Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в очередной раз заявил, что отношения между Турцией и Сирией «могут начать улучшаться так же, как это происходит у Анкары с Каиром», и «в дальнейшем могут пойти по тому же пути, в политике нет места обидам». При этом он добавил, что президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси «был доволен их встречей в Катаре», и выразил надежду на то, что «процесс нормализации продолжится на министерском уровне».

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Действительно, 20 ноября во время посещения чемпионата мира по футболу в Дохе президент Турции провел краткую встречу с египетским коллегой. Посредником выступил эмир Катара шейх Тамим бин Хамад Аль Тани. Напомним, что ранее Эрдоган, выступавший в Египте в качестве защитника «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и их ставленника Мухаммеда Мурси, приход к власти в Каире в 2013 году генерала ас-Сиси оценивал не иначе как «военный переворот», называя нового президента «тираном», с которым «никогда не будет говорить». Анкара пыталась воспользоваться феноменом «арабской весны», чтобы установить контроль над Египтом как бывшей провинцией Османской империи, финансировала «антиправительственные элементы» в этой стране, даже угрожала переворотом. Не получилось. Не увенчались успехом и попытки Турции оказывать давление на Каир через Эфиопию и Судан. А что получилось? Турецкие эксперты громко заговорили о том, что «Эрдоган в отношении ас-Сиси допустил серьезную ошибку, потому что, в отличие от президента Сирии Башара Асада, египетский лидер пользуется поддержкой американцев, и не только их одних».

«Большая игра» у турок провалилась. Египет получил поддержку со стороны Саудовской Аравии, ряда других арабских стран, чем был обозначен фактор политической изоляции Турции в арабском мире. С другой стороны, активизация Анкары на общетюркском направлении, стремление провести комбинацию «Великий Туран» выявили ограниченность ее ресурсов и геополитических возможностей. Только после этого, как подмечает турецкое издание Sabah, «Турция решила пойти на попятную», стала налаживать отношения с Саудовской Аравией, куда Эрдоган совершил официальный визит. Он отдавал себе отчет, что именно Эр-Рияд при условии корректировки турецкой политики может стать ключевым звеном для наведения мостов не только с Каиром, но и с рядом других арабских стран, в частности, ОАЭ и Бахрейном. Так завершается для Турции начатый еще в 2011 году «арабской весной» цикл, который втянул ее в вооруженные конфликты сразу с тремя странами — Сирией, Ираком и Ливией.

Эр-Рияд
Эр-Рияд
BroadArrow

В результате с этими странами утрачены заметные бывшие взаимовыгодные торгово-экономические связи, Анкара несет немалые финансовые затраты и человеческие потери. Особняком здесь стоит Сирия, с которой косвенно, но проявляет антитурецкую солидарность арабский мир. Как считает турецкое издание Cumhuriyet, «Эрдоган давно понял, что необходимо мириться с Асадом, чтобы не потерять место в новом порядке на Ближнем Востоке». Но как это сделать? Ставка на то, что сирийскую карту удастся разыграть с США, пока себя не оправдывает. Вашингтон продолжает поддерживать курдов, отказывается задействовать Анкару в качестве «тарана трансатлантического сообщества в регионе», как и Турции не удается использовать американский ресурс в своих интересах. Вашингтон не особенно реагирует и на сигналы, как подчеркивается в специальном докладе правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР) для НАТО, что «альянс Анкары с Москвой направлен на ее сдерживание в регионе и Черном море».

Штаб-квартира Партии справедливости и развития (ПСР) в Анкаре
Штаб-квартира Партии справедливости и развития (ПСР) в Анкаре
Nub Cake

Североатлантический альянс не делает секрета из того, что делает ставку в регионе на Украину и Грузию, Болгарию и Румынию. Иными словами, Турцию призывают сменить «многосторонность» во внешней политике исключительно на западный вектор. Именно в таком контексте Запад воспринимает заявления Эрдогана о возможностях примирения с Асадом, и именно эту карту лидер Турции пытается в последнее время активно разыгрывать. Этот вопрос уже давно дискутируется в Анкаре, но связывается пока только с возможными посредническими усилиями президента России Владимира Путина. Ведь, как отмечает пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «уровень отношений России и Турции позволяет урегулировать разногласия по Сирии путем переговоров». Ранее турецкая газета Hürriyet сообщала, что «Эрдоган может встретиться с Асадом в России при посредничестве Путина в 2023 году перед выборами в Турции». Также спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев допускал возможность проведения встречи президентов Сирии и Турции в Москве.

Правда, сейчас, по словам Пескова, «никаких договоренностей о встрече Эрдогана и Асада в России нет». Поэтому, по всем признакам, Эрдоган зондирует почву в США, понимая, что его примирение с Асадом, особенно при посредничестве Путина, сломает Вашингтону всю игру в регионе. Нельзя исключать, что таким образом турецкий президент предлагает выступить в роли посредника либо Западу, либо одной из арабских стран, поскольку такой ход событий не выбивает Турцию из широкого фарватера американской политики в регионе. Не случайно далекий от политических симпатий к России партнер Эрдогана по правящей коалиции, глава националистической партии Давлет Бахчели (через которого ПСР регулярно вбрасывают различные идеи для зондажа общества) призвал правительство «создать возможность» для встречи лидеров Турции и Сирии и начать двусторонние переговоры», возможно, по египетскому сценарию. Ряд турецких СМИ утверждает, что «Асад лишь отказался от встреч с турецкой делегацией в Дамаске, предложив организовать это мероприятие «в третьей стране» (не факт, что речь идет о России — С. Т.).

В случае нормализации отношений Анкары и Дамаска военные операции Турции в Северной Сирии могут войти в правовое поле, а сирийские курды будут выведены из-под «американского зонтика». Похоже, что в этом и скрывается весь смысл интриги Эрдогана, делающего ставку в Сирии на политиков, которые «стали тяготиться чрезмерной, по их мнению, зависимостью страны от России и Ирана», и намереваются, как утверждает Hurriyet с ссылкой на свои дипломатические источники, «диверсифицировать внешние связи — в том числе и через восстановление отношений с ОАЭ, Саудовской Аравией и, конечно, Турцией». Кстати, в экспертной среде давно отмечали, что «происходящие процессы стали осуществляться по независящим от Москвы причинам», но указывают при этом на украинские события. Отметим и то, что негласный диалог по линии разведывательных сообществ между Дамаском и Анкарой ведется давно, и именно эти источники допускают утечки, что якобы «диалог между властями Сирии и Турции через такие государства-посредники, как Россия и Иран, не является столь эффективным, как им хотелось бы».

Курды
Курды
(сс) Kurdishstruggle

Одним словом, Эрдоган маневрирует на сирийском направлении, пытается прощупать почву для разных вариантов решений. Он дает понять, что контакты Турции и Сирии становятся менее контролируемыми со стороны Москвы и Тегерана, что на фоне ситуации вокруг Украины могут быть предприняты усилия, направленные на переговоры со странами Ближнего Востока с учетом сирийского фактора. Смещается фокус интриги, которую Эрдоган пытается перевести с периферии ближе к центру глобальной политики. В то же время политика «разрядки» в отношениях с Египтом и Сирией имеет и внутриполитическое значение: грядущая выборная гонка в Турции будет достаточно проблематичной для правящей партии, поэтому Эрдогану нужны заметные достижения на внешнеполитической арене. Но пока его заявления о готовности помириться с Асадом больше воспринимается как операция «Зондаж», чем реальная смена официальной политики Анкары. «Большая игра» на Ближнем Востоке продолжается.