Государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию стал политической реальностью. Он долгое время по разным причинам откладывался. Ранее американское издание Wall Street Journal со ссылкой на осведомленные источники сообщала, что Си Цзиньпин планирует посетить с визитом Саудовскую Аравию до конца 2022 года или в начале будущего года. При этом до момента приземления самолета с главой КНР в аэропорту Эр-Рияда китайские издания вообще не упоминали об этом. Возможно, это было связано с обеспечением безопасности. В то же время в Пекине знали, что американская дипломатия предпринимает огромные усилия для того, чтобы если не отменить визит Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию, то изменить переговорную повестку.

США и Китай
США и Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

Эр-Рияду указывали на то, как подметило издание Foreign Policy, что в «мусульманском браке разрешено иметь четырех жен», поэтому «Китая может быть для него только «новой, может быть любимой женой, но не главной». При этом указывалось на то, что именно США, а не Китай «остаются ключевым партнером Эр-Рияда в области безопасности и разведки», выступают в роли гаранта свободы судоходства в Персидском заливе — ведь именно ВМС США защищают там поставки энергоресурсов тому же Китаю». Такой подход диктует, чтобы Эр-Рияд и Пекин стали использовать новаторские приемы в дипломатические маневрирования с целью «застолбить» новые общие региональные и глобальные международные интересы. Они есть. Саудовская Аравия начинает позиционировать себя на Ближнем Востоке качестве одного из «центров силы» и лидера всего арабского мира. В ситуации ослабления влияния США она стала обозначать центризм в треугольнике США — Китай — Россия в соответствии с собственными национальными интересами.

Формула «США нужна саудовская нефть, а Саудовской Аравии американский «зонтик безопасности» уже не работает. Это стало очевидным уже после того, как в 2017 году король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд совершил поездку в Азию.

Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд
Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд
Secretary of Defense

По этому маршруту недавно последовал и наследный принц Мухаммад ибн Салмана. В ходе этого турне он встречался и вел переговоры с китайским руководством, обсуждая экономические связи и стратегические отношения. Но саудовцы, выстраивая новую региональную политику, не демонстрируют склонность к рискам. И вот почему. Дело в том, что ранее Китай постепенно, но системно наращивал свое экономическое присутствие в регионе. Визит Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию — своеобразная кульминация этого процесса, который пока только потенциально обозначает возможность перевода его на уровень стратегического партнерства. Но так обозначается фактор эрозии американской исключительности, сужение возможностей Вашингтона продолжать рулить всем в своих интересах в арабском мире. В такой ситуации Китай заявляет, что развитие отношений с Саудовской Аравией является его приоритетом своей дипломатии на Ближнем Востоке.

В то же время он держит себя на почтительном расстоянии от вооруженных конфликтов в регионе, действуя, как пишет катарское агентство Al Jazeera, «с помощью предлагаемых для реализации таких мегапроектов, которые, в частности, позволяют Саудовской Аравии диверсифицировать свою экономику, основу которой сейчас составляет нефть». Такие усилия Китая будут иметь важные последствия для будущего всего Ближнего Востока. Но пока о новой концепции в области обороны и безопасности речи не ведется, хотя в среднесрочной перспективе США придется там потесниться не только с Пекином, ведь как не крути, но Китай зависит от импорта сырой нефти из частей региона, которые затронуты или могут быть затронутыми новыми кризисами и нестабильностью. Поэтому не исключено, что в будущем Пекину придется проводить политику, основанную не только на торговле, но и военных ходах.

Теперь о внешней стороне визита Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию. Он, конечно, демонстрирует смыслы происходящих в мире перемен, что нашло отражение в подписанных документах о стратегическом партнерстве Эр-Рияда и Пекина и соглашении о торгово-экономическом сотрудничестве на сумму около 30 млрд долларов. Одна из тем переговоров — это переход к расчетам за энергоносители с долларов на юани, в которых ведутся расчеты, кстати, за российскую нефть, поставляемую в Китай. По данному вопросу Пекин и Эр-Рияд ведут диалог в течение последних шести лет. Китайский лидер принимает участие и в саммите стран — членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Это первый китайско-арабский саммит, организованный Лигой арабских государств. Но считать, что арабы полностью утеряли невосприимчивость к командам Вашингтона, преждевременно. Не случайно в опубликованном как раз в эти дни проекте американского оборонного бюджета (National Defense Authorization Act, NDAA) не упоминается о каком-либо сокращении в области военного сотрудничества на Ближнем Востоке.

Тем не менее рычагов воздействия на регион у США становится всё меньше и меньше, и визит Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию демонстрирует смену вех.

Си Цзиньпин
Си Цзиньпин
COP PARIS

Главные события, как считает китайская англоязычная газета Global Times, еще впереди, когда «станет проявлять себя мощная внутренняя сила, продвигающая сотрудничество между Китаем и арабскими государствами, далеко выходящая за рамки торгово-экономического взаимодействия». Сейчас же стороны проводят корректировку новых многопрофильных отношений.