Официальный представитель МИД Ирана Насер Канани Чафи в ходе своей пресс-конференции заявил, что Тегеран «придерживается процесса дипломатии и переговоров и что все еще есть возможность достичь соглашения и возобновить реализацию Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)». При этом он сослался на телефонный разговор между министрами иностранных дел Ирана и Катара, а также на состоявшиеся на полях Генассамблеи ООН двусторонние, многосторонние, но непрямые переговоры между Тегераном и Вашингтоном через таких посредников, как Энрике Мора от Евросоюза и некоторых высокопоставленных представителей других стран. Известны также и вопросы, по которым ведется дискуссия. Базовый из их — снятие с Ирана санкций, но Тегеран специально предупреждает, что «нельзя допускать интерпретаций, которые могли бы помешать выполнению условий будущей сделки».

США и Иран
США и Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Правда, это всего только общие слова, хотя ранее Reuters, ссылаясь на источники в Госдепартаменте США, сообщало, что «стороны не смогли прийти к соглашению из-за позиции Ирана, настаивающего на прекращении расследования МАГАТЭ о происхождении частиц урана на незадекларированных ядерных объектах». Напомним также, что согласно последнему проекту ядерного соглашения, предложенного ЕС, Тегеран в случае подписания соглашения обязан приступить к сворачиванию своей программы с первого дня и течение еще 120 дней с начала действия сделки обязан экспортировать 50 миллионов баррелей нефти «в рамках механизма проверки». Что касается вообще интерпретации хода событий, то она неизбежна в условиях закрытого характера переговорного процесса, когда стороны допускают в тактических интересах свою трактовку занимаемых позиций. Россия, Великобритания, Германия, Китай, США и Франция считают, что необходимо восстановление СВПД в его первоначальном виде.

И тут сразу появляется интрига. Так, глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил в интервью порталу Al-Monitor, что США предложили провести прямые переговоры без подключения других членов «шестерки». Однако, по его словам, Тегеран «не торопится соглашаться на подобный формат», так как «это изменит ход игры». Это старая схема, которая лишает Тегеран возможностей для широкого дипломатического маневра на европейском направлении. Поэтому формат «5 + 1» (пять постоянных членов СБ ООН — Россия, КНР, Великобритания, Франция и США, а также Германия) остается в силе. Открытый диалог Тегерана с Вашингтоном возможен лишь в том случае, если американцы для начала снимут санкции. Но, судя по закрытым и открытым контактам Ирана через посредников с США, прорыв возможен только в случае, если Вашингтон откажется в отношении Ирана от методов навязывания силовой политики. Но готовы ли к этому американцы?

Хосейн Амир Абдоллахиан
Хосейн Амир Абдоллахиан
GTVM92

В то же время Иран видит и слабость Европы, которая вроде бы выставляет свои позиции, но не может диктовать Вашингтону свои пожелания. Тем не менее Тегеран не списывает полностью Брюссель, полагая, что США все-таки прислушаются к его мнению, хоть шансов на это сейчас мало. Пока же дипломатия по ядерному соглашению ведется на старой площадке в Вене на самых различных уровнях, хотя время от времени подключаются и другие столицы. Причем Тегеран в своих ядерных диалогах делает ставку на Москву. Президенты двух стран Владимир Путин и Ибрагим Раиси неоднократно обсуждали вопросы СВПД и в личных беседах, и по телефону. Министры иностранных дел Сергей Лавров и Хосейн Амир Абдоллахиан, а также главы своих делегаций на переговорах по ядерной сделке Михаил Ульянов и Али Багери Кани постоянно поддерживали контакты и обменивались мнениями по проблеме.

Остается в силе и инициатива главы внешнеполитического ведомства ЕС Жозепа Борреля. При этом весь дипломатический марафон происходит на фоне непростых политических процессов, проходящих в Иране и Соединенных Штатах, где проявляются силы, противящиеся восстановлению СВПД. Поэтому, до тех пор пока идеологизированный взгляд и дипломатическая практика давления не будут вытеснены рационализмом, изменений ждать не приходится. «Сигнал» Канани американцам демонстрирует лишь потенциал Тегерана для возобновления переговоров. Вашингтон пока молчит. В целом оттуда слышны пока только пессимистические интонации, но все может поменяться в один момент. Будем ждать.