Что случилось с фестивалем «Славянский базар»

Деньги белорусских налогоплательщиков и финансовая помощь России во время очередного кризиса бесконтрольно тратятся бюрократией на бездарности и пошлости

Сергей Шиптенко, 9 Августа 2016, 03:29 — REGNUM  

В июле, как это стало уже привычно, в Витебске открылся фестиваль «Славянский базар», который в этом году проводился в двадцать пятый раз. Этот юбилей совпал с двадцать пятой годовщиной существования «суверенной и независимой» Республики Беларусь, которая не случайно является почти ровесницей витебского фестиваля.

Изначально «Славянский базар» вдохновлялся политическими причинами и задумывался как интеграционное культурное мероприятие, противостоявшее тенденциям разъединения славянских народов после расчленения СССР в 1991 году. Показательно, что учредителями фестиваля стали не государственные структуры, а частные некоммерческие организации Белоруссии, России и Украины. Это связано с тем, что в начале 90-х руководители постсоветских образований были заняты чем угодно, но только не интеграционными процессами. Более того: в ликвидации СССР старые и новые политические элиты увидели огромные возможности, но не для улучшения жизни управляемых народов, а для расширения власти и получения денег в собственных интересах.

Как известно, на Всесоюзном референдуме по вопросу сохранения СССР 17 марта 1991 года 76,43% голосовавших (113,5 миллионов человек) высказались за сохранение СССР, однако их мнение было полностью проигнорировано, задав тем самым тенденцию надменного безразличия к воле народа, которая лишь укреплялась на протяжении последующих 25 лет. В этом контексте «Славянский базар» был попыткой сохранить общее политическое пространство хотя бы средствами культуры. С годами, однако, как это часто бывает, изначальный смысл фестиваля был не только забыт, но и преднамеренно извращён в угоду политическим интересам.

На открытии нынешнего фестиваля 14 июля Александр Лукашенко заявил, что «Славянский базар» как «праздник дружбы, радости, веселья и творчества» привлекает в Белоруссию тысячи туристов, укрепляет положительный имидж страны и оживляет её экономику. Об изначальном интеграционном политическом значении фестиваля не было сказано ни слова. Это и понятно — в последние годы власти РБ предпринимают все меры, чтобы избежать любых реальных шагов по интеграции с Россией — несмотря на формальное существование Союзного государства, двадцатилетний юбилей которого в апреле этого года не случайно прошёл совершенно незаметно.

В выступлении Лукашенко «Славянский базар» покусился на славу знаменитых «Нью-Васюков» и «превратил город Витебск не только в современную культурную столицу Белоруссии, но и в фестивальную столицу мира со штаб-квартирой Всемирной ассоциации фестивалей». На самом деле фестиваль приобрёл исключительно местный культурный и экономический смысл, что естественно резко снизило международный статус данного мероприятия как обычного фестиваля среди тысяч других, которые ежегодно проводятся по всему миру.

Такие задачи, как привлечение туристов, укрепление имиджа и оживление экономики Белоруссии совершенно не интересны никому, кроме местных чиновников. Помимо этого, идея позитивного влияния культурного мероприятия на экономику звучит в каком-то совсем уж неуместном торгашеском духе, который видит прибыль абсолютно во всём и лишь подчеркивает болезненные комплексы руководства Белоруссии, загнавшего страну в глубочайший экономический кризис. За кризис «талантливые управленцы», как обычно, ответственности нести не желают и, более того, снова отрицают сам факт очередного кризиса, тем самым поставив вопрос о профпригодности не только их, но и Лечкомиссии.

Стремление руководства постсоветской РБ игнорировать политическую составляющую фестиваля вовсе не является безобидным способом избежать острых проблем и противоречий. Так, например, «Славянский базар» 2014 года проходил с 10 по 14 июля, когда шли интенсивные бои под Луганском с применением танков, самолётов и артиллерии. На фоне кровавых боёв и человеческих жертв в Витебске совершенно цинично без остановки шли концерты с развлекательным репертуаром, как будто военные действия происходили не в нескольких сотнях километров, а на соседнем континенте. Довольные и улыбающиеся лица зрителей выражали равнодушие и безразличие к беде соседей, подчеркивая установку госагитпропа РБ на «мир и стабильность» в Белоруссии по принципу «моя хата с краю». И это при том, что «Славянский базар» в 1992 году создавался как объединяющий проект не только Белоруссии и России, но и Украины.

Забвению и искажению подверглась не только изначальная интеграционная идея «Славянского базара», но и его собственно культурная составляющая. С 1992 года центральным моментом фестиваля стал «Международный конкурс молодых исполнителей популярной песни», который предполагал исполнение песен славянских композиторов без фонограммы под живую музыку эстрадного оркестра. Однако со временем в фестивале стали принимать участие исполнители из отдалённых и экзотических стран, а к славянскому репертуару добавились «мировые хиты» и другие неславянские песни. В 1998 году фестиваль получил новый девиз «Через искусство — к миру и взаимопониманию», напоминающий некие абстрактные пацифистские и космополитические лозунги середины прошлого века. Славянские мотивы всё больше отходили на второй план, получив весьма поверхностное отражение лишь в васильках, изображённых на эмблеме фестиваля. Возможно, кто-то увидел повод для позитива в том, что на эмблему не попал вышиваночный орнамент в духе насаждаемого в последнее время властями Белоруссии националистического психоза.

В 2014 году Гран-при конкурса молодых исполнителей завоевал певец из Мексики, а в 2015 — из Казахстана. На первый взгляд, в расширении географии участников и более разнообразном репертуаре нет ничего предосудительного. Однако подобный «вселенский» плюрализм попросту размывает концепцию фестиваля как интеграционного мероприятия для постсоветских республик и лишает его не только славянских черт, но и вообще индивидуальности. Поэтому, в конечном итоге, мексиканский певец на «Славянском базаре» смотрится столь же странно, как, например, жители Африки, поющие на «беларускай мове». Неуместным можно назвать и исполнение «мировых хитов», которые в большинстве своем являются западными, под вывеской «славянского» фестиваля. В конце концов, мест и мероприятий, где можно исполнить или услышать «мировые хиты» полно по всему миру, а подобная новация выглядит как неуклюжая попытка вестернизации, словно намекающая на неудовлетворенное желание руководства Белоруссии интегрироваться в западный мир.

Пришлось поступиться и декларированным при создании фестиваля принципом выступления под живую музыку. Уровень многих исполнителей таков, что они не обладают достаточным мастерством для выступления с оркестром. Поэтому сегодня многие песни исполняются под фонограмму «минус один», создавая впечатление провинциального конкурса самодеятельности или состязаний в караоке.

Полностью отсутствует классическая музыка, которая организаторами фестиваля, по-видимому, не рассматривается в качестве славянского достояния. Под влиянием пропагандистских клише аутентичной славянской народной музыкой уже привычно считают только некие разновидности примитивного деревенского фольклора, при этом заранее исключая любые высокие жанры. А ведь у славян есть немало достижений мирового уровня в классической музыке, включая таких великих русских композиторов, как Глинка, Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский, Рахманинов, Скрябин, Стравинский, Прокофьев и Шостакович. Почему этой музыке нет места на «международном фестивале искусств», где, тем не менее, всегда рады «мировым хитам», легковесным эстрадным песенкам и другому низкопробному репертуару?

Отчасти ответ на этот вопрос связан с тем, что с классическими композиторами и исполнителями в Белоруссии ситуация весьма напряжённая. Высокая культура, как правило, не приживается в провинции. Из классической музыки пока ещё сохраняется только то, что создавалось некогда в советские времена с целью подтянуть провинциальную Белоруссию до более высокого культурного уровня. Но поскольку с распадом СССР уровень культуры в республике катастрофически упал, то и основным востребованным музыкальным жанром остается то, что принято презрительно называть «попсой». Именно репертуар из «попсы» и «шансона», который из года в год перепевается одними и теми же исполнителями, преобладает на мероприятиях фестиваля. Классическая музыка давно исчезла с белорусского телевидения, подчеркивая целенаправленное сознательное насаждение дурного вкуса по принципу «а людям же нравится», поэтому предсказуемо отсутствие классического репертуара и на крупнейшем белорусском музыкальном фестивале. Не случайно накануне 25-го «Славянского базара» анонсировались мероприятия с такими говорящими названиями, как «Europa Plus Tv. Hit non Stop в Витебске» и «Vitebsk Dance Night».

Если «Славянский базар» в Витебске представляет собой «фестиваль искусств», то, по крайней мере, должно быть представлено максимальное разнообразие видов искусств без дискриминации. На практике же как участники конкурсов, так и внеконкурсных мероприятий исполняют только крайне низкопробную музыку одного и того же типа, которая подаётся под видом «эстрады». В качестве «свадебных генералов» на конкурс ежегодно приезжают «пенсионеры» советской эстрады, давние завсегдатаи номенклатурных мероприятий, призванные искусственно поддерживать вес и значимость «Славянского базара». Это говорит лишь о том, что реальный международный статус фестиваля является крайне низким и не вызывает интереса известных исполнителей не только из дальнего, но и из ближнего зарубежья.

Кроме того, белорусская сторона, которая обеспечивает как организацию, так и основную часть содержания фестиваля, стремится наложить на всё происходящее отпечаток «национального своеобразия» в духе нынешнего политического заказа властей на «национальное возрождение». Но ничем выдающимся постсоветская белорусская музыкальная культура похвастаться не может, поэтому каждый год эксплуатируется заезженный репертуар «Песняров», «Сябров», посредственных местечковых эстрадных композиторов и фольклорных ансамблей, призванных демонстрировать скучный и искусственный «национальный колорит» по разнарядке сверху.

Не случайно возникли альтернативы «Славянскому базару». Например, в Грузии с начала лета один за одним, почти ежедневно идут фестивали народного творчества — в одном только Кобулети за день выступает более десятка коллективов из Грузии, России, Прибалтики, Польши и других стран. Причём 4/5 выступающих — именно молодые исполнители. Не будет преувеличением сказать, что основной контингент прибывших из десятков стран (не только постсоветских республик, но и дальнего зарубежья, например — Ирана) — детско-юношеский. Это говорит о том, что детей в этих странах с младшего школьного возраста воспитывают, а не промывают им мозги кондовой пропагандой, «обязаловкой» посещений хоккейных игрищ чиновников и «зорак беларускай эстрады». На самом деле, министру культуры Белоруссии стоило бы не в соломенной шляпке и «вышиванке» дефилировать по обезлюдевшему Минску, а быть в это время в Грузии, чтобы, как говорили в славные советские времена, перенимать передовой опыт и таки изыскать возможность представить Белоруссию за рубежом достойно, чем-то лучшим, чем «Харошки» или «Бяседа».

Впрочем, как сказал классик по другому случаю, для этого нет ни денег, ни мозгов. Если в минской школе четверть проходит без учителя музыки и это обычная ситуация, то о хореографе можно только мечтать. Не исключено, что даже если в белорусских школах и появятся хореографы, то детей начнут принудительно загонять в секции по изучению «белорусского танца краковяк». Ссылки на отсутствие финансирования не могут быть серьёзным аргументом: уж если нашлись немалые деньги на завод по производству антибелорусского символа — «слуцких поясов», и «вышиваночная кампания» даже в кризис не испытывает дефицита финансирования, то на хореографов, костюмы и билеты денег хватит. Во всяком случае, у Грузии, Латвии и Эстонии хватает, результат не стыдно продемонстрировать, и никакие пафосные безответственные заявления при этом не нужны.

Пока в Белоруссии мечтают сделать из «Славянского базара» ремейк «Евровидения», дабы удовлетворить комплексы несостоявшихся покорителей европейских столиц за счёт белорусских пенсионеров, инвалидов и прочих более нуждающихся в бюджетной помощи, в ЕС думают над созданием новых проектов, об участии в которых смогут мечтать аборигены пространства «Восточного партнёрства». Было бы странным, если бы победитель конкурса молодых исполнителей на 25-м витебском фестивале Алексей Шкраба (он же Алексей Гросс) не надел во время выступления «вышиванку» и не спел нечто из репертуара артиста из США, а после не предложил создать «славянский проспект» на «Славянском базаре» и вести концерты на местной «мове» и английском языке. На самом деле о логике и приличиях речь давно не идёт, важнейшим вопросом является «распил» бюджетных средств без бросающихся в глаза признаков коррупции.

«Славянский базар» в Витебске стал наглядным примером бюрократизма, неестественности и официоза, характерных черт любых белорусских массовых мероприятий, которые в действительности проводятся не для народа, а для власти. Нельзя не отметить, что состояние «Славянского базара», который чиновники Белоруссии превратили в местное «идеологическое» мероприятие, в конечном счёте, отражает общую деградацию, уже четверть века происходящую в постсоветской республике.

Создается впечатление, что организаторы фестиваля решили сделать всё, чтобы слово «славянский» стало прочно ассоциироваться с образом бескультурного и необразованного массового индивида, который испытывает радость только от предельно примитивных ритмов и песен в три аккорда. Очевидно, что фестиваль с каждым годом всё больше теряет лицо, превращаясь в некое хаотичное космополитическое мероприятие, которое воспевает пороки глобализации — упадок и смешение традиционных искусств, вестернизацию, насаждение массовой культуры и предельно дурного вкуса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
18.01.17
В Брюсселе ждут Додона, чтоб показать ему «глубину отношений» Молдавии с ЕС
NB!
18.01.17
Румыния возмущена «неадекватностью» Додона и «дерзким» подарком Путина
NB!
18.01.17
Британские СМИ нашли доказательства подготовки США к войне с Россией
NB!
18.01.17
Генштаб ВС РФ: сирийская армия начала наступление в районе Пальмиры
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
Протесты в Москве: «Диалог — вопрос стабильности самой социальной системы»
NB!
18.01.17
«Без радикальных мер транспортные проблемы Москвы было не решить»
NB!
18.01.17
В Госдуме придумали, как увеличить число мужчин-учителей
NB!
18.01.17
«Нападение на Литву – не теоретическая угроза»
NB!
18.01.17
Итальянские полицейские забывали о штрафе, восхищаясь Путиным
NB!
18.01.17
Россия готова отменить «закон Димы Яковлева» — Матвиенко
NB!
18.01.17
Что московские власти будут делать без рейтинга Путина?
NB!
18.01.17
65% граждан считают Россию передовой и развитой страной: опрос
NB!
18.01.17
Государственная машина Казахстана по производству смыслов
NB!
18.01.17
В России выплачено 22,9 млрд рублей долгов по зарплате
NB!
18.01.17
Песков: Киев сам отказывается от Донбасса
NB!
18.01.17
Обама выпустил на свободу борца за независимость Пуэрто-Рико
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
2017 год. Будет ли положен предел экспансии Турции на Ближнем Востоке?
NB!
18.01.17
Армянский предвыборный пазл
NB!
18.01.17
Сколько раз проходил крещение Господь Христос
NB!
18.01.17
Эволюция команды Сергея Собянина и московская предвыборная повестка