказах в возбуждении дел. К примеру, в документе, который пришел в ответ на материалы, собранные по факту вырубки 34 деревьев при строительстве магазина (ущерб экологии — 38 тысяч рублей), говорится: «На фототаблице видно, что пни вырубленных деревьев торчат из-под фундамента здания, бордюров и трещин в асфальте, соответственно, данные деревья выросли без участия человека, т. е. самостоятельно движимые природными свойствами; соответственно затраты средств на саженцы и уход не производились. Рост деревьев разрушал здание, бордюры и асфальт, на укладку которых были затрачены силы и средства». Дело не возбуждено из-за отсутствия события преступления.

Формальное возбуждение

Сразу же после заявления Натальи Ветер в июне, на Первом открытом форуме прокуратуры Воронежской области глава ведомства Николай Шишкин рассказал корреспонденту ИА REGNUM, что никаких трудностей в возбуждении уголовных дел по незаконным вырубкам нет — дела возбуждаются и в городе, и по области.

«Нет никаких проблем. Единственное, специалистам делаем запрос, для того чтобы они оценили, есть ли там основания для возбуждения, потому что должен быть определенный материальный ущерб», — сказал Николай Шишкин.

К слову, под уголовное дело попадают все случаи, при которых ущерб составляет более пяти тысяч рублей. В случае с вырубками, практически каждое: к примеру, компенсационная стоимость сосны составляет три тысячи рублей (в зависимости от состояния дерева), также к этому прибавляются коэффициенты, если дерево росло в особо охраняемой зоне, водоохраной или других. Ущерб рассчитывается умножением на пять. Таким образом, от вырубки сосны стоимостью пять тысяч рублей бюджет несет ущерб в 25 тысяч рублей.

Однако, как показывает практика, даже если дело возбуждается, до суда оно доходит редко.

«Уголовные дела возбуждены, но ни одно дело пока не доведено до конца. Нет ни компенсации ущерба, ничего. Эти дела не переданы в суд, тишина. По всей видимости, идет расследование, но прошло уже полтора года», — говорит Наталья Ветер.

В пресс-службе УМВД по Воронежской области рассказали о судьбе некоторых дел. Но она весьма печальна: практически по всем возбужденным делам с самым большим ущербом следствие приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». Такие решения были приняты по ранее возбужденным делам о вырубке тысячи деревьев по адресу Егоровская, 53а (ущерб — 3 млн рублей), 1486 деревьев на улице Серафима Саровского, 175 (ущерб 23,3 млн рублей), а также по делам о рубке нескольких десятков деревьев в поселке Рыбачий и на улице Героев Сибиряков. Еще одно крупное дело — о вырубке 72 деревьев и ущербе в 1,2 млн рублей на Дачном проспекте, 226а, «снято с учета в связи с отменой постановления о возбуждении уголовного дела».

В недрах прокуратуры об этом говорят с неохотой. В ответ на многостраничный запрос редакции и.о. начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью А.А. Иващенко ответил четырьмя абзацами. В кратком пересказе: дела возбуждались, приостанавливались, по некоторым — отказывали в возбуждении.

«В ходе текущего надзора прокурорами отменялись вышеуказанные принятые процессуальные решения, а также вносились требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных при расследовании уголовных дел и при проведении процессуальных проверок», — говорится в ответе. Какие нарушения были и как устранили, не уточняется.

«А вы со своими деревьями»

О причинах такой ситуации с возбуждением и раскрываемостью дел о незаконных вырубок мало кто хочет говорить. Одна из немногих — бывший депутат Воронежской городской думы, а ныне кандидат в Госдуму Галина Кудрявцева. На вышеупомянутом круглом столе лаконично спросила: «Как вы допустили, что у вас в думах сидят строители?». Но возможно, дело не в этом, а в том, что сотрудники правоохранительных органов разрываются, расследуя другие, может быть, даже более важные дела. Во всяком случае, общественники говорят о том, что слышат иногда от правоохранителей фразы из серии: «У нас людей убивают, а вы со своими деревьями». Активисты могут только ответить фразами о том, что вырубка деревьев — не только ущерб бюджету, но и удар по здоровью людей, особенно в промышленных и активно застраивающихся районах города.

К тому же, в некоторых случаях винить полицейских и прокуроров нельзя из-за того, что уровень предприимчивости любителей порубить деревья растет год от года. К примеру, защитники лесов знают случай, когда собственник участка в Северном районе продал землю «человеку со справкой». Он вырубил необходимое количество деревьев, полиция ничего не смогла сделать, а участок потом вновь вернулся к прежнему хозяину.

Еще одна проблема — отсутствие учета деревьев в городе. Полиция просто не может доказать, что на этом месте действительно было дерево. Сейчас эта проблема начинает решаться — управление экологии начало масштабную инвентаризацию зеленых насаждений. Быть может, эта мера окажет какое-то влияние на ситуацию, особенно вкупе с последними изменениями в законодательстве России, направленными все-таки на сохранение зеленого фонда.

Но и общественники, и чиновники в один голос твердят: деревья будут рубить до тех пор, пока не будет реальной угрозы поплатиться за это.

Читайте развитие сюжета: В Воронежской области браконьеры уничтожили лес на 38 млн рублей