Филипп Рикер, высокопоставленный дипломат, имеющий статус старшего советника Госдепартамента США по вопросам переговоров на Южном Кавказе, побывал в Баку, Тбилиси и Ереване. Это его не первый визит в регион, но нынешний имеет ряд важных особенностей. Предыдущие визиты носили больше зондажный характер и сопровождались политическими заявлениями Рикера общего оценочного свойства. Вместе с тем эксперты отмечали заметную активизацию американской дипломатии на закавказском направлении, фиксировали элементы нового разворота стратегии Вашингтона в регионе, смысл которого заключался в неприятии созданного после второй карабахской войны с прямым участием России и косвенным Турции формата региональной безопасности. Загадка была в том, как и с помощью какого дипломатического или иного механизма американцы намерены переиграть ситуацию.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вашингтон пытается реанимировать деятельность Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. При назначении Рикера на должность старшего советника по вопросам переговоров на Южном Кавказе госсекретарь США Энтони Блинкен назвал его американским сопредседателем МГ ОБСЕ. Кстати, в ходе последнего визита Рикера в Ереване встречали и вели с ним переговоры именно в таком дипломатическом качестве, тогда как в Баку и в Тбилиси его называли спецпредставителем. Москва считает, как говорил глава МИД России Сергей Лавров, что «тройка» сопредседателей Минской группы отменена, так как «США и Франция заявили, что не будут с нами общаться в этом формате». Что касается Баку, то президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что мандат МГ ОБСЕ «де-факто может считаться недействительным», но «де-юре он находится в силе». Однако тогда что мешает Москве и Баку объявить о юридическом выходе из этого формата?

Стали выявляться нюансы и принципиального свойства. После встречи Алиева с премьер-министром Армении Николом Пашиняном в Брюсселе при посредничестве Евросоюза Лавров обратил внимание на то, что «в коммюнике ЕС по итогам встречи нигде ни разу не упомянута Россия». Это наводит на мысль, что Запад считает возможным возобновление деятельности Минской группы без участия Москвы. Это первое. Смысл второго нюанса глубже и значительно шире. Мало кто из экспертов обращает внимание на то, что Запад в своей политике в Закавказье не выделяет отдельно в качестве направлений Азербайджан, Армению и Грузию. Рикер, как и его французский коллега, курируют общие проблемы региона, включая туда даже процесс нормализации армяно-турецких отношений. То есть они рассматривают Закавказье в контексте единого геополитического целого. Такое в истории региона уже бывало, когда его проблемы рассматривались в августе 1919 года на Парижской мирной конференции по итогам Первой мировой войны.

Филип Рикер
Филип Рикер
Usembassy.gov

Тогда решением Совета четырех в Закавказье была послана американская военная миссия в главе с генералом армии США Джеймсом Харбордом. По заданию президента США Вудро Вильсона она должна была «обследовать и сообщить о политическом, военном, географическом, административном, экономическом положении и других условиях в районах, которые могут представлять интерес для Америки» в контексте возможности ведения на регионе мандатного управления. Круг интересов у Вашингтона был широким и охватывал не только Кавказ, но и Иран с Турцией. В представленном в середине октября 1919 года отчете Харборда в Государственный департамент США отмечалась, что «страны региона перегружены конфликтами, находятся не в лучшем состоянии и выжить могут только в условиях объединения под единым мандатом». При этом, по мнению Харборда, создать и сохранить предполагаемую кавказскую конфедерацию «можно было только с помощью введения в регион ограниченного военного контингента», что предлагалось рассмотреть на Парижской конференции.

Конечно, исторические параллели всегда условны, но нынешняя ситуация в регионе удивительным образом напоминает ту, которая там сложилась в конце 1919 — начале 1920-х годов. Тогда РСФР была отключена от такого международного института как Парижская конференция. Ныне Россию хотят отключить от ОБСЕ. Тогда повышенную активность в регионе проявляли Иран и кемалистская Турция, с которой у большевиков был установлен стратегический альянс. И сейчас в регионе очень активны Тегеран и Анкара. Тогда, как и сейчас, считалось, что в наиболее сложном положении пребывает Армения. Харборд предлагал Вашингтону получить мандат на Армению, так как, по его мнению, «армянский вопрос не может быть разрешен… без разрешения проблем с Турцией». Вильсон поддержал этот проект, но его отверг Конгресс США. А что сейчас запланировали американцы, станет ли Рикер современным Харбордом?

Генерал Харборд и его штаб бригады морской пехоты. 1918
Генерал Харборд и его штаб бригады морской пехоты. 1918

Исключать ничего нельзя. Рикер сообщил, что готовит визит в регион госсекретаря США Энтони Блинкена. В этой связи в американских изданиях появились сообщения, что Госдеп тщательно изучает собранное им историческое досье, включая и отчет Харборда, особенно в контексте интересов армянской диаспоры в США. Но преломятся ли перипетии начала XX века сегодня в судьбах закавказских народов? Многое будет зависеть от того, с каким пакетом предложений появится в регионе Блинкен, какой международный механизм Вашингтон намерен запустить на сей раз в контексте развития внутриполитических, международных и региональных факторов. В постконфликтный период в регионе сложились два посреднических формата — Московская площадка и Брюссельская. Вашингтон не включен ни в один из них. Но очевидно то, что на закавказской шахматной доске начинается затяжная непредсказуемая партия с огромными геополитическими ставками.