Новосибирцы продолжают бороться за свое право и право своих детей на жилье. После хождения по различным кабинетам и обращений за помощью к чиновникам различного уровня, Марина Кузнецова решила выйти на одиночный пикет к мэрии Новосибирска с плакатом: «Правление Локтя оставило меня без жилья и прописки, а детей — без школы и садика». Как сказала ИА REGNUM женщина, она до последнего будет бороться за права свои и детей.

Марина Кузнецова пытается с помощью одиночных пикетов отстоять свои права и права своих детей на жилье
Марина Кузнецова пытается с помощью одиночных пикетов отстоять свои права и права своих детей на жилье
Марина Кузнецова

История жительницы Новосибирска Марины Кузнецовой до боли похожа на тысячи других историй ее земляков, таких же жителей ветхого и аварийного жилья. С двумя малолетними детьми она до середины сентября 2015 года проживала по адресу ул. Никитина, 160 в Новосибирске. С детьми и матерью женщина была прописана в комнате жилой площадью 19 кв. м в двухкомнатной квартире по социальному найму. Во второй комнате проживали пожилые соседи, и, по словам Кузнецовой, после их смерти жилплощадь никем не занималась, никому из нуждающихся людей не была предоставлена, но за женщиной ее тоже не закрепили.

«В 2013 году дом признали аварийным и начали расселять, проживать в нем осталась только я с детьми, так как переезд в предоставленную мэрией однокомнатную квартиру в соцнайме общей площадью 37,5 кв. м, жилой 19,1 кв. м являлся невозможным по причине неприязненных отношений к нам со стороны моей матери. Я письменно обращалась в мэрию с просьбой выделить отдельную жилплощадь, так как мы не являемся с моей матерью одной семьей, общего хозяйства я с ней не вела, дети полностью на моем обеспечении, совместно с ней не проживала, после вынужденного переезда также проживала в отдельной от нее комнате, коммунальные услуги оплачивались раздельно. Но мэрия письменно мне отказала, выезжать я отказалась, в ответ на это мэрия подала на меня с детьми иск о принудительном выселении, и суд вынес неправосудное с моей точки зрения решение с многочисленными процессуальными нарушениями», — рассказала ИА REGNUM женщина. Она отметила, что ее апелляционную жалобу оставили без внимания, не приняли во внимание и то, что она с детьми официально признаны малоимущей семьей в составе трех человек и состоят на учете нуждающихся в жилье.

«Пока я готовила кассацию, ко мне приходили с мэрии спрашивали, когда съеду, я сказала, что никуда не поеду, буду подавать кассацию. После этого в мое отсутствие по приказу мэра дом отключили от электросети, продукты были испорчены, дети вынуждены были проживать у моей подруги в нормальной, теплой обстановке, я почти две недели ночевала одна в холодной квартире без света, так как боялась, что украдут мое имущество. Обращение в мэрию и администрацию результата не дало, помогло вмешательство телевидения, после телевидения мэрия сама связалась со мной, чтобы включить свет, но было поздно, так как два дня подряд были сначала поджег дома, затем путем незаконных провокационных действий был произведен взлом окна и двери и кража моего имущества. После этого я вынуждена была вывезти оставшееся имущество на склад и оплатить его хранение, а с детьми проживать у друзей. Я просила оказать содействие в личном приеме мэра, но мэрия записала к его заму Данияру Сафиуллину. На личном приеме 2 октября 2015 года Сафиуллин дал указание разместить нас в центре соцподдержки, а УЖВ проработать вопрос по предоставлению мне с детьми отдельного жилья», — уточняет Марина Кузнецова.

На данный момент она с детьми временно проживают в социальной гостинице, но по ее словам, жилищный вопрос остался не выполненным и не сдвинулся с места.

«Единое равнодушное мнение органов судебной и исполнительной власти нашего города поставило меня с детьми в отчаянное положение. Я одна воспитываю детей, материальной поддержки со стороны не имею, и мне приходиться рассчитывать только на себя. Я нахожусь в декретном отпуске по уходу за ребенком, алименты не выплачиваются уже два года! Я уже обошла все защитные инстанции, не знаю, что делать. Дочь в сентябре должна идти в первый класс, а я не могу ее даже никуда записать», — говорит в отчаянии жительница Новосибирска, отмечая, что единственное, что ей теперь остается, это вот такими одиночными пикетами привлекать внимание мэра Анатолия Локтя. Но пока у нее получилось привлечь только внимание его пресс-секретаря Артема Роговского, который во время одиночного пикета позвал ее на беседу и попросил свернуть плакат, пообещав при первой возможности устроить ей встречу с мэром. Но Марина Кузнецова, не поверив его обещаниям, акцию свою довела до конца и намерена проводить их регулярно, пока дело ее не сдвинется с мертвой точки.

К тому же, она отметила, что на одиночный пикет в этот день, 15 июня, как оказалось, помимо нее вышли еще несколько человек.

Новосибирский общественник, председатель правления организации «Гражданский патруль» Ростислав Антонов считает, что случай с Мариной Кузнецовой не так прост.

«Согласно действующему жилищному кодексу, застройщик при расселении ветхого и аварийного жилья имеет право предоставлять ту же площадь, которую занимала семья в ветхом жилье. При этом его не волнует, сколько семей ранее жило на указанной площади. Эта норма, принятая в интересах застройщиков и призванная устранить практику фиктивных прописок в ветхом и аварийном жилье, существенным образом ухудшила права и социальную защищенность законопослушных граждан. Что мы и увидели в деле Кузнецовой», — отметил ИА REGNUM Ростислав Антонов, подчеркнув, что данная ситуация усугубляется тем, что нарушенными оказались и права ребенка.

«Скоро 1 сентября, а ребенок не приписан ни к одному из микроучастков, следовательно, и в школу он пойти не сможет. На словах наше государство любит себя называть социально-ориентированным, а на деле человек обращаясь за помощью сталкивается с безразличием и бюрократической машиной. А потому, одиночный пикет — жест отчаяния. Считаю, что мэрия города Новосибирска должна изыскать возможности и оказать ей помощь и поддержку», — заявил общественник.

А вот новосибирский юрист Алексей Крестьянов считает, что Марина Кузнецова в сложившейся ситуации виновата сама. «Насчет мэрии — не берусь слёту давать оценку действиям. А девушке нужна психологическая помощь. Завышенные требования к окружающим из-за завышенной самооценки. Отдел опеки должен взять ситуацию под контроль. При необходимости изъять детей у такой матери. У нас такие клиенты попадаются. Про таких говорят: «Много хочет — мало получит». Раз она всех обошла и не знает, что ей делать, то нужно детей у неё забирать и пусть ходит дальше. Дети же не виноваты», — высказал ИА REGNUM свое мнение о сложившейся ситуации юрист.

Отметим, что не так давно ряд общественных деятелей, в том числе Ростислав Антонов и Марина Кузнецова, заявили, что недовольны работой и годовым отчетом уполномоченного по правам ребенка по Новосибирской области Людмилы Зябревой. Марина Кузнецова, все с той же ситуацией, обращалась неоднократно к Людмиле Зябревой за помощью, но та, по словам женщины, отказала ей и прекратила с ней деловую переписку. Таких, как Кузнецова, оказалось не меньше десятка, и всем уполномоченный по правам ребенка в регионе отписала о невозможности помочь. Ростислав Антонов, в свою очередь, решил обратиться к председателю законодательного собрания области Андрею Шимкиву с просьбой рассмотреть вопрос о создании специальной комиссии для изучения вопроса о наличие либо отсутствии оснований для досрочного прекращения полномочий Людмилы Зябревой.

Читайте также: Уполномоченный по правам ребенка в Новосибирске может лишиться должности

«Уполномоченный не имеет возможности дать кому-то обязательные для исполнения указания, или наказать должностное лицо за то, что оно нарушило чье-то право. Но нередко содействие состоит в том, что необходимо снять накал в противостоянии человека и власти, организовать разумный диалог и поиск вариантов решения проблемы, разбудить у кого-то голос совести. Анализ документа, именуемого «доклад уполномоченного по правам ребёнка в Новосибирской области за 2015 год» свидетельствует о том, что со стороны Людмилы Зябревой не в полной мере обеспечиваются защита прав и законных интересов ребенка на территории Новосибирской области», — написал Антонов в письме к Шимкиву, добавив, что содействие восстановлению нарушенных прав и законных интересов ребенка на территории Новосибирской области ограничивается формальными отписками.