Почти сразу после того, как премьер-министр Армении Никол Пашинян на состоявшемся в Ереване саммите глав государств-членов ОДКБ отказался подписывать итоговую декларацию и проект решения оказания помощи Армении, президент Азербайджана Ильхам Алиев предпринял два важных шага и принял участие в одном важном событии. Первый шаг был обозначен им следующим образом: «Хикмет Гаджиев (помощник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам — С. Т.) меня проинформировал, что с ним связались из офиса председателя Совета ЕС Шарля Мишеля и проинформировали, что премьер-министр Армении Никол Пашинян согласился на встречу только при условии участия в ней президента Франции Эммануэля Макрона. Это означает, что эта встреча (намеченная встреча на 7 декабря в Брюсселе — С. Т.) не состоится». Второй шаг. Выступая на конференции «Вдоль Среднего коридора: геополитика, безопасность и экономика», Алиев заявил, что Баку выступает за то, чтобы «процессы нормализации отношений между Арменией и Турцией, а также между Арменией и Азербайджаном шли параллельно». По его словам, «они (то есть Ереван — С. Т.) говорят, что хотят нормализовать отношения с Турцией, и мы говорим, что поддерживаем это».

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что касается события, то речь идет о состоявшемся телефонном разговоре между президентом России Владимиром Путиным и Алиевым. Предыдущий телефонный разговор лидеров двух стран был 22 ноября, накануне саммита ОДКБ в Ереване. Согласно официальным сообщениям, «стороны рассмотрели вопросы практической реализации достигнутых в Сочи 31 октября договоренностей», отметили «важность продолжения работы в трехстороннем формате по обеспечению безопасности на азербайджано-армянской границе». Не трудно заметить, между этими шагами и событием существует прямая взаимосвязь. Так мы вступает с загадочную дипломатическую сферу, связанную с интерпретацией событий. Дело в том, что договоренность о проведении новой четвертой за 2022 год встречи в Брюсселе Алиев — Пашинян была достигнута еще 31 августа в Праге. Там же внешне к переговорам подключился и президент Франции Эммануэль Макрон, которому приписывают активизацию переговорного процесса между Баку и Ереваном на брюссельской площадке. По логике, Мишель и должен был председательствовать на готовящемся саммите в Бельгии, однако армянская сторона утверждает, что якобы эта встреча должна была носить четырехсторонний формат — с участием Макрона. Пресс-секретарь МИД Армении Ваан Унанян называет это «логичным действием», но не ссылается на какое-либо официальное заявление по этому поводу.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Баку, который ранее не отказывался от посреднических услуг ЕС, заявил, что «расширение формата с подключением Макрона неприемлемо». К тому же Армения, наладившая контакты с Азербайджаном и по линии дипломатических ведомств, могла бы заранее провести с ним консультации о возможностях подключения президента Франции к переговорам на системном уровне. Этого не произошло. Так Пашинян стал выводить Алиева не только на прямую конфронтацию с Макроном, но и «подрывать» брюссельскую переговорную площадку, потенциально обнуляя достигнутые на ней договоренности по урегулированию отношений между Арменией и Азербайджаном. Представляется, что проблема закопана значительно глубже, нежели лежащие на поверхности ее отдельные элементы, связанные с проармянской позицией Франции. «Меньше чем через неделю после встречи в Праге президент Франции Макрон в своем интервью раскритиковал Азербайджан и обвинил нас в том, чего мы не совершали», — говорил Алиев. Напомним, что в эфире телеканала France 2 Макрон назвал Карабах «спорным» и «непризнанным на международном уровне» регионом, а также обвинил Азербайджан в том, что он «развязал страшную войну, которая привела к множеству смертей, и захватил эту территорию». Это было не похоже на то, что Париж действительно намеревался выступать в роли посредника между Ереваном и Баку. Алиев ответил, заявляя, что «переговорный процесс еще может продолжиться на других площадках — например, в Вашингтоне или Москве».

Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон
Présidence de la République France

Но в Москве проблемами азербайджано-армянских отношений занимается лично Путин. Что касается Вашингтона, то маловероятно, что к этому процессу подключится лично президент Джо Байден. Правда, в регион зачастили высокопоставленные американские эмиссары, которые предлагают себя в качестве международного посредника, заявляя, что «Россия не справляется ситуацией» в силу того, что отвлечена украинским кризисом. Но для США вопросы урегулирования отношений между Баку и Ереваном не являются первостепенными. Что они могут предложить и как они могут обеспечить реализацию договоренностей, если будут достигнуты, ведь у них нет, кроме приемов «дипломатии на расстоянии», необходимого набора политических инструментов для даже компромиссного удовлетворения запросов конфликтующих сторон. В целом же позиция Армении имеет свое объяснение. Потерпев поражение во второй карабахской войне, она пытается что-то отыграть через дипломатию, завязывая сложные узлы и создавая невероятные политические комбинации.

Но почему в таких сценариях принимает участие Азербайджан, который должны устраивать как мирное соглашение от 9 ноября 2020 года, так и другие совместные с Россией и Арменией документы? Это первое. Второе. В Баку должны понимать, что ослабление влияния России в регионе может обнулить и эти достижения. Третье. В случае образования в регионе геополитического вакуума его вряд ли заполнит Турция. Сейчас она к этому пока еще не готова. Почему Алиев «завязывает» на себя проблемы армяно-турецкой нормализации, вместо того чтобы предоставить возможности президенту Турции Реджепу Тайипа Эрдогану вести самостоятельный диалог с Пашиняном, чтобы потом с новых позиций оказывать давление на Ереван? Чего опасается Алиев, если у него, как утверждают бакинские эксперты, «самая сильная армия в регионе и поддержка Турции, есть мощные экономические, энергетические и транзитные возможности?». Наконец, кто ответит на вопрос о том, кого Вашингтон в регионе — Баку или Ереван — считает или может считать своим главным партнером и союзником?

Пока же ситуация в Закавказье балансирует на грани новой вооруженной эскалации, предотвратить которую в очередной раз пытается Россия. По словам пресс-секретарю президента России Дмитрия Пескова, «Москва не то что готова, но и постоянно констатирует продолжение своей работы по содействию двум государствам в урегулировании ситуации и подписании мирного договора». Получится ли на сей раз?