Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова может лишиться троих своих дочек по причине ненадлежащего за ними ухода. На этом настаивают органы опеки Зонального района. Оценив обстановку в доме Байковых и поставленный в поликлинике диагноз (паразитарное кожное заболевание), они издали постановление и поместили детей на лечение в местную ЦРБ в надежде, что Ирина приведет жилье в порядок. Но этого не произошло. И теперь судьбы несовершеннолетних Ксении, Алины и Лидии, скорее всего, решит суд, назначенный на 29 июля 2016 года. До этого времени дочек поместили в Заринский детский дом.

Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова
Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова
видео-кадр

Впрочем, общественные организации, юристы и представители политических партий, к которым обратилась Ирина, полагают, что даже временное их изъятие — незаконно. Органы опеки буквально завалены запросами и требованиями вернуть детей матери или предоставить веские доказательства угрозы их жизни и здоровью. В интернете на эту тему появилось несколько публикаций. Группы поддержки созданы в соцсетях. Редактор ИА REGNUM (Алтайский край) Светлана Шаповалова на месте попыталась разобраться в этой непростой истории.

«Отобрать несовершеннолетних»

Формулировка «Отобрать несовершеннолетних…» записана в постановлении №283 администрации Зонального района от 26 июня 2016 года. Общественность и правозащитный центр «Иван Чай» (Москва) об этом инциденте известил руководитель Центра помощи семьям при Движении «В защиту детства» Сергей Пчелинцев. Судя по его сообщению в ЖЖ-журнале, Ирина Байкова обращалась в эту организацию ранее, но на сей раз ее проблема оказалась куда серьезнее.

Постановление  №283 администрации Зонального района от 26 июня 2016 года об  отобрали детей
Постановление №283 администрации Зонального района от 26 июня 2016 года об отобрали детей
личный архив Ирины Байковой

«27 мая 2016 года к нам домой приехали органы опеки, объяснив свой визит тем, что старшая дочка не ходила в школу последние полтора месяца (она у меня первоклассница), но ее не выписывал дерматолог и врач-педиатр нашего села. Диагноз — якобы чесотка, хотя я лечила ребятишек всем, что прописывал нам врач, но толку-ноль. Опека предложила положить нас (!), т. е. и меня и ребятишек в больницу, либо они вызывают полицию и увозят детей в приют. Я собрала детей и нас увезли в Зональную больницу. Оформили детей, мне опека выдала бумагу, на которой указано, что они забрали детей в связи с угрозой жизни и здоровью! Мотивировали они это тем, что у меня нет дома воды (я таскаю воду с колонки)!!! В итоге, к детям меня не пускали полторы недели», — пояснила общественникам Ирина Байкова.

Интернет-публикации сделали свое дело: к помощи матери-одиночки подключились активисты родительских движений и члены политических партий.

«Ирине была организована небольшая материальная помощь для приобретения детской мебели, выслана детская одежда. В доме продолжены посильные ремонтные работы, которые были начаты Ириной еще до изъятия детей», — отчитались 13 июля правозащитники. Проанализировав предоставленные Байковой документы, юристы РОО «Общественный центр по защите традиционных семейных ценностей «Иван Чай» заявили о грубейшем нарушении норм действующего законодательства со стороны органа опеки и попечительства, а также администрации Зонального района Алтайского края.

Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова
Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова
видео-кадр

Они, в частности, полагают, что само изъятие необоснованно, так как в нарушение положений ст. 77 Семейного кодекса Российской Федерации произведено в отсутствие угрозы жизни и здоровью детей. «Ни в актах обследования жилищно-бытовых условий, ни в постановлении об отобрании детей не указано в чём именно состояла на момент изъятия детей угроза их жизни и здоровью и насколько она была вероятна и реальна. Отлучение детей от матери в указанной ситуации совершенно однозначно причиняет существенный вред незрелой детской психике не вероятностный, а абсолютно реальный и неминуемый», — говорится в обращении правозащитников к администрации Зонального района.

Помимо этого, в правозащитном центре выяснили: «Иск о лишении родительских прав подан с нарушением положений ч. 2 ст. 77 Семейного кодекса Российской Федерации — обращение в суд с иском о лишении родительских прав направлено в суд не в течение 7 дней с момента отобрания, а почти через месяц с момента отобрания детей». Это записано в открытом обращении руководства РОО «Общественный центр по защите традиционных семейных ценностей «Иван Чай», направленном во все заинтересованные инстанции.

Сигнал из школы

Изначально сигнал о неблагополучной ситуации поступил из школы. Учительница младших классов Соколовский средней школы Лариса Андреева говорит, что из 160 учебных дней у первоклассницы Ксении Байковой набралось 97 пропусков. Поэтому учебная программа девочкой не освоена, хотя читать она научилась.

«Девочка ни с кем не разговаривала, с другими детками не общалась никаким образом, а общалась только с самой мамой и подругами мамы, которые за ней приходили. Физически девочка здоровая, но социально совсем не была готова к школе. Она не могла сама одеться и раздеться, переодеться на физкультуру. Также ей очень сложно было подготовиться к уроку — она не знала что достать, как открыть учебник. Она была неразговорчивая, — никакая. Ни на какие игры, ни на шалости — не реагировала», — отмечает Лариса Андреева.

Учительница младших классов Соколовской средней школы Лариса Андреева
Учительница младших классов Соколовской средней школы Лариса Андреева

По ее наблюдениям, по утрам Ксению никто не кормил: «Всегда очень жадно ела и просила добавки». По поводу внешнего вида ребенка, учительница пояснила так: «Девочка ходила в школу незаплетенная. Сказать что одежда у нее была грязная — нет. Но была всегда мятая, не расчесанная. Маме я сказала однажды: может, вы ей заплетете волосики — но мама ответила, что дочка не дается — плачет. Когда я стала говорить, что от девочки пахнет (потому что родители другие сказали: «Нас бы отсадить от Байковой куда-нибудь»), мама пояснила: девочка мыться не может, потому что у нее аллергия на воду и у нее все высыпания начинаются».

Впрочем, этим словам классный руководитель не поверила. «У ребенка педикулез был, потом — чесотка. После этого Ксению немножечко пролечили — она вышла — но вскорости все началось заново, и мама ее забрала. Я несколько раз звонила Ирине. Она мне все время отвечала — мы лечимся. Прошла неделя, две, три. Под конец года мы решили сами навестить девочку и увидели, что ее никто не лечил: она при нас чесалась. В расчесах также были и два других ребенка», — отметила Лариса Андреева.

Она призналась, что за весь год так и не поняла, на какие деньги живет семья. В свидетельстве о рождении ребенка стоит прочерк. «Алиментов — Ирина мне сразу сказала — что не получает. А на вопрос, как она добывает деньги — просто фантастическую историю рассказала. Но деньги на питание она сдавала регулярно», — поделилась информацией учитель.

Домик с малиновыми ставнями

Домик, в котором проживает сейчас Байкова, встретил высокими зарослями крапивы. Территория, где должен был находиться огород, густо поросла сорной травой. О заявленных общественниками ремонтных работах свидетельствуют немытые потеки извести на окнах и ставни, выкрашенные в веселенький малиновый цвет.

Так выглядит дом Ирины Байковой в алтайском селе Соколово
Так выглядит дом Ирины Байковой в алтайском селе Соколово

Но внутри жилище новизной, мягко сказать, не блещет. Особенно удручил холодильник со сваленными остатками грибов и непонятными пакетами в морозилке. Но за неряшливость детей не отбирают. Смотрим дальше.

Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова показывает холодильник. Грибы весьма неопрятно свалены внизу
Мать-одиночка из села Соколово Ирина Байкова показывает холодильник. Грибы весьма неопрятно свалены внизу

Две маленьких комнаты, немного заполненные вещами, переданными волонтерами, украшает недавнее приобретение — новая детская двухъярусная кровать. «Партия «Великое Отечество» позаботилось», — поясняет Ирина. На вопрос о том, как она собирается жить и чем зарабатывать (если детей отдадут) ничего внятного не говорит.

Фрагмент веранды в доме Байковых
Фрагмент веранды в доме Байковых

«Жили мы в Бийске, в Соколово приезжали только на лето. Но из-за финансовых сложностей и смерти отца, жилье пришлось продать и перебраться сюда. Подходящей работы в Соколово я не нашла, перебивалась случайными заработками. Кормилась лесом — собирала и сдавала грибы-ягоды. Да, здесь есть действующие предприятия, но на Иткульском спиртзаводе я работать не могу, так как не переношу запаха алкоголя, а в магазине, где я работала, оказалось обманывают с зарплатой, и я вынуждена была уволиться. Мы не собрались здесь жить. Я хотела подзаработать на грибах, продать дом и уехать отсюда. Как буду жить? Ну прожили же как-то до этого дня. У нас полстраны бедно живут, так что теперь — у каждого детей забирать из-за бедности?», — сетует Ирина.

Но дело, как оказалось, не только в бедности.

Мамины дочки

Бывший участковый солоковского административного участка (недавно вышел на пенсию) Александр Никитин сообщил что и в Бийске семья Байковых стояла на учете, как неблагополучная. «Об этом выяснилось в ходе подготовки к одному из рейдов по неблагополучным семьям, которые мы проводим вместе с администрацией Зонального района. Когда мы прибыли к дому, то Байкова комиссию не пустила. Потом пустила только меня. Наверное, по той причине, что постельного белья в доме нет вообще. Дети маленькие бегали полностью обнаженные. В доме беспорядок», — поделился впечатлением Александр Никитин. Он также признался, что мать-одиночка доставляла правоохранителям немало хлопот.

Бывший участковый Соколовского административного участка (недавно вышел на пенсию) Александр Никитин
Бывший участковый Соколовского административного участка (недавно вышел на пенсию) Александр Никитин

«Если честно, она мне просто все нервы вымотала: ночь-полночь — звонит участковому: «Мне угрожает сожитель». А проблема в том, что она то с одним — то с другим. С ней всегда проблематично было. То кто-то к ней в дом постучится, то кто-то мешает ей спать — сразу звонит. Я не знаю, зачем она меня вызывала, но на все вызовы шли потом отказные материалы, — так как никаких правонарушений не обнаруживалось. У нее есть сожитель — Виталий. Когда его нет — она с другим живет. Потом Виталий этот делает сообщения, что Ирина занимается проституцией, а он переживает за моральный облик ее детей. В ответ Байкова пишет заявление об угрозах со стороны Виталия. Потом они мирятся и все начинается по-новой. Но о пьянстве к нам никаких сигналов не поступало. Единственный — непорядок — это отношение к детям. Сколько раз такое было: приедешь постучишь — никто не открывает, дети, вероятно, одни сидят дома», — рассказал бывший участковый.

Ирина Байкова все отрицает. «Это просто все вранье опеки. Опеке нужно чтобы было все новое, полностью все перекрасить, сделать евроремонт, провести воду. Вплоть до того, чтобы выйти за муж. Это вообще дурдом», — стоит на своем Ирина Байкова.

Ирина Байкова
Ирина Байкова

Ее желание вернуть детей заслуживает уважения. Ведь заменить дочкам маму не сможет никто. Но и другие аргументы тоже стоит принять во внимание.

Главный редактор газеты «За урожай» Зонального района Алтайского края Ирина Дудина говорит, что в больницу девочек собирали всей деревней. Потому что в доме Боковых не нашлось ни еды, ни чистого детского белья, ни элементарных средств гигиены. Об этом она узнала спустя 2 недели того, как девочек забрали в Зональную ЦРБ.

Главный редактор газеты «За урожай» Зонального района Алтайского края Ирина Дудина весьма возмущена словами Ирины Байковой. Считает, что та лукавит, говоря, что следила за детьми
Главный редактор газеты «За урожай» Зонального района Алтайского края Ирина Дудина весьма возмущена словами Ирины Байковой. Считает, что та лукавит, говоря, что следила за детьми

При подготовке статьи ко Дню медика, редактор поинтересовалась трудными детьми — так и узнала о маленьких пациентах Ксюше, Алине и Лидии. Говорит, что поначалу персонал больницы был в шоке от состояния кожи детей. Их поведение тоже было весьма странным: девочки, садясь кушать, скидывали еду под стол, а при попытках привести в порядок прически, срывали с себя бантики и расплетали косы.

Дочки Ирины Байковой в ЦРБ Зонального района спустя две недели после начала лечения
Дочки Ирины Байковой в ЦРБ Зонального района спустя две недели после начала лечения
Архив газеты «За урожай» Зонального района Алтайского края

Кстати, и персонал больницы и медсестра в поликлинике говорят, что к детям Байкова не пускали потому, что и у нее самой кожное заболевание обнаружилось — отправили лечиться. А у ее дочек еще и педикулез нашли — да такой, что волосы от насекомых шевелились.

«Отобрать нельзя оставить»

Признания своей правоты сейчас одинаково сильно ждут и Ирина Байкова и органы опеки, пытаясь привлечь в свои сторонники общественников и представителей СМИ. Такой вывод мы сделали, посетив Соколово и побывав в гостях у Ирины.

Но, даже выслушав все точки зрения, ясности в этом вопросе не прибавилось. Но если опека готова к любым вопросам и разговорам, то с Ириной не все оказалось гладко. Многое из сказанного ей изначально, при проверке не подтверждалось. Возможно, сказывается ее характер или особенности социальной среды, в которой она росла. Но непосаженный огород, заросший крапивой участок и свидетельства учителя и участкового, говорят о том, что неблагополучной семью в опеке признали вполне оправданно.

На фотографиях выложенных в соцсети, дочки Ирины выглядят вполне счастливыми. Ирина, наверное, их любит, но настолько инфантильна, что, даже родив троих, не осознала, что одной любви детям недостаточно. Иначе почему волонтеры для деток сделали больше, чем их мама?

Дочки Ирины Байковой
Дочки Ирины Байковой
личный архив матери-одиночки Ирины Байковой
Дочки Ирины Байковой
Дочки Ирины Байковой
личный архив матери-одиночки Ирины Байковой

Впрочем, вопросы эти скорее риторические, а судебного разбирательства не миновать. Знак препинания в предложении «Отобрать нельзя оставить» поставит судья.

Читайте развитие сюжета: Бандитское изъятие детей на Алтае — опека применяет клевету и ложь