Согласно рекомендации Министерства культуры РФ по ограничению гуманитарного сотрудничества с Турцией, правительство Башкирии заявило о приостановке взаимодействия с Международной организацией тюркской культуры ТюрКСОЙ. Как сообщили ИА REGNUM в правительстве РБ, причиной принятия такого решения стала «сложившаяся внешнеполитическая ситуация». Ранее министр культуры России Владимир Мединский направил правительственную телеграмму с рекомендациями о прекращении контактов с турецкой организацией также главам Якутии, Татарстана, Тувы, Хакасии и Алтая.

Напомним, организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства ТюрКСОЙ была создана 12 июля 1993 года в Алма-Ате. В ее состав входят 14 участников, включая суверенные государства и федеральные субъекты или автономные регионы третьих стран. В Башкирии до недавнего времени сотрудничество с ТюрКСОЙ поощрялось республиканскими властями, а в 2012 году в Башкирском государственном педагогическом университете открылась кафедра ТюрКСОЙ.

Сегодня, 2 декабря, на официальном сайте министерства культуры Башкирии появилась информация о приостановке деятельности организации и краткий комментарий министр культуры Амины Шафиковой: «Мы считаем верным принятое Министерством культуры России решение в ситуации, когда во главе угла стоит защита Российской Федерации и ее граждан. В то же время культурное сотрудничество с тюркоязычными регионами Российской Федерации и странами СНГ не прекращается и будет осуществляться в прежнем режиме».

Опрошенные эксперты по-разному оценивают приостановки взаимодействия с этой организацией.

«ТюрКСОЙ является инструментом турецкой «мягкой силы» в России и Центральной Азии, однако в условиях эскалации напряженности между Россией и Турцией деятельность этой организации на территории российских регионов не представляется возможной, — отметил политолог Кирилл Зотов. — Даже в предыдущий период, когда отношения между Турцией и Россией можно было считать безоблачными, структуры, ответственные за безопасность, смотрели на эту организацию недоверчиво. Теперь же и вовсе для нее настали неблагоприятные времена».

По мнению политолога, для вузов республики прекращение сотрудничества с организацией является негативным фактором, так как Турция была одной из стран, откуда в Башкирию приезжали на учебу иностранные студенты. «Сейчас центр требует свернуть сотрудничество с турками, а показатели мониторинга эффективности (необходимо около 1% иностранных студентов от приведенного контингента) остаются», — отметил Зотов.

Есть и те, кто мало сожалеет о распоряжении Мединского. «Влияние «протурецкого лобби» на принимаемые властями Башкирии решения было заметно невооруженным глазом, — считает уфимский предприниматель Айрат Закиев. — Связи бизнесменов республики с турецкой стороной стали обширнее, чем с предпринимателями любого российского региона, включая Москву и Татарию. Мы начали терять нашу молодежь, лучшим представителям которой турецкие преподаватели внушали идеи неоосманизма и пантюркизма». По мнению предпринимателя, «становилось очевидным, что если Россия ослабнет, Турция проглотит и Башкирию, и Татарстан и попробует отхватить куски Тюменской, Челябинской, Свердловской, Курганской областей». «И ведь это было явным уже давно, но ни в Башкирии, ни в федеральном центре этого просто не хотели видеть», — возмущается Закиев.

По данным российских ученых, идеологию исламского радикализма и пантюркизма в России из Турции распространяли десятки групп «Сулейманджи» и «Нурджи», которые были созданы под видом учебных заведений, частных фирм и благотворительных фондов. Объектами их внимания стали прежде всего те российские регионы, где проживают тюркские и другие народности, исповедующие ислам. На Северном Кавказе были созданы фонд «Торос» и фирма «Эфляк», в Поволжье — фирма «Серхат», в Хакасии и Бурятии — фонд «Уфук», в Поволжье, Москве, Минске, Санкт-Петербурге — фонд «Толеранс». Общее число учебных заведений, созданных под эгидой «Нурджи», приближалось в начале 2000-х годов к пятидесяти.

В марте 1993 года было заключено соглашение между Министерством образования Башкирии и турецкой фирмой «Серхат», под эгидой этой фирмы в Башкирии действовали четыре башкирско-турецких лицея — в Уфе, Стерлитамаке, Нефтекамске, Сибае, где обучалось более 1000 подростков. В 1997 году в Аргаяшском и Кунашакском районах Челябинской области, где проживает значительное количество башкир, также был учрежден турецкий лицей, обязанный своим появлением председателю исполкома башкирского областного курултая Зиннату Бикбулатову. Уже в конце 90-х годов выяснилось, что сама фирма на деле является структурным подразделением религиозно-националистической секты «Нурджи», запрещенной в самой Турции.

16 декабря 2002 года пресс-служба ФСБ РФ распространила официальное сообщение: «По имеющимся данным, турецкая религиозно-националистическая секта «Нурджи», действующая в России через созданные ею фирмы «Серхат», «Эфляк», фонды «Торос», «Толеранс» и «Уфук», решала широкий спектр задач в интересах разведки. Так, осуществлялся сбор информации о происходящих на Северном Кавказе процессах, велась пантюркистская и панисламистская обработка российской молодежи, проводились пропагандистские акции, изучались кандидаты на вербовку в целях формирования протурецкого лобби в местных властных структурах, проникновения в правоохранительные органы и общественные объединения». К 2005 году в России турецкие лицеи остались только в Татарии, их там 8.

После инцидента в Сирии с российским самолетом в Башкирии в социальных сетях был затронут вопрос турецких лицеев. Часть пользователей характеризовала турецкие лицеи как нечто сверхпривлекательное: «Все ученики уважали воспитателей. Воспитатели были турками, кроме одного курда. Республиканский башкирско-турецкий лицей (РБТЛ) стал республиканским башкирским лицеем-интернатом (РБЛИ), по-простому: стал простым интернатом или школой. Всех преподавателей и воспитателей депортировали, заменили на русских, изменили программы обучения. С приходом русских воспитателей уважение к воспитателям и учителям упало, а с ним и уровень образования». Другая часть свидетельствует о том, что в турецких лицеях, как и во многих закрытых учебных заведениях, процветали дедовщина и поборы, а многие учителя и воспитатели не имели педагогического образования».

«С турецкими лицеями разобрались достаточно быстро, но культ всего турецкого в регионе остался, — утверждает уфимец Михаил Еленин. — Ведь даже главным героем Башкирии после «парада суверенитетов» был провозглашен гражданин Турции, участник басмаческого движения Ахмед Валидов, ещё пять лет назад русских пятиклассников в общеобразовательных школах, например, в Орджоникидзевском районе Уфы, заставляли писать хвалебные рефераты о нем, также огромный общественный резонанс вызвало переименование бывшей улицы Большая Ильинская в улицу Валиди» в 2008 году. Последним фактом «турецкого культа», по мнению уфимца, стало предоставление налоговых каникул турецкой пивоварне в Уфе — сразу после сбитого самолета.

Читайте развитие сюжета: В Башкирии ждут экономического «турецкого чуда»