"Масштаб нарушений бросал судей в дрожь": интервью Адальби Шхагошева ИА REGNUM

Нальчик, 17 мая 2005, 19:56 — REGNUM  В конце мая Верховный суд РФ вновь будет рассматривать вопрос о нарушениях в ходе выборов в Госдуму 7 декабря 2003 года. А именно, 25 мая будет слушаться дело по жалобе Адальби Шхагошева, баллотировавшегося по Кабардино-Балкарскому одномандатному округу, где победу официально одержал представитель "Единой России" Заурби Нахушев. После выборов жалобы Шхагошева на серьезные нарушения, допущенные в ходе выборов, были рассмотрены в судах Кабардино-Балкарии, однако оставлены без удовлетворения. Накануне заседания Верховного суда РФ кандидатом в депутаты встретился корреспондент ИА REGNUM.

Справка ИА REGNUM. Адальби Шхагошев родился в 1967 году в селении Старый Урух Урванского района Кабардино-Балкарии. Кабардинец. Окончил исторический факультет Кабардино-Балкарского государственного университета. После окончания университета в 1991 году поступил на службу в МВД КБР в Управление по борьбе с организованной преступностью. В 1992 году при задержании особо опасного преступника лишился кистей обеих рук, накрыв собой гранату. За совершенный героический поступок был награжден президентом Российской Федерации орденом "За личное мужество". Столица республики Нальчик объявила его своим почетным гражданином. В 1993 и 1997 гг. избирался в парламент Кабардино-Балкарии. В 1997 г. создал благотворительный фонд "Солидарность", деятельность которого началась с открытия бесплатной столовой для малоимущих. В 2001 г. организовал и возглавил Ассоциацию промышленников и предпринимателей Кабардино-Балкарии "Солидарность". Ассоциация занимается привлечением инвестиций в экономику республики, создала более 1000 рабочих мест.

ИА REGNUM: В России всегда были претензии к выборам, но обычно эти претензии ограничивались громкими заявлениями. Вы же решили отстаивать свою правоту до конца и пошли в суды. Чем вы руководствуетесь, отстаивая свои права?

Претензии к выборам существуют не только в России, но и в достаточно развитых демократиях. В моем же случае речь идет о полном выхолащивании самой сути института выборов, который превратился в способ реализации определенной установки. Такого не происходит нигде в России. Отличие не только в размахе нарушений и пренебрежении законом, но прежде всего в очевидности этих нарушений для общества.

Понимаете, в Кабардино-Балкарии своя ментальность. Здесь сильны узы, связывающие людей. Люди чаще общаются, делятся информацией. Через день после выборов в любом селении жители уже точно знают реальные итоги голосования. И им остается только удивляться тому, насколько же их воля искажена. А что же касается того, чем я руководствуюсь... Прежде всего убежденностью в своей победе. Я уверен, что избиратели республики проголосовали за меня и мою программу. И сегодня, спустя полтора года после выборов, продолжаю получать все новые и новые подтверждения этому.

Я не соглашусь с тем, что мою победу превратили в поражение. И каким бы трудным и долгим ни был путь цивилизованного, на основе закона, отстаивания своих прав, я все же пошел именно этим путем и доведу начатое дело до логического конца. Оспаривая результаты выборов, я отстаиваю не только свои права. Но и права тех, кто проголосовал за меня.

ИА REGNUM: Вы не раз говорили о том, что выборы в Государственную Думу РФ в 2003 году на территории Кабардино-Балкарии не просто прошли с нарушениями, но и полностью сфальсифицированы. На чем основаны такие утверждения? Судите сами, по официальным данным перевес моего оппонента составляет 200 тысяч голосов. Я убежден, что здесь действовали по принципу: чем больше ложь, тем легче в нее поверят. Но они просчитались. Этим цифрам никто не верит. Мы уже полтора года доказываем, что эти цифры не имеют ничего общего с тем, как на самом деле проголосовали избиратели. Все это время мы добиваемся, чтобы была проведена проверка. Но нам все отказывают - и сами комиссии, и органы прокуратуры, и суды. Нам не удалось посмотреть ни один список избирателей, ни один избирательный бюллетень. Если эти цифры реальные, то почему бы их не перепроверить и не поставить точку?

Все прекрасно знают, как достигался этот результат. Один только факт чего стоит: в день выборов шло массовое изгнание моих представителей из участков; когда по другому не могли с ними справиться, их на руках выносили, задерживали и часами держали в милиции. И уникальность нашего дела как раз таки и заключается в количестве и весомости доказательств, свидетельствующих о масштабной фальсификации.

ИА REGNUM: Не могли бы Вы обозначить основные свои претензии?

Начну с главной - это завышение явки. Вторая претензия - это приписки голосов избирателей моему оппоненту. И как следствие - фальсификация в массовом порядке избирательных документов. И только на последнее место я отношу все нарушения, связанные с использованием административного ресурса.

ИА REGNUM: Давайте все же начнем с административного ресурса.

У нас применение административного ресурса было таковым, что можно говорить о тотальной мобилизации чиновничества. Как будто они собрались отразить нападение на республику. Хотя я очень сильно сомневаюсь, что при реальной угрозе они так мобилизовались бы. Могу со всей уверенностью сказать: если бы с таким накалом, с таким рвением чиновники относились бы к исполнению своих непосредственных обязанностей, то большинство проблем, стоящих перед республикой, были бы давно разрешены.

Выборы были превращены в откровенный фарс. Представьте себе такую ситуацию: вице-премьеры, министры, генералы разъезжали по районам, собирали представителей избирательных комиссий и доводили до них "плановые показатели". При этом не забывали сообщить о последствиях, которые ожидают тех, кто не выполнит установку. И все же я все их старания не переоцениваю, потому что и при таком небывалом давлении избиратели, которые пришли на выборы, проголосовали за меня. После выборов в чиновничьей среде было только одно сожаление: что избиратели все же знают реальные итоги выборов.

Накануне выборов я просил вмешаться Центризбирком вмешаться для того, чтобы выборы прошли честно. Накануне выборов встретился с руководством Окружной избирательной комиссии и настаивал, чтобы они предотвратили открытое вмешательство в процесс голосования милиции и чиновников. И я убедился в том, что от них практически ничего не зависит.

ИА REGNUM: Вы говорите об очевидности нарушений и о том, что в действительности избиратели поддержали вас. Почему вы не воспользовались их поддержкой? Не устроили, предположим, акции протеста? Ведь, как показывает опыт, это более эффективно, чем судебная тяжба.

В течение всей избирательной кампании оппонирующей стороной было сделано все, чтобы люди вышли на улицу. И мне не стоило никаких трудов устроить акции протеста. Но я не пошел на это. Конечно, я понимаю, если бы я вывел людей на площадь, на это все обратили бы внимание. Когда же полтора года идут судебные процессы, это интересно не всем. Суды воспринимаются как рутина, это не бушующая толпа. Но если бы эти же аргументы, которые мы приводим в судах, стали бы предметом обсуждения на митингах, отношение к моему делу было бы совсем иное. И разве можно признать нормальной ситуацию, когда проблема признается только тогда, когда она выносится на улицу?

И все же я не намерен сходить с избранного пути: доказывать свою правоту не любыми средствами, а только на основе закона. Конечно же, митинги - тоже вполне законное мероприятие. Однако факты, которое свидетельствуют о вопиющим пренебрежении волей сотен тысяч людей, просто опасно выносить на митинг. Ни одна должность, ни один депутатский мандат не стоят того, чтобы ради них идти не дестабилизацию.

ИА REGNUM: Удалось ли Вам определить масштабы завышения явки?

Мы убеждены, что как минимум за 150 тысяч избирателей бюллетени были вброшены. Здесь существует целая система доказательств. Я не буду говорить обо всем. Остановлюсь на некоторых примерах.

Взять хотя бы стопроцентное голосование. Найдется ли хоть один человек, который поверит в то, что такое возможно на обычном участке, где живут около трех тысяч избирателей? Но если даже кто-то и готов был в это поверить, то и здесь мы представили в суд неопровержимые доказательства, что такого не было. Провели опросы на участках, где нам сложнее было найти тех, кто ходил на выборы, чем тех, которые не ходили. Избиратели с этих участков являлись в суд и давали показания, что ни на какие выборы они не ходили.

Или как можно отнестись к тому, что каждый третий избиратель проголосовал на выезде? Это просто физически невозможно, объехать такое число избирателей. Или на другом участке. Мы представили видеозапись, из которой видно, что переносная урна переполнена бюллетенями. Но при этом по протоколу ни один человек здесь на выезде не голосовал. Еще одна видеозапись, представленная в суд. Там поймали избирателя с 23 бюллетенями. Комиссия утверждает, что бюллетени забрали в ОВД, а милиция от этого открещивается. Ни милиционера, ни бюллетеней. А у комиссии и здесь полный порядок. По протоколу - все бюллетени на месте. Каким образом произошло самовосстановление этих 23 бюллетеней, так и осталось тайной. В день выборов даже вице-премьер республиканского правительства умолял наблюдателей "увеличить" явку, то есть, попросту говоря, вбросить в ящик бюллетени, объясняя это тем, что он потеряет свою должность, если не "обеспечит" нужный результат. Какие могут быть здесь комментарии!

И еще одно обстоятельство, которое доказывает не только завышение явки, но и безоглядную фальсификацию. В суд мы представили бюллетени. Они были изъяты на разных участках моими наблюдателями при попытках вброса. Только по одному участку - 258 штук. Во всех бюллетенях имеются печати комиссий, подписи двух членов комиссии. Однако в протоколах полный баланс: нечего не пропало, ничего даже не утеряно.

Суды даже и не пытались разобраться с этими казусами. Хотя, казалось бы, чего проще. Нужно было истребовать из комиссий бюллетени и посмотреть, сколько проголосовало избирателей и сколько на самом деле бюллетеней. Но сама мысль об этом бросала судей в дрожь. Одна из судей, которая все же истребовала список избирателей и ящик с бюллетенями, так и не посмела их вскрыть и - подальше от греха - вернула их обратно.

ИА REGNUM: Вы еще говорили о приписках. Как вам удалось это выявить? p>

Когда избирательные комиссии отказываются верить нашим доказательствам, это еще можно понять. Но когда они не признают результаты своих далеко неправедных усилий, это уже полный абсурд. Так было с данными, которые были введены в ГАС "Выборы" и размещены на сайте избиркома в Интернете. Сначала были вывешены протоколы, подтверждающие мою победу, а затем их зеркально изменили, и "победителем" стал мой оппонент. В суде мы потребовали проверить эти данные. Судья отказался, использовав сногшибательный аргумент, что у него нет доступа в Интернет. По всем другим делам положение разбирательство проходило по такому же сценарию.

При всем этом я через своих представителей неоднократно заявлял о том, что публично признаю результаты выборов и прекращу их оспаривание, если будет проведена проверка списков избирателей и бюллетеней хотя бы по одному участку, которая подтвердит официальные данные и по явке избирателей, и по голосам, поданным за кандидатов. Мы так и не добились такой проверки.

ИА REGNUM: Вы сказали о подделке подписей членов избирательных комиссий. Каким образом она была выявлена?

Если б это были отдельные случаи, то об этом можно было бы и не говорить. Представьте себе общую картину. В Верховный суд Кабардино-Балкарии было представлено 158 протоколов, и подписи только на двенадцати из них выглядят подлинными. Один только факт: Окружком вообще умудрился по одному и тому же участку представить в Верховный суд один протокол, а в городской суд - совсем другой. В них разница - 300 избирателей. Эта ситуация дает ответы на вопросы, кто и когда занимался фальсификацией протоколов.

ИА REGNUM: Если это так очевидно, почему же суды на это не реагируют?

Не могу сказать, что у судей не было желания принимать объективные решения. Один из судей, не желая поступаться законом, но в то же время понимая, что принципиальная позиция будет иметь для него последствия, решил взять самоотвод. Другой случай, когда судья отказался придерживаться определенной установки, закончился его отстранением от дела, что категорически не допускается. Многие судьи выносили свои решения, прекрасно понимая их неправомерность. И даже не пытались этого скрывать.

ИА REGNUM: Президент РФ в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ весьма критически говорил о судебной системе. Ваше дело 25 мая по кассации будет рассмотрено в Верховном Суде РФ. Как вы думаете, оценка Президента состояния нашего правосудия может повлиять на разрешение вашего дела в Верховном Суде РФ?

Я полностью согласен с такой оценкой. В частности, и мое дело является примером низкой эффективности отечественного правосудия. Полтора года идут процессы, и ни на один свой вопрос я не получил ответа. Мне трудно судить, чем будут руководствоваться судьи при разрешении моего дела. Но я все же надеюсь, что озабоченность Президента РФ получит отклик у судей хотя бы в форме стремления на деле доказать обратное, доказать эффективность правосудия.

ИА REGNUM: Как Вы относитесь к тому, что некоторые политические силы могут использовать вас и ваш процесс в политической борьбе против "Единой России"?

Попытки придать нашему процессу такой поворот были, есть и, наверное, будут. Меня пытались и пытаются противопоставить не только "Единой России", но и республиканским властям и чуть ли не всей избирательной системе страны. Но я каждый раз подчеркиваю, что выступаю против нарушений закона, против пренебрежения волей и позицией сотен тысяч избирателей. Мои действия были бы такими же, если бы мой оппонент принадлежал и к любой другой политической партии.

ИА REGNUM: Вы не считаете, что отмеченная вами фальсификация результатов выборов в пользу представителей "Единой России" бьет по рейтингу Президента РФ?

Естественно, бьет. Но в этом виноваты те, кто занимается фальсификациями. Именно они подрывают доверие к базовым демократическим ценностям, о своей приверженности к которым еще раз заявил Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию. На сегодняшний день фальсификаторы, как правило, не несут никакой ответственности. Их прикрывают суды, правоохранительные органы. И эта ситуация подрывает доверие к власти в целом.

ИА REGNUM: Если Верховный Суд РФ вам откажет, вы обратитесь в Страсбург?

В начале нашего разговора я отвечал на ваш вопрос, чем я руководствуюсь, отстаивая свои права. Мне бы очень хотелось, чтобы мое дело получило свое окончательное разрешение здесь, на родине. Но если я и в Верховном Суде РФ столкнусь с необъективным и пристрастным отношением, у меня не будет иного выхода.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail