Вокруг немецких танков накануне встречи в формате «Рамштайн» развернулась нешуточная пиар-работа. Словно речь шла о некоем чудодейственном wunderwaffe, которое, наконец, поможет сокрушить «русскую военную машину». Тут стоит напомнить, что сам тезис и термин появились именно в нацистской Германии начиная примерно с 1942 года, когда геббельсовская пропаганда стала настойчиво обещать немцам, что, мол, вот-вот появится такое оружие, которое переломит ход войны. Сначала это должны были быть танки «Пантера», потом подлодки класса XXI (ни то ни другое, кстати, ожиданий не оправдало), потом еще что-то.

НАТО
НАТО
Иван Шилов © ИА REGNUM

Так и сейчас вокруг «победоносных» танков Leopard 2 скорее больше пиара и хайпа, чем реальных расчетов на то, что пара десятков таких машин сможет решить судьбу военных действий. В то же время именно пропагандистский момент, судя по всему, и смущает Берлин, вернее, социал-демократа канцлера Олафа Шольца, больше всего. Ровно как и главные энтузиасты этого образа (немецких танков) в лице прибалтов, поляков и некоторых других, которые воодушевлены именно этим моментом — эмоционально-политическим. Возможно, Шольцу не хочется видеть заголовки газет типа «Немецкие танки снова в степях Украины». Но это не точно. А его оппонентам по блоку союзников, которые его продолжают уламывать на сей счет, как раз хочется именно таких заголовков.

Вокруг чего, собственно, идут споры? Танки Leopard 2 производятся с конца 1970-х годов, с тех пор их наделали более 3,5 тыс. штук. В основном немцы работали на экспорт. В том числе сотни этих танков имеются у европейских стран. Для их реэкспорта в третьи страны нужно разрешение страны-производителя. Предварительный список у самой Германии на поставки «Леопардов» был сформирован еще летом и состоял из 19 (всего-навсего) машин, которых у самой Германии не так уж много. Всего в бундесвере числятся 312 танков Leopard 2 разных серий. Из них 99 в мае прошлого года были отправлены на ремонтно-профилактические работы, один был списан. Осталось 212 танков. Украине вроде собирались отдать 19 штук серии Leopard 2A5, которые использовались только для учений. Для некоторых прозвучит, конечно, как-то издевательски.

Leopard II
Leopard II
U.S. Army Europe

Накануне встречи «Рамштайн» Берлин дал понять, что мог бы согласиться на поставки «Леопардов», если бы США предоставили свои танки «Абрамс». Хотя ранее Вашингтон делать это отказался: мол, танки слишком сложны в обслуживании (они не ездят на дизеле, им нужно высококачественное топливо, причем много), требуют длительного обучения персонала. Хотя, возможно, были и другие, не обнародованные мысли на сей счет. А именно, что «капризные» танки «Абрамс» могут себя не очень хорошо показать в боях на местности на Украине, что, в свою очередь, может навредить их имиджу.

Зато Британия решила пренебречь соображениями имиджа и отправит на Украину 12 своих тяжелых (они существенно тяжелее российских машин аналогичного класса) танков Challendger, которые и так считаются не самым лучшим танком всех времен и народов. Ну а вдруг блеснет, терять-то нечего? Также в новую партию британской помощи войдут бронетранспортеры FV430 Mk3 Bulldog. Это относительно свежая машина, ее начали разрабатывать в 2005-м для использования на Ближнем Востоке. И вот теперь хотят испытать на Украине.

В Рамштайне дан «зеленый свет» на поставки и другой бронетехники. В частности, около 50 американских бронемашин Bradley и около 100 боевых машин Stryker, — всего нынешний только американский очередной пакет помощи Украине потянет на 2,5 млрд долларов. В него будут включены новые ракетно-артиллерийские системы и боеприпасы к ним. Судя по всему, падет прежний «рубеж» дальности предоставляемых ракетно-артиллерийских систем. До недавних пор это было 80 км, сейчас речь идет уже о 160, что может позволить наносить удары по Крыму. Страны-союзницы тоже подписались — каждая на свою порцию поставок.

Бронетранспортер Stryker
Бронетранспортер Stryker
U. S. Air Force

Главком ВСУ Залужный недавно говорил, что для «успешного наступления» Украине надо не менее 300 танков, 500–600 БТР и БМП и несколько сотен артиллерийских систем. В этом году в таких объемах Киев вряд ли всё это получит. Но просить продолжит.

Кроме того, отношение союзников к военным поставкам у разных стран все же разное, хотя открыто это не признается, а декларируется, что надо продолжать столько, сколько потребуется, и в таких объемах, в которых потребуется.

В каком-то смысле в ходе нынешнего совещания обозначился даже определенный раскол между группой наиболее решительно настроенных сторонников Киева и теми, кто хоть и выступает за дальнейшее продолжение помощи, но без энтузиазма. Первая группа стран, включающая Данию, Польшу, Нидерланды, Латвию, Литву, Чехию, Словакию и Эстонию, сочла необходимым даже подписать отдельное совместное заявление, в котором подчеркнули, что по-прежнему привержены идее направлять Киеву военную и прочую помощь в «беспрецедентных» объемах.

Размеры помощи от маленькой Эстонии Украине уже достигли нескольких сотен миллионов евро, составляя существенную часть ее военного бюджета. Это не столько именно про действенность такой помощи в военном плане (эстонская доля все равно ничтожна), сколько о проявлении вполне определенной политической позиции. А вот другие страны почему-то вышеупомянутое заявление не подписали. Хотя говорить в этой связи, что Запад «устал от Украины», было бы неправильно. Еще недостаточно.

Решение по немецким танкам в обозримом будущем все же может быть принято, даже если Шольца уломать не удастся — в обход получения специального немецкого разрешения на реэкспорт. По поводу чего немцы, конечно, могут «выразить озабоченность», но заблокировать такие поставки не смогут и не станут, а открыто возражать против наращивания помощи в части наступательных вооружений Украине — тем более. На Западе это сегодня политически «непроходная тема», и максимум возможного тут — это выражать опасения по поводу «риска эскалации конфликта». На возможность одностороннего решения «танковой проблемы» уже намекали Польша и Литва. А украинские танкисты скоро начнут проходить обучение в Польше на тех самых «Леопардах».

Американская военная база Рамштайн. ФРГ
Американская военная база Рамштайн. ФРГ
U.S. Air Force

Следующая встреча в формате «Рамштайн» пройдет в феврале. И если нынешняя была «танковой», то следующая будет «авиационная». Первую подачу уже сделали Нидерланды, заявив о готовности рассмотреть вопрос передачи Украине своих истребителей F-16, а в США дали понять, что не будут возражать.

Таким образом, подтверждается логика западных военных поставок Киеву, проявившаяся с самого начала конфликта: то, что сначала находится под запретом, рано или поздно включается в новые пакеты помощи. Так было с танками, а ранее и с более «безобидными» видами вооружений. Так было вообще с вооружениями, которые считаются «наступательными». Теперь пало и это табу. Так будет и с самолетами. Насчет которых (а тогда речь шла всего лишь о МИГах советского производства) Байден, помнится, летом прошлого года сказал решительное «нет» Польше, когда она подняла такой вопрос. А сейчас уже речь об американских машинах. Следующий этап — массовое прибытие военных советников не только для «советов», но и для управления становящимися все более сложными системами непосредственно на поле боя. Ну а там и до непосредственного вмешательства НАТО в той или иной форме в военный конфликт уже будет рукой подать. Если будет сочтено, что именно такой вариант более «эффективен», чем тотальная военная мобилизация военной промышленности Запада для удовлетворения все более растущих потребностей Украины.