Министерства иностранных дел Греции и Турции обменялись ударами по религиозным вопросам. Поводом для того послужило решение турецких властей использовать величайшую христианскую святыню, храм Святой Софии в Стамбуле, который с прошлого века является музеем Айя-София, как место, где совершается ежедневный намаз и чтение Корана на весь период священного месяца Рамадан. Первый обряд провел глава государственного Управления по делам религий (Диянет), главный муфтий Мехмет Гермез. Бывшая глава греческого МИД Дора Бакоянни заявила, что решение о мусульманских молитвах в Святой Софии «превращает собор в мечеть», и назвала решение Анкары «провокационным и непостижимым актом», демонстрирующим «неуважение к православным христианам во всем мире». Официальное заявление последовало и со стороны министерства иностранных дел. «Мы осуждаем как регрессивное заявление турецких властей о чтении Корана в соборе Святой Софии в Стамбуле по случаю Рамадана, — говорится в ноте греческого дипломатического ведомства. — Навязчивые, граничащие с фанатизмом, мусульманские ритуалы, проводимые в памятнике мирового культурного наследия, непонятны и показывают отсутствие уважения и утрату с реальностью. Кроме того, такие действия не совместимы с современным, демократическим и светским обществом».

Святая София — церковь, мечеть, музей. А завтра снова мечеть?
Святая София — церковь, мечеть, музей. А завтра снова мечеть?
Mehmet Cetin/Shutterstock

В ответ пресс-секретарь МИД Турции Таню Биглич призвал Афины руководствоваться «здравым смыслом» и не путать «антиисламизм» с «современностью». По его словам, действия греческой стороны являются «неприемлемыми». Греция не позволяет построить мечеть в своей столице в течение многих лет, добавил Биглич, а также препятствует религиозной свободе турецкого меньшинства в Западной Фракии. «В связи с этим мы хотели бы напомнить, что уважение других религий и их форм поклонения входит в ценности современного, демократического и светского общества», — подчеркнул пресс-секретарь турецкого министерства. Проблемы строительства мечети и соблюдения религиозных свобод в Греции и раньше были в зоне внимания Анкары. 18 мая этого года турецкое дипломатическое ведомство уже выступало с заявлением, в котором назвало нынешнюю ситуацию с турецким меньшинством в Западной Фракии «очень далеким» от «оптимистического мировоззрения греческих властей». Как сообщала турецкая газета Hurriyet Daily News, ранее Афины подвергли критике университетскую конференцию в Турции, где обсуждалась тема «Турецкая идентичность мусульман в Западной Фракии», увидев в этом «разжигание напряженности» среди греческих мусульман. Анкару раздражает то, что Греция квалифицирует меньшинство, проживающее в Западной Фракии как религиозное — мусульманское, и не хочет видеть его в качестве этнического — турецкого. Помимо того, Турция призывает Афины удовлетворить просьбы об открытии школ меньшинств, признать выборных в общинах муфтиев и вернуть гражданство этническим туркам, которые утратили его по статье 19 закона о гражданстве Греции 1955 года («лицо негреческого этнического происхождения, оставившее Грецию без намерения вернуться, может быть объявлено утратившим греческое гражданство»).

Но при чем тут Святая София и чтение Корана? Депутат турецкого парламента от правящей партии Справедливости и развития (АКР) Шамиль Тайяр, уже «прославившийся» предложением сбить еще один российский самолет после поражения стамбульского баскетбольного клуба «Фенербахче» от московского ЦСКА в финале Евролиги, связал в единый клубок сразу несколько проблем. В своем блоге он сообщил, что поскольку «Соединенные Штаты теперь на стороне PKK [Курдской рабочей партии], а Германия придерживается лжи об [армянском] геноциде, поведение друзей сдвигается», и теперь «наша очередь. [Святая] София должна быть открыта для поклонения». Иначе говоря, в вопросе противодействия признанию Геноцида армян, одним из элементов которого стала соответствующая резолюция немецкого парламента, Анкара решила использовать религиозный фактор. Трансляции мусульманских молитв из Святой Софии — шаг первый. Вторым стало письмо, которое в адрес президента Турции Реджепа Эрдогана направил наместник Константинопольского патриархата Армянской апостольской церкви архиепископ Арам Атешян. В нем он осудил действия бундестага, утверждая, что голосование по этому «чувствительному вопросу» было «политизировано». Как отметил Атешян, трудная история армянского народа в настоящее время используется в качестве инструмента для того, чтобы «обвинять и наказывать турецкую нацию и Турцию на международной политической арене», намекая на «использование» армянского народа «империалистическими державами».

Письмо архиепископа вызвало возмущение со стороны некоторых представителей армянской общины. Ведущая турецко-армянская газета Agos опубликовала обращение к Атешяну, апеллируя к его «здравому смыслу», считая использование официальной риторики турецких властей в отношении того самого убийства «оскорблением предков, погибших и оставшихся в живых». В самой Армении ряд оппозиционных депутатов назвали действия местоблюстителя патриаршего престола «беспрецедентным позором за всю армянскую историю» и призвали католикоса всех армян Гагегина II поднять вопрос о лишении сана Атешяна. Однако вряд ли стоит предпринимать какие-либо поспешные решения накануне визита в Армению в июне этого года папы Римского Франциска. Тем более мы не можем знать всех обстоятельств появления письма архиепископа. В Турции до сих пор живут армяне, сегодня они, хоть и меньшинство, да граждане, а что завтра — не станут ли заложниками?

Итальянский католический портал AsiaNews уже предупреждал на днях, что признание немецким парламентом массовых убийств армян в 1915 году геноцидом может вбить непреодолимый клин между Берлином и Анкарой, а также между Турцией и Европой, и вспоминал, как 29 мая, на торжествах в честь взятия османами Константинополя, в соборе Святой Софии турецкий президент играл на имперской ностальгии, подчеркивая торжество Блистательной Порты перед Западом. И не только перед ним. Складывается впечатление, что Эрдоган сознательно не хочет играть со своими внешнеполитическими оппонентами на их «демократическом поле», а уходит в историческую архаику, считая, что там он сможет действовать более эффективно. Турецкий президент и раньше публично уделял немало внимания этническому фактору, вопросам крови, рассуждая, кто настоящий турок, а кто нет. Похоже, наступает время, когда и религиозный фактор, конфессиональную принадлежность, Анкара начинает эксплуатировать в международной сфере. Однако живя в стеклянном доме, опасно разбрасываться камнями. Если конфликтные межрелигиозные проблемы с внешней политики перекинутся на внутреннюю, для Турции это станет серьезным и опасным вызовом.