Заместитель министра национальной обороны Польши, выступая на конференции в Кракове, предупредил соотечественников об «очень высокой» вероятности участия страны в будущем вооруженном конфликте. Он уточнил, что речь идет о возможности глобального столкновения с участием НАТО и противостоянии между Китаем и США. По словам Очепы, как «ход войны на Украине будет иметь решающее значение для планов Китая, и не только в отношении Тайваня», так и «Европейский союз изменится в результате войны, развязанной Россией». Отсюда три важные задачи, которые встают перед польской внешней и оборонной политикой: необходимо сделать её более «глобальной, балтийской и государственной, в частности, укрепить сотрудничество со странами-единомышленниками, и не только в Европе».

США и Польша
США и Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM
Солдаты НАТО на Украине
Солдаты НАТО на Украине
Army.mil

Важность балтийского направления для Варшавы — дело понятное. Но что имеется в виду, когда речь заходит об изменениях ЕС и «глобальном факторе»? Начнем с последнего. До недавнего времени Польша, конечно, проявляла со своими «евроатлантическими партнерами» солидарность в регионах, значительно отдаленных от нее, например, с США в Ираке и Афганистане, но делала это больше символически. Хотя в том же Афганистане во время оккупации его западной коалицией во главе с Вашингтоном польский военный контингент нес реальные боевые потери. Вместе с тем Варшава чаще стремилась выторговать политические и экономические преференции от открытой поддержки союзников, особенно если это касалось второстепенных и третьестепенных для нее направлений. Так было во время правления президента США Дональда Трампа, когда в феврале 2019 года по инициативе Вашингтона в польской столице прошла международная конференция с акцентом на противодействие Ирану. Как можно судить, правящая польская партия «Право и Справедливость» (PiS) рассчитывала на ответную «любезность» Белого дома по срыву проекта «Северный поток — 2». По иронии судьбы, в последнем ей помог не Трамп, а его оппонент, нынешний президент США Джо Байден, прихода к власти которого PiS опасалась и не хотела.

Северный поток — 2
Северный поток — 2
(с) ИА REGNUM

Сегодня для польских внешнеполитических комбинаторов на смену Ирану в «игре с разменом» приходит Китай. Варшава резко заинтересовалась Азией. Так, «Право и Справедливость» пошла на заключение многомиллиардных контрактов на поставку военной техники с Южной Кореей. Учитывая, что в такого рода торговые соглашения Польша всегда привносит геополитическую «добавленную стоимость», речь идет не просто о перевооружении польской армии. В Варшаве стараются держать нос по ветру, пытаясь первыми предложить свои услуги тому или иному западному центру силы. Учитывая, что в нынешней ситуации в Варшаве ставка делается на Вашингтон, колебания PiS сопряжены с изменениями американской политики. Польша внимательно считывает знаки, поступающие из США, что, в частности, отражается на выдаваемых польскими экспертами и журналистами заключениях о Китае и взаимодействии его с Евросоюзом. Поэтому, комментируя недавние протесты в КНР, газета Rzeczpospolita заявляет, что «мы можем и даже должны стать независимыми от китайского рынка, китайских технологий, китайской пропаганды и ласковых слов», а синолог из Варшавского университета профессор Богдан Гуральчик подчеркивает, что «власти в Пекине не считаются с Еврокомиссией и не заботятся о сотрудничестве с Великобританией, они выбирают самых сильных партнеров в Европе (Германию, Италию, Францию и Испанию — С. С.), среди которых нет ни Варшавы, ни Будапешта».

Проблема для Варшавы заключается в том, как совместить возможные профиты от участия на стороне США в их противостоянии с Китаем, которое будет разворачиваться в дальней перспективе, с текущим сложным диалогом с Евросоюзом, прежде всего, с Германией. Ведь, как говорит Очепа, Варшава и Берлин — союзники в НАТО, немцы — самый важный экономический партнер Польши, но на уровне ЕС они «демонстративно действуют против нас». Решений тут может быть несколько. Во-первых, тесно завязать на Варшаву американцев, дать им построить АЭС в Польше, поскольку в случае таких инвестиций Вашингтон «не допустит, чтобы эти объекты оказались под угрозой», а значит, появится шанс прибегать к помощи США и по другим вопросам. Во-вторых, физически втянуть Германию в конфликт на Украине, что продемонстрировал глава «Права и Справедливости» Ярослав Качиньский, предложивший Берлину разместить немецкие батареи Patriot американского производства на Западной Украине вместо Польши. При том, что сам Вашингтон отказывается поставлять киевскому режиму эти системы ПВО. Одним словом, пока конфликт на Украине пребывает в «горячей фазе», Варшаве важно с его помощью как можно сильнее затруднить восстановление диалога между Россией и Германией.

Шольц прибыл в Киев вместе с Макроном и Драги
Шольц прибыл в Киев вместе с Макроном и Драги
president.gov.ua

Потому что надвигается другая «беда» — открытие Евросоюзом «второго фронта» против США. Пока экономического, но уже вызывающего резкие политические оценки. «Одним из главных приоритетов президента Франции Эммануэля Макрона во время его государственного визита в Вашингтон на этой неделе будет смягчение положений акта Байдена о снижении инфляции (IRA), масштабной инициативы, охватывающей всё, от климата до здравоохранения, — пишет европейская редакция американского портала Politico. — Европейские чиновники квалифицируют его как реинкарнацию закона Смута — Хоули (закон о таможенном тарифе, подписанный президентом США Гербертом Гувером 17 июня 1930 года — С. С.), который историки винят в усугублении Великой депрессии. Европейцы опасаются, что щедрые субсидии Madeinthe U. S. A. подорвут их промышленность, и угрожают торговой войной». Сравнение тревожное, те же историки считают, что без Великой депрессии, возможно, не было бы Второй мировой войны. Не на это ли намекал заместитель министра национальной обопоны Польши, говоря об «очень высоком» риске втягивания поляков в «глобальное столкновение»? В данном случае Варшаве следовало бы работать с Берлином и Москвой, чтобы снять со взвода потенциальный «спусковой крючок» эскалации, конфликт на Украине. Внешне такого пока не просматривается, но, может быть, это только пока.