Наша оценка возможных последствий исторических событий нередко бывает линейной и поспешной. То, что кажется неудачей сегодня, может стать прологом к более масштабной победе, чем то, что рисовало услужливое воображение. Всё же история хоть и надзирательница, но в школе жизни. Из уроков этой школы нам известно, что выигрыш битвы может привести к проигрышу кампании и наоборот: проигрыш битвы — привести к большой победе.

СВО
СВО
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Чему будет соответствовать специальная военная операция — какому примеру прошлого? Выбор его поможет определить нашу национальную судьбу и развитие русской цивилизации. Потому обратимся к русской истории. С IX века Русь участвовала в более чем тысяче конфликтов.

Пожалуй, из близких к нам по времени подходят, прежде всего, две войны: Японская 1904–1905 годов и Финская — 1939–1940 годов. То, что сейчас происходит в мире, всё более свидетельствует о фундаментальной смене мироустройства и балансирования на грани — войны за переустройство мира, войны за американское наследство (что «просекли» некоторые аналитики британских тори, такие как Алистер Хит). Уже обсуждается всерьёз: ядерная война или обойдёмся современным конвенциональным оружием. Так вот, обе упомянутые войны случились накануне мировых войн. Есть, как кажется, слабый противник. Есть линия фронта в отличие, скажем, от афганской кампании. Ожидается быстрая и легкая победа. Она не случается. Предполагаемое превосходство обнаруживает изъяны.

Советские солдаты, погибшие в сражении на Раатской дороге
Советские солдаты, погибшие в сражении на Раатской дороге

И к Японской, и войне Финской Россия (СССР) подошла не в лучшем состоянии. Отстающая от передовых держав, полная внутренних нестроений царская Россия, не вполне набравший мощи после мировой и гражданской войн Советский Союз. Сегодняшняя Россия несёт груз начавшейся 30 лет назад деиндустриализации и деморализации.

Во всех этих войнах за «слабым» противником стояли первоклассные державы эпохи. Японию вооружила и финансировала Британская империя. Финляндию поддерживали Англия и Франция, на её стороне была Америка. За киевским режимом ныне также стоит весь Запад, включая союзный ему Дальний Восток.

Японская война стала роковой для Российской империи. Если бы царизм победил, он мог сохранить главный источник легитимности — победоносность, способность противостоять внешнему врагу. В виде малозаселенной Маньчжурии (маньчжурская династия Китая не пускала туда переселенцев-китайцев) была потеряна огромная территория, реально пригодная для кардинального решения проблемы земельного голода крестьянской России, для переселения. Сегодня в Маньчжурии живет население, почти равное по количеству населению РФ. Напомним, что на проблемные земли Сибири Столыпину удалось переселить лишь 2,44 миллиона крестьян, или 395 тысяч семей. Таким образом, результаты Японской войны, усугубленные Первой мировой, привели к краху царизма и последовавшей за революцией Гражданской войне. Финская же война позволила понять слабости, изменить армию, тактику и в итоге — победить тот же Запад в лице гитлеровской Германии и её союзников.

Русские солдаты в окопах. 1904–1905
Русские солдаты в окопах. 1904–1905

Специальная военная операция уже более чем вдвое превзошла по продолжительности финскую войну. Тридцать лет «вхожденчества» в «мировую цивилизацию» и идейного разоружения не могли пройти даром. Признаем — киевские фашисты при любом исходе СВО заработали немалый политический капитал восемью месяцами успешного противостояния. Что послужит укреплению позиций сторонников этих сил в предстоящем глобальном противостоянии.

Распространяющееся восприятие Николая Второго и Сталина на равных строителями империи внушает тревогу, даже если оно и является прогрессом по сравнению с оценками едва минувшего. Кого мы выберем за ориентир? Сталина или Николая? Трудную, не без изъянов победу или позорное поражение? Из Финской войны Сталин и его наркомы извлекли уроки. Николай со своим двором и министрами из Японской войны и последовавшей революции 1905–1907 годов — нет.

Сегодня нам приходится освобождаться от куда больших иллюзий, чем были у Сталина в конце 1930-х годов. И в «нежданной» продолжительности специальной военной операции есть важные плюсы.

Представьте себе, что первоначальные расчеты оправдались и киевский режим рухнул бы за месяц. Наших воинов-победителей встречали бы цветами. Проводились бы парады победы. Мы укреплялись бы в самодовольстве.

В зоне проведения СВО
В зоне проведения СВО
Министерство обороны Российской Федерации

И мы бы ничего не узнали о развале армейской логистики, о неготовности к мобилизации. Запад не успел бы ввести все волны санкций, и мы ничего бы не узнали о фикциях импортозамещения. Либералы и «аполитичные» не успели бы сбежать и проявиться во всей своей красе. Мы бы ничего не узнали о том, какова настоящая война XXI века, и славили бы сердюковскую реформу. А также PR-конторы под вывесками разных министерств, включая Министерство обороны. Были бы уверены в наших беспилотниках и спутниковых группировках, бравых генералах и политических стратегах. Запад же сохранил бы свои арсеналы, которые он расходует ныне без возможности заполнить их в ближайшие три-четыре года. Он вынужден был бы примириться с победоносной Россией и с новой силой принялся бы пускать сладкие яды в её расслабленные ткани. И в этом упоении мы бы вошли в фазу, чреватую третьей мировой войной.

Полной уверенности в очищении общества и благом перерождении страны, честно говоря, и сейчас нет, о чём идёт открытая дискуссия. Однако шанс на это теперь есть. А без долгих месяцев спецоперации его бы не было.

Происходящее сегодня позволит нам лучше понять прошлое. Эксцессы 1930-х годов. Понять, что есть норма, а что исключение. Буча и её клоны в Изюме и Лимане заставят некоторых иначе взглянуть на Катынь. И на «голодомор», и на сдачу в плен «будучи без сознания», и на многое другое.

Мирное существование («сосуществование») «двух систем», казавшееся нормой со времен Брежнева, на поверку оказалось лишь обманчивым исключением.

В специальной военной операции история сегодня ещё раз показала нам своё трагическое лицо. Это только идеологи «общества потребления» знали, что делали, когда внедряли дебильную отмену чувства трагедии, глумление над героями прошлого.

И сегодня есть неплохие люди, которые цепляются за формулу: «Нет, я не призываю расстреливать!». Чиновник, проваливший (условно) создание и производство беспилотников, привел к напрасной смерти тысяч человек. Генерал, распродавший складские запасы, — к тому же. Вы уверены в том, что «я не призываю расстреливать!» — верная нота в разговоре с народом?

Специальная военная операция России
Специальная военная операция России
Министерство обороны Российской Федерации

Но и «расстреливать!» — это не универсальная отмычка всех проблем. Это лишь «вишенка на торте» надрывной работы страны и её элиты.

Ныне происходит возвращение к трагедии. Чтобы можно было жить, нужно быть готовым к жертвенности с риском умереть. Мы подзабыли это, хотя, к нашей чести, до конца никогда не забывали. Но те, которые пребывают в обратной уверенности, — пусть уезжают. «Уходящая натура» западного мира — предмет их веры. Они ещё не знают, что уезжают в «отверженные селенья».

Так пусть же сегодня Финская война победит Японскую. А мы победим в обеих и в грядущей Мировой войне.