Произошла смена ректора Казанской духовной семинарии

О причинах отставки – эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов

Казань, 26 октября 2015, 18:32 — REGNUM  

22 октября на заседании Священного синода Русской православной церкви было принято решение о назначении на пост ректора Казанской духовной семинарии митрополита Казанского и Татарстанского Феофана (Ашуркова), что автоматически означает снятие с этой должности прежнего ректора игумена Евфимия (Моисеева). Таким образом, завершилось 1,5-годичное нахождение игумена Евфимия (с 19 марта 2014 года) во главе этого учебного заведения, куда он пришёл с поста заместителя председателя Издательского совета Московской патриархии.

В чём же причины такой отставки? Я выскажу свою точку зрению на этот счёт. Игумен Евфимий прибыл в Казань в марте 2014 года, в учебное заведение с «дурной репутацией». Основанное в 1997 году как Казанское духовное училище и преобразованное в 1998 году в Казанскую духовную семинарию, православное образовательное учреждение стало рассадником содомии и разврата. Притчей во языцех стали скандальные истории о сексуальных домогательствах, в которых оказалось замешано руководство семинарии и его ближайшее окружение. Об этом говорили в Татарстане повсеместно: в Московскую патриархию регулярно шли жалобы, однако на проблему обратили внимание только в конце 2013 года, когда прибыла специальная комиссия из Москвы во главе с первым заместителем председателя учебного комитета РПЦ Максимом Козловым.

Читайте также: Голубая луна над Татарстанской митрополией: мнение

Итогом разбирательства стала сначала отставка с поста проректора Кирилла (Илюхина), которого, правда, вместо полного изгнания из рядов церкви перевели в Тверскую митрополию. Именно тогда информацию об этом «голубом скандале» опубликовал в своем блоге диакон Андрей Кураев, тем самым придав её огласке. Вслед за этим многие подвергшиеся домогательствам семинаристы перестали молчать, и поток публикаций на тему того, что происходит в стенах Казанской семинарии, стал уже огромный: об этом стали открыто писать федеральные СМИ. В итоге — возглавлявший семинарию с момента её создания татарстанский митрополит Анастасий (Меткин) был снят с поста ректора и 19 марта 2014 года на это место назначен Евфимий (Моисеев). С именем направленного из Москвы нового ректора многие православные в Татарстане связывали большие надежды.

Во-первых, игумен Евфимий считается человеком строгих монашеских принципов, и это огромное преимущество и очень хорошее и ценное качество для православного священнослужителя в современной России. Уж поверьте, о том, какой ориентации некоторые епископы, прекрасно осведомлены и простые прихожане, и люди неправославные. Например, мы, мусульмане Татарстане, были в курсе о творимых в митрополии случаях разврата, и очень удивлялись тому, как такое может происходить, ведь гомосексуализм является грехом и в христианстве. Поэтому то, что новый ректор не принадлежит к «голубому лобби», было его огромным преимуществом.

Во-вторых, игумен Евфимий (Моисеев) после назначения его ректором Казанской семинарии в марте 2014 года озвучил очень хорошую идею, которая укрепила бы положение православия в Татарстане: он отметил важность возрождения Казанской духовной академии (КДА). Слава, признание и авторитет этого крупнейшего православного учебного заведения XIX — начала ХХ вв. до сих пор известна всему миру. Более того, все даже рассчитывали на то, что Евфимий — пока только ректор семинарии, а затем он возглавит Казанскую духовную академию. Образованный (имеет светское и религиозное образование, кандидат богословия) и находящийся в расцвете сил Евфимий (ему сейчас 43 года) хорошо подходил на роль будущего ректора академии.

В-третьих, самого Евфимия многие в Татарстане воспринимали тогда как человека, который может сменить на своем посту окончательно дискредитировавшего себя митрополита Анастасия (Меткина). У него была поддержка самого патриарха Кирилла и самое важное — он не был связан с правящей в Татарстане этнократией. Анастасий же получил прозвище «сарайского епископа» именно за то, что во всём угождал местным властям даже тогда, когда притесняли его же паству, например, русских лишили возможности изучать русский язык в полном объёме, а кряшенам (православный тюркоязычный этнос. — прим.) не разрешали этнически самоопределяться, заставляя во время переписей записываться татарами. «Сарайским епископом» его именовали по аналогии с епископами в Сарае, столице Золотой Орды, которые благословляли и поддерживали монгольских ханов во время их набегов на русские княжества. Поскольку Евфимий как «варяг» не был ничем связан с Казанским кремлем, имел хорошую репутацию и поддержку патриарха из Москвы, он виделся куда более желанным на роль митрополита.

Попробуем теперь оценить период 1,5-годичного ректорства во главе Казанской семинарии игумена Евфимия. Для объективности я перечислю плюсы и минусы его деятельности на этом посту. Начну с плюсов. Первым положительным его действием я назвал бы открытие регентско-катехизаторского (женского) отделения в семинарии, главной задачей которого является воспитание регентов церковных хоров, певчих, псаломщиков и катехизаторов. Известно, что это вызвало резкое недовольство митрополита Анастасия и его «нетрадиционного» окружения. Семинарию необходимо было «отмыть» от гей-репутации, и Евфимий правильно сделал, что открыл это отделение. Отметим, что, например, в Российском исламском университете в Казани тоже учатся девушки. И это нормально, что многие из них в будущем становятся женами имамов.

Вторым плюсом я бы назвал постройку спорткомплекса в семинарии. Правда, речь о строительстве этого нужного объекта шла давно, и деньги на это выделило правительство Татарстана, но так или иначе построен спортзал был именно при ректоре Евфимие. Отмечу и то, что архитектурный комплекс семинарии достался ему в полузапущенном состоянии. Здание, которое было построено с конструктивными нарушениями, холодное, внутри уже порядком обветшало, крыша проржавела, всё пошло трещинами, в семинарской церкви Иоанна Кронштадтского появился опасный грибок. Ректору Евфимию и его новому завхозу пришлось заниматься хозяйственными делами при практически полном отсутствии финансирования ремонта. Наследство от Анастасия (Меткина) осталось ему незавидное: у многих семинаристов даже нет прописки, а часть зданий (в частности, коттедж) юридически была оформлена на приближённых Анастасия и его самого, туда вообще доступа не было и нет.

В-третьих, это межрелигиозный диалог: Евфимий наладил очень активное сотрудничество с мусульманами, прежде всего с Российским исламским университетом. В 2010 — 2013 гг. всё это, в том числе и межрелигиозные спортивные матчи, круглые столы, организовывалось на уровне руководителя отдела по работе с молодежью Казанской епархии Александра Хохлова, который был противником обособления христианской молодёежи и семинаристов, считая, что лучшим способом для преодоления взаимоотчуждения, подозрительности и предубеждения между христианами и мусульманами могут быть совместные мероприятия. Евфимий эту работу вывел на новый уровень.

Более того, игумен Евфимий, лоббируя воссоздание Казанской духовной академии, понимал, что главной «фишкой» академии еще в дореволюционное время было именно исламоведение: на русский язык Коран в России перевёл в 1878 году профессор КДА Гордий Саблуков, значительная масса трудов по исламу были изданы тогда в России именно преподавателями этого вуза. Понятно, что в те годы исламоведение в стенах православной академии развивалось в качестве дисциплины, служащей для целей миссионерской работы с мусульманами, но тем не менее, никто не ставит под сомнение авторитет тех учёных, которые, работая в КДА, изучали исламское вероучение, оставив большее научное наследие об этом. Соответственно, в стенах возрождаемой Казанской духовной академии крайне важно восстановить исламоведение как научную дисциплину, но уже в новых реалиях. Отсюда и деятельность Евфимия по сближению с мусульманами: православные должны больше знать о мусульманах, как и мусульмане о православных. По многим вопросам между обоими религиозными группами гораздо больше общего, что и может служить положительным фактором для мирного сосуществования и взаимодействия.

Настоящим событием в православной жизни не только Татарстана, но и всей России, стало появление в июне 2015 года короткометражного фильма (презентационного ролика) Казанской духовной семинарии «Братство», который за четыре месяца в одном только «ютубе» просмотрело около 113 тысяч человек. Снятый с участием профессиональных актёров в современной стилистике, он обличает такие человеческие пороки, как гнев, алчность, гордыню, чревоугодие, уныние, зависть. Говорят, что митрополит Анастасий и его «нетрадиционное» окружение сразу же невзлюбили этот ролик, углядев в нём откровенный намёк на собственную греховную жизнь. И это только лишний раз доказывает, что он попал в точку. Очевидно, что основная заслуга в появлении столь смелого и популярного ролика принадлежит, в первую очередь, ректору Евфимию.

Из плюсов я бы также отметил структуризацию хозяйственного обеспечения семинарии и учебного процесса, подготовка учебных программ, создание факультатива по татарскому языку, организация паломнической поездки семинаристов к святыням, а также то, что Евфимий старался выйти к светскому обществу посредством СМИ: для этого использовалась известная казанская интернет-газета «Бизнес-Онлайн», в которой периодически ректором публиковались публицистические статьи, пользующиеся популярностью среди интеллектуальной публики. На фоне своих косноязычных предшественников Евфимий предстал в весьма выгодном свете, что способствовало укреплению положительного имиджа православного духовенства.

Ещё одним положительным изменением, привнесённым ректором Евфимием, я бы назвал создание спокойной и доверчивой атмосферы в семинарии между семинаристами и преподавателями после предыдущей администрации с её слежками за учащимися, доносительством, стравливанием и запугиванием.

Теперь перечислим минусы. Широко анонсируемая идея воссоздания Казанской духовной академии за 1,5 года так и осталась пока идеей. Митрополит Анастасий после смещения с поста ректора Казанской семинарии никак не реагировал на эту идею, и её лоббированием и проработкой целиком занимался Евфимий. Однако было много шараханий из стороны в сторону, особенно по вопросу места размещения академии. Совершенно непонятно, почему от идеи возвращения исторического здания академии по адресу ул. Николая Ершова, д.2 быстро отвернулись. Стали озвучиваться планы о строительстве нового здания, причём в совершенно разных местах: на территории Богородицкого монастыря или на территории Воскресенского монастыря в Казани. Рассказывали, что Евфимий даже предлагал построить православную академию в Иннополисе — создаваемый последние несколько лет властями Татарстана наукоград вдали от Казани. Возможно, подобные метания были связаны также с «советами», которые давали Евфимию в различных властных инстанциях. Все ждут, что академия вернётся в своё историческое здание (сейчас там располагается больница), а не на другое место. Впрочем, пока всё это только предложения без каких-то действий.

Другой минус в периоде ректорства Евфимия — отсутствие внятной кадровой политики. Семинарию покинула часть преподавателей, проработавших в ней много лет, вместо них были привезены москвичи: по идее, ничего в этом плохого нет, потому что все знают, что новый начальник — это новая команда. Но прибывшие «москвичи» стали получать «московские» зарплаты, тогда как многие местные преподаватели жаловались, что получают «казанские» оклады. Люди роптали, это было слышно на приходах. Поговаривали, что и сам ректор живёт на «московскую ногу» и часто бывает в разъездах, оставляя вместо себя «на хозяйстве» заместителей. Для объективности скажем, что трудно в Казани найти скромно живущего ректора, и возможно, у Евфимия не было других вариантов заманить людей из Москвы на «казанские» зарплаты. Тем более, что много средств уходило на организованные Ефимием поездки по святым местам и на конференции, что способствовало установлению международных и внутрироссийских связей семинарии. Сам же его повседневный быт в Казани назвать «роскошным» язык не поворачивается. Впрочем, сейчас эти «москвичи» уже уехали: это связано с политикой нового митрополита Феофана (Ашуркова), приехавшего из Ульяновска и занявшего казанскую кафедру с 13 июля 2015 года. Тот сразу урезал зарплаты до «ульяновского» уровня — и «москвичи» уехали обратно в столицу.

Читайте также: РПЦ совершило «рокировку» Татарстанского и Симбирского митрополитов

Однако общая моя оценка как эксперта, внимательно отслеживающего ситуацию в этнорелигиозном пространстве Поволжья, при характеристике игумена Евфимия как ректора Казанской семинарии положительная: ему удалось за короткое время исправить репутацию семинарии как «голубого» заведения. Ведь даже Андрей Кураев ни разу на него «не наехал». А это — многого стоит. Поэтому в историю православия в Татарстане Евфимий войдёт именно как избавитель Казанской семинарии от содомии. Уже только за это его имя должно быть вписано в анналах истории.

Теперь же о причинах того, почему же все-таки Евфимия сместили с должности ректора Казанской семинарии. С приездом в Казань Евфимия в церковной жизни возникло два центра силы, появилась оппозиция епархия-семинария, хотя Евфимий и неоднократно заявлял, что этого не должно быть, это ненормально. Ректор стал слишком самостоятельной и независимой фигурой — его принимал президент Татарстана, он был вхож в кабинеты высоких начальников, отвечавших за отношения с религиозными организациями.Поэтому неудивительно, что митрополит Феофан, чтобы подчеркнуть, что с его вступлением на Казанскую кафедру в епархии остается только один центр силы — правящий архиерей, и инициировал процесс перемещения Евфимия на должность первого проректора. И дело здесь не в амбициях нового владыки. Следует признать, что с церковно-политической точки зрения это совершенно закономерный шаг, который должен был избавить от двойственности восприятия ситуации тех, кто еще не понял сути происшедших изменений или сделал вид, что не понял.Есть еще имиджевый фактор.

Казанская духовная академия — это глыба в истории православия в России. И тот, кто её возродит, навсегда войдёт в историю. В России сегодня всего две духовные академии — в Москве и в Санкт-Петербурге. Возродить третью, Казанскую, это значит приобрести не только славу и почёт, но большой политический вес. Минтимер Шаймиев, который сегодня занимается созданием исламской академии в Болгаре, войдет в историю ислама в России именно этим. Так почему бы и Феофану не войти в историю православия в России аналогичным способом?

Ещё одна из причин отставки — большое количество доносов, которые шли на Евфимия в Московскую патриархию. Недоброжелателей у него хватает в Казани. В общем, решили его снять, а вместо него поставить Феофана.

Чтобы отставка не выглядела как открытое смещение митрополитом ректора, игумену Евфимию предложили пост первого проректора семинарии. Для Евфимия, конечно, это удар по самолюбию. Человек он амбициозный (в хорошем смысле слова), и если он согласится, у него будет, возможно, шанс потом сделать карьеру и в будущей академии. Надеюсь, как у патриарха, так и у правящего казанского архиерея хватит мудрости для того, чтобы в полной мере использовать богатый интеллектуальный потенциал игумена Евфимия во благо православия и казанской духовной школы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail