Сразу после завершения трехстороннего саммита в Сочи с участием президентов России и Азербайджана Владимира Путина и Ильхама Алиева премьер-министр Армении Никол Пашинян вылетел в Тегеран, где провел переговоры в комплексе Саадабад с президентом Ирана Ибрагимом Раиси. Ранее Пашинян посещал Иран с рабочим визитом только в августе 2021 года. Судя по всему, этот визит, который формально обозначен как «приглашение Тегерана», был согласован сторонами заранее и завязан на итоги сочинского саммита. Складывается также ощущение, что Ереван в целом предвидел результаты сочинского диалога и решил более активно вводить в игру Иран, чего ранее не наблюдалось. Пашинян в Тегеране говорил, что «рассказал господину Раиси об итогах трехсторонней встречи в Сочи, поделился своими впечатлениями о повестке дня и текущих процессах по установлению стабильности и мира в регионе с учетом принципиальной позиции Ирана в контексте армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений в рамках урегулирования карабахского вопроса».

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

В Тегеране, конечно, тоже внимательно наблюдали за ходом сочинского диалога, особенно по части возможного появления в регионе так называемого Зангезурского коридора, что в наибольшей степени беспокоит Иран. Там заметили, что в итоговом сочинском заявлении этот вопрос не упоминается, а также фиксируется фактор продолжения переговорного процесса и поиска решений. Более того, Москва не выступила против появления новых переговорных площадок, что открывает определенные дипломатические перспективы и перед Ираном. При этом Раиси на переговорах в Тегеране с Пашиняном заявил, что «мы пришли к тому, что решение региональных вопросов должно быть в руках только стран региона. Иностранное вмешательство только усугубит проблемы Южного Кавказа». Если это действительно так, то наряду с брюссельской и московской переговорными площадками потенциально может появиться и тегеранская. В свою очередь это наводит на мысль, что Ереван перестает связывать вопросы урегулирования отношений с Азербайджаном только с Москвой и Брюсселем.

В таком случае на горизонте вновь замаячили признаки реанимации геополитической схемы «3+3» (Азербайджан, Турция и Грузия плюс Россия, Армения и Иран). Напомним, что встречу в этом формате удалось провести лишь однажды, в декабре 2021 года, но даже тогда ее проигнорировал Тбилиси, который пока избегает любых контактов с Москвой. Кстати, сейчас идею многостороннего формата стал активно продвигать глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан, который обсуждал ее со своим азербайджанским коллегой Джейхуном Байрамовым. Поэтому в данной ситуации Тегеран начинает придерживаться тактики равноудаленности от Баку и Еревана, в то время как действии Путина в Сочи открывают новый «коридор возможностей» для вовлечения Ирана в переговорный процесс по нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией. Именно в таком контексте визит Пашиняна в Иран может стать «поворотным моментом для развития отношений между двумя странами». Тем более что в Тегеране считают, что «Кавказский регион является частью его истории и цивилизации».

Визит премьер-министра Армении в Иран
Визит премьер-министра Армении в Иран
Primeminister.am

В остальном отношения между Ереваном и Тегераном развиваются по восходящей линии. Тегеран намерен нарастить торговый оборот с Арменией до 3 млрд долларов. Стороны подписали меморандум о взаимопонимании относительно продления соглашения о газовых и электроэнергетических свопах. Ереван в условиях антиранских санкций со стороны США в отношении Ирана предпринимает немалые усилия для продолжения сотрудничества, а в случае, если Армения стает связующим звеном в транспортном и энергетическом сегменте по линии Персидский залив — Чёрное море с одной стороны и оси ЕАЭС — Иран с другой, это заметно повысит ее геополитическое значение в регионе. Но всё это необходимо будет конвертировать в реальные политические достижения. Пока же иранское направление во внешней политике Армении получает новое измерение, когда определяются реальные планы и конкретные пути для их реализации.