С 17 октября Иран проводит достаточно масштабные военные учения «Эгтедар» («Сила») в провинциях Ардебиль и Восточный Азербайджан на границе с Арменией и Азербайджаном. Военные отрабатывают маневры с участием боевых вертолетов, десантные операции, марш-броски в темное время суток, а также применяют ударные беспилотники и барражирующие снаряды. Кроме того, военнослужащие строят понтонные мосты через реку Аракс. Правда, Иран уведомил Азербайджан о намерении провести учения, ведь он и ранее проводил их в этой части страны. Но они особенно участились после второй карабахской войны и вступления Азербайджана и Армении в так называемый постконфликтный период. Но он, по словам командующего сухопутными войсками Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) бригадного генерала Мохаммада Пакпура, стал характеризоваться «повышенной геополитической чувствительностью», хотя мирное соглашение 9 ноября 2020 года и последующие соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией, в том числе касающиеся разблокировки региональных коммуникаций, предполагали мирный сценарий дальнейшего развития событий.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако в Тегеране почему-то уверены, что на кону стоит проблема передела границ в регионе, указывая на возможность появления «натовского коридора» через Зангезур (Сюник), способного соединить Азербайджан с Нахичеванью через территорию Армении. При этом указывается, что при определенных условиях и обстоятельствах Азербайджан и Турция могут оккупировать армянский район Мегри и отсечь Иран от Армении. «Такого мы не допустим», — заявляет Пакпур, указывая при этом, что за предполагаемой военной операцией стоят США и Израиль. В то же время при оценке складывающейся ситуации иранская сторона недоговаривает. Наш анализ многочисленных заявлений иранских политиков и прессы дает основания для следующих базовых выводов. Первый. Необычная пока еще дипломатическая активность Запада в Закавказье связывается Тегераном с процессом ослабления влияния там России, появлением там геополитического вакуума, который заполняет турецко-азербайджанский альянс. Второй. В Тегеране видят наметившийся западный крен во внешней политике Еревана. Там опасаются более глубокого проникновения Запада в Армению в обход Турции, что сопряжено с потенциальным развалом вектора Россия — Армения — Иран на меридиональной оси и на широтной оси Турция — Азербайджан.

Солдат КСИР
Солдат КСИР
sayyed shahab-o- din vajedi

В более широком геополитическом контексте Тегеран серьезно беспокоят возможности США для проникновения в Иран через разыгрывание курдской и азербайджанской карт, что представляет угрозу для сохранения территориальной целостности страны. Это для Ирана это уже не размышления теоретического свойства, а осознание происходящих изменений в балансе сил на Большом Ближнем Востоке. Но в данный момент ситуация пока находится в подвешенном состоянии. Иран пытается находить решения на уровне двухсторонней дипломатии. Не случайно в Ереван прибыл с визитом глава МИД Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиян. На встрече с высокопоставленными лицами Армении он заявил, что «мы выступаем против присутствия иностранцев в этом регионе, будь то в Азербайджане или в Армении». Тегеран также осуществляет контакты на разных уровнях и с Баку. Но он понимает, что для эффективного вступления в закавказскую большую игру ему необходимо выходить на широкий диалог прежде всего с Россией, чтобы нейтрализовать с другого сильного регионального игрока — Турцию. Только так, чтобы не идти с ним на серьезную конфронтацию. Помимо того, в центр событий постепенно перемещается и проблема Большого Азербайджана. Интерес Ирана — не допустить такого, а если не удастся, то пустить процесс по своему сценарию, чтобы лишить Запад возможностей создавать на севере антииранский плацдарм.

Хосейн Амир Абдоллахиян
Хосейн Амир Абдоллахиян
Министерство иностранных дел Исламской Республики Иран

Вот почему Тегеран выступает против так называемого Зангезурского коридора. Не исключено, что в случае эскалации с Баку он в первую очередь заблокирует единственную дорогу, которая проходит по его территории и соединяет Азербайджан с Нахичеванской автономией. Другое дело, как поведет себя Армения. В альянсе с Москвой — это одно. В альянсе с Западом — другое. Отметим еще один момент. Военные учения проводит не иранская армия, обеспечивающая территориальную целостность и безопасность страны, а КСИР, который отвечает за военные действия за пределами территории страны. Поэтому военные учения Ирана — это сигнал не только странам региона, но и внерегиональным игрокам. Опасность в том, что речь идет уже не о стремлении переместить фигуры на геополитической доске, а о появляющейся психологической готовности со стороны Тегерана укреплять свою безопасность военными средствами. Выход из ситуации — это подключение Ирана к общекавказским политическим и геополитическим процессам, чего не было сделано после второй карабахской войны. Но готовы ли к этому Россия, Турция, Азербайджан и Армения? Пока же ситуация в Закавказье остается напряженной, хотя не исключено, что через какое-то время мы вновь услышим из Тегерана примиренческие заявления, увидим визиты в Баку и в Ереван и заверения в глубокой дружбе и сотрудничестве, как это уже было не раз в прошлом.