Президент Грузии Саломе Зурабишвили предприняла второй ход против правящей партии «Грузинская мечта». Смысл первого заключался в том, что из президентского аппарата стали просачиваться слухи, что после суда Зурабишвили может помиловать экс-президента Михаила Саакашвили, хотя раньше у нее по этому вопросу была четкая позиция: «Нет и никогда». Но потом она сообщила, что «на этот вопрос ответ будет дан в свое время». Второй ход: президент заявила, что не приветствует возобновление авиасообщения с Россией, так как это «допускает раскол между Грузией и западными партнерами». По ее словам, «в то время как все наши страны-партнеры словом или делом выражают максимальную солидарность с самоотверженной борьбой Украины, у меня и, уверена, у большинства общества позиция правительства и правящей партии вызывает недоумение». Она также утверждает, что вместо возобновления полетов правительству «следует позаботиться о репутации страны, категорически ответить на обвинения в адрес страны об обходе санкций через Грузию».

Саломе Зурабишвили
Саломе Зурабишвили
Bernd von Jutrczenka/dpa/ТАСС

В заявлениях Зурабишвили просматривается определенная логика. В Москве на разных уровнях озвучиваются предполагаемые действия в отношениях с Тбилиси в трехчленной схеме: восстановление между двумя странами авиасообщения, отмена для граждан Грузии визовой системы с перспективой выхода на восстановление дипломатических отношений. Ранее замглавы МИД России Михаил Галузин предположил, что Москва отменит визовый режим для грузинских граждан, как только сложатся «необходимые предпосылки». Частично они появились. Тбилиси занял самостоятельную позицию по украинскому конфликту и в отношении развязанной коллективным Западом против России санкционной войне, активно развивает с Москвой торгово-экономические отношения. Призывы Вашингтона и Брюсселя к Тбилиси открыть для России на Кавказе «второй фронт» также не находят в Грузии отклика. Не случайно министр иностранных дел России Сергей Лавров квалифицировал позицию грузинских властей как «мужественную», поскольку они «руководствуются интересами Грузии, а не западных стран».

В такой ситуации Зурабишвили позиционирует себя уже в качестве «борца с Кремлем», полагая, что ей удастся расширить политическое пространство для борьбы против «Грузинской мечты», изменить внутриполитический ландшафт страны. По мнению грузинского эксперта Вахтанга Дзабирадзе, «президент меняет свое отношении к оппозиционной партии «Единое национальное движение» (партия Саакашвили), пытаясь из ее осколков создать новую прозападную так называемую «третью силу», но сохраняя при этом роль «серого кардинала». Но вот в чем главный нюанс и парадокс складывающейся в Грузии политической реальности. Правящая «Грузинская мечта» заявляет, что не собирается отказываться от стратегического сотрудничества с Западом, хотя Тбилиси отказали в членстве в ЕС и НАТО. Она демонстрирует, что в виртуальном конфликте с Зурабишвили речь идет не о «выборе политических и других ценностей, а о столкновении конкретных интересов экономического свойства», а существующий зазор между такими позициями не имеет принципиального свойства.

Дистанцирование Тбилиси от украинского кризиса и сохранение торгово-экономического сотрудничества с Россией не означает пересмотра внешнеполитического курса, а всего лишь демонстрирует развитие тренда прагматизации отношений путем привлечения грузинских производителей на российские рынки и расширения присутствия в Грузии российского бизнеса. Рост ВВП Грузии в 2022 году на 10% в значительной степени стал возможен благодаря активно развивающимся контактам между гражданами соседних стран в сфере туризма, а также торговых отношений. При этом всё это не увязывается с динамикой урегулирования грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, хотя появляются шансы для постепенного сглаживания противоречий на этом направлении. При таком подходе сотрудничество с Москвой официальный Тбилиси не воспринимает как угрозу грузинским национальным интересам. Москва дверь перед Тбилиси не захлопывала, оставила ее приоткрытой, но обозначила четкое условие: хотите в ЕС — ради Бога, но никакого НАТО на своей территории.

Лидер партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе
Лидер партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе
DUMITRU DORU/EPA/ТАСС

В то же время фактом является то, что «битва» Зурабишвили с «Грузинской мечтой» происходит на западном, а не российском фланге. Правительство Грузии, парламентское большинство и правящая партия не имеют никаких отношений с соответствующими российскими структурами, работают только с Западом, временами вступая в острые перепалки с европейскими парламентариями и американскими сенаторами. Это грузинская оппозиция «политический комплимент» Лаврова в отношении Тбилиси пытается подать как проведение «Грузинской мечтой» линии, которая «нужна России». Лидер правящей партии «Грузинской мечты» Ираклий Кобахидзе отвечает, что в России живет около миллиона этнических грузин, из России в 2022 году поступило 40,3% от общего объема денежных переводов в грузинские коммерческие банки. Поэтому в грузинском обществе есть запрос на нормализацию отношений с Россией. Но это вовсе не означает автоматического сближения Тбилиси с Москвой. По мнению грузинских экспертов, грузинское руководство не торопится двигаться на этом направлении, ожидая, чем закончатся события на Украине.

План Киева «поджечь» Грузию провалился. Теперь Зурабишвили, профессиональный дипломат западного толка, пытается выступать в роли «белой вороны» как в отношении украинского кризиса, так и в роли «серого кардинала», медиатора между правительством и политическими силами. Но окажется ли по Сеньке шапка? И не получится ли так, что внучке эмигрировавшего в 1920 году из Грузии на Запад политика придется повторить путь деда?

Читайте развитие сюжета: Лидер «Грузинской мечты» обвинил СМИ в распространении «очень большой лжи»