Законопроект об отмене земельного налога с дачных участков до 8 соток и снижении — с участков до 12 соток в очередной раз внесен в Госдуму депутатами от «Справедливой России». Многие считают его популистским, а местные власти так и вовсе — грабительским для их бюджета. Облегчат ли налоговое бремя для обычных людей?

8 соток
8 соток
Иван Шилов © ИА REGNUM

Избушка на курьих ножках на полянке, или дворец — в королевском саду?

Вопросы, которые поднимают депутаты от «Справедливой России» в часть 2 статьи 396 Налогового кодекса РФ в проекте изменения к закону, являются, по сути своей, давно наболевшими для многих дачников и владельцев земельных участков сельских муниципальных образований. Речь идет об отмене земельного налога на участок до 8 соток, или о снижении земельного налога для участков до 12 соток. В последнем случае налогом облагается только та часть участка, которая выше 8 соток. При этом хозяин участка не должен быть индивидуальным предпринимателем.

Еще пару лет назад земельный налог являлся для владельцев маленьких участков не слишком обременительным. Те же дачники больше страдали от неравенства с сельскими жителями в расценках на электроэнергию и коммунальные услуги. Например, одноставочные тарифы на электроэнергию во многих СНТ за последний год выросли до 4 рублей за Квт, в то время как для сельской местности они составляют — 2,41 рубля (в Московской области с 1 июля 2015 года — 3,18 руб./кВт).

Хотя права тех же дачников, по сравнению с местными жителями, достаточно сильно урезаны, вследствие того, что они не прописаны на собственных дачах и не являются электоратом для местной администрации. То есть люди платят больше, а получают эдакую «демоверсию» правового поля.

Введение новой налоговой схемы в РФ началось с Московской области, где наибольшее число дачных участков на душу населения.

«Сейчас в Подмосковье идет очень много судебных процессов, в которых владельцы участков оспаривают завышенную во много раз по сравнению с рыночной кадастровую стоимость участков, — пояснила ИА REGNUM адвокат по земельным вопросам Анна Малышева. — Например, участок моего доверителя в Волоколамском районе, расположенный, без преувеличения, в чистом поле, до которого добираться приходится по грунтовке, да и то — не в любую погоду, в 2015 году был оценен Кадастровой палатой Подмосковья в 223 тысячи рублей за сотку, в то время как в 2014 году его стоимость составляла всего 9 тысяч за сотку. То есть 16 соток в чистом поле — 3 млн 568 тысяч, как земля в королевском саду! И в год за него хозяин должен заплатить уже 10 тысяч 704 рубля. Пока он работает, это ничего, а как выйдет на пенсию? Купит ли эту землю хоть кто-то за эти деньги и даже за половину означенной суммы? Даст ли банк под него кредит? Да никогда!»

Как рассказала адвокат, на участке постоянно проживает мать доверителя — пенсионерка, которая пределов участка практически не покидает. Пожилая женщина уверяет, что никого из Кадастровой палаты не было ни на ее участке, ни на участках соседок. Напомним, что поселение расположено неудобно для подъезда на машине, а потому посторонние там практически не появляются. Следовательно, в Кадастровой палате воспользовались некими старыми сведениями и даже не потрудились приехать на место и оценить, что до Волоколамска, чью инфраструктуру они так высоко оценили, можно быстро добраться только на вертолете. Для объективной оценки стоимости участка пришлось приглашать независимого оценщика, а его работа стоит около 100 тысяч рублей. Не удивительно, что в Кадастровой палате решили сэкономить на выездных оценщиках. Тем более что четкого определения процедуры оценки в законе нет.

Чаще всего владельцам участков удается выиграть подобные суды. Причем, как по участкам, так и по домам. Стоимость их в сравнении с рыночной завышают порой в 4−5 раз. Так, например, дачный домик в 1,5 этажа (щитовой с мансардой) того же доверителя Малышевой, построенный в конце 60-х годов прошлого века, оценили как качественный двухэтажный дом, за который полагается платить налог в 43 тысячи рублей в год. Надо сказать, что домик, более напоминающий избушку на курьих ножках, был оформлен хозяином по всем правилам, но в Кадастровой палате стоимость «так увидели».

Полагаю, что двойное и даже тройное толкование стоимости земельных участков будет возможно до тех пор, пока сотрудников Кадастровой палаты не обяжут выезжать для оценки на места в обязательном порядке и оценивать в присутствии хозяев. Да так, чтобы хозяева подписывались лично, со всей ответственностью, «под протокол», при свидетелях-соседях. И, кроме того, указывали сразу же, согласны ли они с подобной оценкой их земли или готовы встретиться с представителями Кадастровой палаты в суде.

Из очной оценки следует и еще один бонус: многие участки, как в садовых товариществах, так и отдаленных деревнях, никак не используются, порой, превращаются в место для свалок, а налоги за них не платятся. Брошенные дома также являются прибежищем бомжей и неучтенных ФМС иностранцев, а также криминальных элементов. Хозяева таких участков в розыске годами. Присутствие представителей официальных органов (желательно вместе с приглашенными сотрудниками полиции), убедившихся в этом лично, будут в помощь всем действующим членам СНТ и жителям как свидетели в суде.

Справка:

Налоговый кодекс РФ освобождает от обязанности платить земельный налог ряд организаций:

* организации, относящиеся к ФСИН (Федеральной системе исполнения наказаний);

* владельцев участков, занятых автомобильными дорогами;

* официально признанные религиозные организации — только в отношении земель, используемых по прямому назначению и для благотворительности;

* организации инвалидов;

* организации, занятые в сфере художественных народных промыслов и реализацией их продукции;

* организации-резиденты Особых экономических зон — исключительно для участков, расположенных на территории ОЭЗ;

* управляющие компании в центре «Сколково»;

* судостроительные организации на территории ОЭЗ.

От земельного налога также избавлены коренные народности Севера и Дальнего Востока, если их участок используется для поддержания народных промыслов, включая оленеводство и коневодство.

Бюджеты тратятся, а дачники развлекаются

Бюджеты райцентров, пополняемые за счет налогов владельцев участков, в первую очередь направляются на покрытие нужд самих райцентров и прилегающих к ним поселений. И это легко могут заметить те же самые дачники, проживающие в некотором отдалении от райцентров, и по стремительно падающему качеству дорог, и количеству аптек, поликлиник и даже фельдшерско-акушерских пунктов в радиусе 50 км от их места проживания.

Местная администрация сама определяет налоговые ставки — от 0,15 до 0,3% от кадастровой стоимости, и все нововведения с ее стороны, как правило, заканчиваются лишь увеличением сборов. Потому что никакого иного пути пополнения бюджета местные власти и вовсе не знают, и никакие доводы в пользу облегчения участи дачников и жителей небольших, а, следовательно, «нерентабельных» для бюджета поселков их не убеждают. Цель местной администрации — пополнить бюджет, а затем, без всякого обсуждения с населением на предмет целевого использования средств, тратить по своему усмотрению.

«Народ должен видеть, куда тратятся деньги, и даже обсуждать самые острые нужды на референдумах, пусть даже электронных, — неоднократно отмечали в беседах с корреспондентом ИА REGNUM жители Тульской области. — Мы должны почувствовать, что условия жизни, инфраструктура улучшается. Не понятно, почему, когда надо ремонтировать школы, поликлиники и медлаборатории, у нас строят навороченные ДК, а у школ отваливаются крыши? Почему в большинстве фельдшерско-акушерских пунктов можно смело устраивать медицинские исторические музеи? Отчего вместо того, чтобы помочь Минздраву оснастить больницу новым оборудованием для тяжелых пациентов, в Алексине (там большая часть домов — частные с приусадебными участками — прим. ИА REGNUM), например, вырастают новые церкви, которые финансирует не только РПЦ, но и местный бюджет?»

Население не понимает, почему местные дороги ремонтируются выборочно, а для остальных делаются только «ямные» заплатки? У населения никто не спрашивает, с каких дорог начинать и какие траты в приоритете.

Казалось бы, какое отношение дачники и прочие жители сельской и «условно» городской местности имеют ко всем этим тратам? Если задуматься, то самое прямое: при оценке кадастровой стоимости участков, в соответствии с которой взимается ныне земельный налог, как правило, учитывается развитая или не очень инфраструктура поблизости. Так, например, стоимость участков в Московской области, расположенных не далее 60 километров от Москвы, оценивается выше, чем более удаленных. И делается это зачастую вне зависимости от того, насколько далеко СНТ или сельское поселение расположено от райцентра, железнодорожной станции или федеральной трассы.

Между тем члены инициативной группы считают, что владельцы типовых 6−8 соток не просто на своих дачах отдыхают, а пополняют продовольственные запасы для семьи. По данным Минсельхоза на 2014 год, на таких участках выращивается 90% картофеля, потребляемого населением, а также 82% овощей, 54% ягод и 15% молока.

Увы, все это местное «импортозамещение» важно лишь для общегосударственной экономики и выживания населения в период кризиса, но никак не спасает местные бюджеты. А посему местные чиновники высокомерно заявляют, что дачники со своими грядками просто развлекаются, потому что на 6 сотках продовольственный запас никак пополнить нельзя. Половину территории, как правило, занимает дом и подсобные помещения. Остальное — парник и максимум 10 грядок.

Не учитывается также и тот аргумент, что люди вкладывают в землю собственные деньги, в виде удобрений, ухода за растениями и культивирования почвы. Остается только возродить старое правило для земель сельхозназначения: ежегодные проверки состояния этих участков, а также выращиваемых на них фруктов и овощей.

Как обойти закон?

Если изменения в закон, предлагаемые депутатами от «Справедливой России», все же будут приняты, то, как полагают юристы, у каждого клочка земли появится намного больше хозяев. А учитывая, что системы учета таковых в нашей реальности до сих пор далеки от совершенства, многих из них «потеряют» в процессе оформления документов.

Например, если участком в 30 соток владеет семья из 5 взрослых хозяев, а записан он на одного, то вскоре каждый станет «обладателем» своих 6 соток. Это, несомненно, послужит одноразовому обогащению служб, занимающихся разграничением земельных участков, но никак не увеличит вливания в местные бюджеты.

Заметим, что сейчас администрации районов вовсю популяризируют так называемое народное финансирование в инфраструктуру. При этом с местных жителей за каждый такой проект, например, дороги местного значения, берут не более 10% от суммы, а долевое участие владельцев дачные участков, по мнению местных властей, должно быть — от 30 до 40%! Почувствуйте разницу! Далее — дачник, вложившийся в инфраструктуру, получит повышенный налог — за ее же улучшение. Будет ли он стараться обойти закон? Несомненно.

При этом дачник, как уже упоминалось, не является избирателем, интересы его никто не защищает, а первоочередность исполнения проектов определяют местные депутаты. При этом, напомним, за коммунальные услуги дачник платит больше (по городским тарифам), поддерживая экономику местных же энергетических компаний, и никто не стремится уравнять его в правах, хотя бы с сельским жителем. Так же — намного выгодней! Хочешь у нас «отдыхать» — молчи и плати!

У законопослушного землевладельца также вызывает недоумение и цифра в 8 соток, которая определена законодателями. Участками в 15 соток также владеют немалое количество садоводов, зачастую приближающихся к пенсионному возрасту. Если налоговые органы потребуют с них, например, 30−50 тысяч в год за владение участком, то, как они выживут на свои 5−12 тысяч в месяц? Не стоит ли увеличить цифру «пониженного» налогообложения до 15 соток?

В противном случае участок перепишут на двух пенсионеров, а после их ухода в мир иной начнутся суды по разделению наследства. Адвокаты будут благодарны за такой приработок налоговым органам. Ведение «межевых войн» может длиться годами и кормить юристов.

Третий вариант: если у собственника несколько дальних участков, то они могут быть также «расписаны» по родственникам. Лучше всего — по пожилым и «безлошадным», которые сразу согласятся написать завещание на настоящего хозяина участка. Это принесет несомненную пользу нотариусам, государство же получит лишь одноразовый налог за оформление документов по дарственным.

Четвертый вариант: появление при кадастровых палатах развитой сети специалистов по избавлению от земельного налога. Да здравствуют опытные земельные адвокаты! Уже сейчас в интернете количество подобных объявлений просто зашкаливает. Неудивительно, ведь непримиримая позиция властей в отношении владельцев небольших участков с построенными на них скромными домами просто поражает. В кризис, когда большинство таких участков и домов не просто падают в цене, а не продаются даже в 3 раза дешевле их настоящих рыночных цен, эти «неликвиды» оцениваются дороже с каждым днем. И никакого понижающего коэффициента для них нет.

Однако и тут адвокаты придумали выход для внимательных землепользователей.

  • Для начала посмотрите, что написано в вашем свидетельстве о собственности на землю. Если участок предназначен под индивидуальное жилищное строительство, то избушку на вашем участке рассчитали, как торговый центр, или многоэтажку. Кстати, многоэтажки на дачных участках, лишенные всех коммуникаций, реально существуют в Подмосковье. Но это уже — забота прокуратуры.
  • Необходимо иметь документы со всеми координатами вашего участка. Тогда вы превентивно можете определить, не завысили ли его стоимость, введя его координаты в сайт Росреестра. Это абсолютно бесплатно. Если вы видите противоречия, смело обращайтесь в суд!

Что хочется сказать в заключение? Давно уже пора уравнять в правах категории населения — от социально незащищенных и до условного среднего класса: сельских жителей, индивидуальных сельских предпринимателей и членов СНТ. И подходить к их деятельности по улучшению материального положения их личных семей за счет личных хозяйств без неоправданного налогового прессинга, с учетом ухудшающейся экономической обстановки.

Стоит подумать и о том, чтобы все категории ведущих хозяйство в данной местности имели право выбирать себе и главу поселения, и депутатов, и администрацию райцентра, в жизни которого они участвуют и рублем, и трудом. А также вернуть все заброшенные участки с хозяевами «в вечном розыске» в собственность СНТ или муниципалитета, дабы привлечь к участию в хозяйстве новых — добросовестных инвесторов и налогоплательщиков.