Зачем обычно проводятся общественные слушания по тому или иному вопросу? Наверное, чтобы выяснить мнение разных частей общества, выслушать аргументы, выяснить, к чему склоняется большинство? А это зачем нужно? Очевидно, чтобы опираться на эти данные при принятии дальнейших решений?

Фокусник. Босх.
Фокусник. Босх.
art-bos.ru

Какая наивность!

Вот, недавно люди в Челябинске собирались обсуждать «беби-боксы». Точнее, это они так думали. Вместо этого уже список тем дал понять участникам, что для организаторов «слушаний» вопрос о ящиках для детей давно решен, и они собирались просто приятно провести время, болтая на тему «формирования единого подхода к практике внедрения «Окон жизни»…»

Однако, большинство участников слушаний выступило резко против самой идеи анонимного отказа от младенцев и категорически не желало ничего слышать про внедрение «беби-боксов». Из 19 экспертов только 4 поддержали скандальный проект, 14 экспертов были против и один не определился. Более того, среди выступающих в прениях вообще не оказалось сторонников выкидывания детей в ящики. Хотя, будем объективны, в зале притаился «патриотический» блогер из числа сильно заинтересованных пиарщиков «беби-боксов», ведший трансляцию происходящего в своем журнале геббельс-стайл. Он было попытался подать голос, но был тут же высмеян и далее только строчил «победительные» твиты.

Читайте также:
Участники общественных слушаний в Челябинске против «беби-боксов»
Проект «ящиков для детей» подвергли жёсткой критике

Так или иначе, в завершение действа модератор признал, что большинство против ящиков: «Если подводить итоги слушаний, то мы учтем все высказывания, пожелания и замечания, оформленные в виде предложений, они будут учтены и внесены в резолюцию общественных слушаний, они будут очень разными, 98% соответственно будет против, 2% или 10 за, я не знаю, мы поднимем видеозапись, все предложения вычленим» (видео).

Признать-то он это признал, но тут же дал понять, что эти 98% — никто и звать их никак, а именно, передал микрофон Елене Котовой, которая заявила, что законопроект о «беби-боксах» уже подготовлен, и в ближайшее время он будет внесен в Госдуму. Как говорится, «всем спасибо, все свободны».

Черту подвел секретарь ОПРФ Александр Бречалов: «Участие в обсуждении этой резонансной темы приняли как сторонники, так и противники этой идеи». Это издевательство что ли такое? Типа «главное не победа, а участие»?

«Главный итог, безусловно, — это внесение законопроекта о «беби-боксах» в Государственную думу», — продолжил Бречалов. ОПРФ, если что, расшифровывается как Общественная Палата Российской Федерации. Общественная! Очевидно, для Бречалова и других лоббистов анонимного отказа от детей общество — это они сами. А 98% — это не общество, а так…

Закончил Бречалов обещанием: «Общественная палата готова провести нулевые чтения до того, как законопроект начнут обсуждать в нижней палате парламента, проанализировать его и включить все конструктивные предложения, которые будут по нему сделаны». То есть нас заверили, что этим 98% дадут еще немного поупражнять голосовые связки на потеху «обществу» бречаловых. Так это надо понимать в контексте остального?

Законопроект в итоге действительно, был внесен в Госдуму. Его авторы — зампредседателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Константин Добрынин и глава комитета верхней палаты по регламенту и организации парламентской деятельности Вадим Тюльпанов.

Добрынин, кстати, был модератором круглого стола, прошедшего в июле в здании Совета Федерации, — еще одного фарса на тему «нам интересно ваше мнение». Добрынин даже не пытался играть в объективность, позволял себе высокомерно поучать экспертов, чья позиция противоречила его собственной, сокращал их выступления или вообще не давал микрофон. И, тем не менее, даже при такой «модерации» было ясно, что большинство против внедрения ящиков для детей.

Какой же отчет мы видим на сайте Совета Федерации? «По мнению большинства экспертов, «беби-боксы» уже сейчас могут стать механизмом конституционного права на жизнь».

Поведение, достойное защитника однополых браков, коим является Добрынин.

Теперь, видимо, нужно готовиться к повторению этого представления на уровне Госдумы, или, может, хоть там в предвыборный год кто-то вспомнит о том, что он формально является народным избранником?