Андрей Колеров. Сотворение. 2000-е
Андрей Колеров. Сотворение. 2000-е

На днях у известного в Латвии представителя праворадикального Национального объединения, кстати, входящего в правящую коалицию, депутата Сейма Иманта Парадниекса (фамилия переводится как «должник»), случился очередной приступ русофобии.

На своей страничке в Twitter, депутат разразился яростным «постом» по поводу того, что обнаружил в самом центре Риги кафе с крамольным названием «Ленинград». Причем вывеска исполнена кириллицей, что не менее раздражает взор бдительного защитника чистоты «латышскости».

«Что это за коммунистическая отрыжка на кириллице в свободной Латвии, на углу улиц Райня и Валдемара?» — сокрушается в интернете Парадниекс.

Практически сразу отреагировал Центр государственного языка (ЦГЯ), заявив, что вывеска кафе нарушает закон, а столичная мэрия должна оценить решение Рижской стройуправы, разрешившей разместить ее в центре Риги.

Напомню, ЦГЯ — это специальная государственная структура, призванная следить за исполнением Закона о государственном языке, прозванная в русскоязычной среде «языковой инквизицией».

И все выглядело бы обыденным для Латвии, если бы не реакция на этот случай в латышском сегменте Twitter — на депутата обрушился шквал возмущенных и иронических комментариев на латышском языке. Оказывается, согласно информации на домашней страничке кафе, под противозаконной вывеской, существующей уже 8 лет, расположено «100% латышское заведение», а его посетители — латышская интеллигенция, музыканты, художники, писатели и прочие творческие натуры. В результате, многие из них с удивлением восприняли высказывание депутата, реакцию «языковой инквизиции», и активно вступились за название полюбившейся им забегаловки.

Конечно, сталкиваясь с подобным всю свою жизнь, русские, живущие в Латвии, внутренне солидарны с защитниками «Ленинграда»… Но почему-то мне вспоминаются события 2012 года, когда я на своем частном доме прикрепил табличку с названием адреса на двух языках — латышском и русском. Та же самая «интеллигенция» шельмовала меня, проклинала на чем свет стоит, призывала «соответствующие органы» к действию, при этом я не услышал ни одного голоса в защиту.

Что произошло сегодня? Прозрение или ощущение «избранности» даже в вопросе использования русского языка? Скорее просто неприятные ощущения от неонацистского вторжения в уютную атмосферу любимой кафешки. Так вот — мы 25 лет ощущаем это «вторжение» во все сферы нашей жизни, но вы старались не замечать, или способствовали этому. Хочется напомнить, что эффект бумеранга никто не отменял, с доказательством чего вы столкнулись после Brexit в Британии, выслушав от «титульной нации» все то, что мы слышим от вас в Латвии.

Пора начинать делать выводы из небольших примеров неонацистского мракобесия, с которыми вы сами сталкиваетесь, и посмотреть на своих русских соседей менее надменным взглядом. Бумеранг уже на подлете…

Читайте также:

Brexit — латышам: «Чемодан, аэропорт, Рига!»

Лидер общества «Родной язык» повесил на доме табличку на русском языке