В Сочи состоялись трехсторонние переговоры президента России Владимира Путина, его азербайджанского коллеги Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Переговоры продлились более двух часов, и об их деталях стороны не сообщили. Были только обозначены некоторые нюансы.

Азербайджан и Армения
Азербайджан и Армения
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как заявил Путин, «некоторые вещи пришлось снять из предварительно проработанного на уровне специалистов текста (совместного заявления — С. Т.), тем не менее я согласен с общей оценкой о том, что встреча была полезной». При этом Путин подчеркнул, что «встреча создала хорошую атмосферу для будущих договоренностей по некоторым принципиальным вопросам» и «создает условия для дальнейших шагов урегулирования ситуации в целом». Ранее сообщалось, что Пашинян предлагал внести в текст заявления тезис о том, что армянская сторона поддерживает российский подход по проблеме Нагорного Карабаха. На двухсторонней встрече с Путиным в Сочи премьер говорил следующее: «Хочу еще раз подчеркнуть — по Нагорному Карабаху для нас приемлемы те подходы, которые предлагаются российским проектом базовых принципов и параметров установления межгосударственных отношений между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения. Я надеюсь, что вы поддержите предложение сослаться на этот документ в тексте сегодняшнего возможного трехстороннего заявления по итогам нашей трехсторонней встречи».

Трёхсторонние переговоры с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и Премьер-министром Армении Николом Пашиняном
Трёхсторонние переговоры с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и Премьер-министром Армении Николом Пашиняном
Kremlin.ru

Но в принятом заявлении нет упоминания о Нагорном Карабахе. Как говорит Алиев, «нагорно-карабахский конфликт — это уже история». Соответственно с учетом этой позиции и было составлено совместное заявление. В целом в нем, составленном на основе известных тезисов, описанных общими словами, на наш взгляд, содержится только одно важное положение: стороны договорились «воздерживаться от применения силы или угрозы ее применения, обсуждать и решать все проблемные вопросы исключительно на основе взаимного признания суверенитета, территориальной целостности и нерушимости границ в соответствии с Уставом ООН и Алма-Атинской декларацией 1991 года». Поэтому сочинское заявление только в идейной части может лечь в основу будущего мирного договора между двумя странами. В остатке следующее. Достигнута договоренность о продолжении диалога по нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией, будет происходить поиск решений, необходимых для того, чтобы «поставить точку в так долго длящемся конфликте».

При этом на пресс-конференции по итогам переговоров Путин, говоря о понимании целей активизации Запада на данном направлении, в принципе, не выступил против этого, если, конечно, речь идет о поисках мира между конфликтующими сторонами. Это наводит на мысль, что Москва принимает идею выступать в роли важной, но не единственной переговорной площадки между Баку и Ереваном, что вносит дополнительные нюансы в драматургию всего переговорного процесса. Сохраняется система переговорных треков, в том числе европейского, грузинского и российского. Остается открытым основной вопрос: под чьей эгидой будет все же подписан мирный договор? Не совсем ясно, что станет новым первым шагом в урегулировании отношений. Делимитация и демаркация границ — это не только проблема географических карт, это косвенное признание фактора обеспечения безопасности армянского населения Нагорного Карабаха, даже притом что он будет зафиксирован как полноценная часть Азербайджана. К тому же вопрос транспортных коридоров, обозначенный в мирном соглашении от 9 ноября 2020 года, практически не связан с мирным договором. Непонятно и то, как будут действовать на этом направлении работающие в Армении миссии ЕС и ОБСЕ.

Трёхсторонние переговоры с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и Премьер-министром Армении Николом Пашиняном
Трёхсторонние переговоры с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и Премьер-министром Армении Николом Пашиняном
Kremlin.ru

Ясно другое. Даже если в Брюсселе состоится подписание мирного договора (Алиев и Пашинян прибудут туда в первых числах декабря), подключения России никому не удастся избежать. Поэтому остается открытым и такой вопрос: станет ли саммит в Сочи просто событием ритуального свойства или он послужит импульсом в продвижении к подписанию мира под эгидой ЕС? Пока же складывается устойчивое ощущение того, что Россия начинает дистанцироваться, оставляя «коридор возможностей» для Запада. Во всяком случае, в Сочи, вопреки прогнозам многих российских экспертов, на публичном уровне Москва не выставила новых аргументов для обеих сторон и не вышла за рамки уже ранее предложенного. Связано это, похоже, с тем, что Россия видит, как слабеет Запад и теряет способность вести крупную игру в Закавказье, хотя он стремится к тому, чтобы развалить статус-кво, который установился в 2020 году. А интересы таких региональные игроков, как Иран и Турция, завязаны сейчас на России. С учетом этих факторов процесс урегулирования армяно-азербайджанских отношений не будет легким, выбор вариантов решений будет продолжаться.