После проведения референдумов о вхождении в состав России Луганской и Донецкой Народных Республик, а также Херсонской и Запорожской областей в Стамбул совершил визит глава администрации президента киевского режима Андрей Ермак, где он встретился с помощником президента США по национальной безопасности Джейком Салливаном и официальным представителем президента Турции Ибрагимом Калыном. Ранее турецкие эксперты намекали, что возможен визит в Турцию самого Владимира Зеленского, якобы этот вопрос обсуждался накануне референдумов в его телефонном разговоре с президентом Реджепом Тайипом Эрдаганом. Тогда турецкий лидер заявил, что если российский президент «что-то задумал, он так и сделает», выражая при этом лишь «беспокойство» тем, что новые «территории будут присоединены к России». А дальше, по Эрдогану, «мы оставим этот вопрос в той точке, до которой он дошел, и перейдем к дипломатии».

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Но «дипломатия» стала обрастать новыми сюжетами. 30 сентября Зеленский подписал заявку на вступление страны в НАТО в ускоренном порядке, указывая, что «страна уже фактически находится в альянсе, воюет западным оружием и якобы соответствует стандартам объединения». В Киеве почему-то рассчитывали на поддержку такого шага со стороны Анкары. Но последней быстро облегчили жизнь представители ЕС и НАТО, заявившие, что стремление б. УССР «попасть в Североатлантический альянс не является принципиально важным вопросом на данный момент». По информации американского издания Politico, Запад опасается, что это приведет к войне с Россией. В таком контексте визит Ермака в Турцию терял весь ранее задуманный смысл, турецкие СМИ окрестили его трехсторонним, а двухсторонние переговоры с Салливаном и Калыном как «второстепенные». Они подробно сообщали только о повестке этих переговоров и обошли полным молчанием их результаты.

Трехсторонняя встреча Андрея Ермака, Ибрагима Калына и Джейка Салливана
Трехсторонняя встреча Андрея Ермака, Ибрагима Калына и Джейка Салливана
Интернет-представительство главы киевского режима

Речь шла, согласно сообщениям, исключительно киевского офиса, об обсуждении ситуации в зоне боевых действий на территории б. УССР, «координации мер по реагированию на последние заявления России», а также о «получении Киевом международных гарантий безопасности до обретения членства в НАТО». Турецкая и американская интерпретация переговоров отсутствует. Правда, Салливан пообещал, что Вашингтон вместе с союзниками будет «создавать жесткие издержки» для тех, кто поддерживает вхождение территорий б. УССР в состав России. Официально и Турция заявляет, что не признает вхождение частей б. УССР в Россию, хотя утверждает, что «будущие переговоры теперь возможны только в такой парадигме». Правда, в Анкаре не имеют четкого представления о том, как будет переформатироваться остальная часть территорий б. УССР. Там не исключают сценария вступления в игру Польши (Галичина), Румынии (Буковина) и Венгрии (Закарпатье), возможно, тоже по итогам референдумов. Эрдоган считает, что «этот процесс может затянуться по срокам».

В свою очередь глава Пентагона Ллойд Остин заявил, что в Белом доме наблюдают «некоторую смену динамики на поле боя» и воздерживаются от прогнозов относительно того, как будет дальше протекать конфликт. В то же время, пишет турецкое издание Evrensel, «со временем Запад может склониться к тому, чтобы признать новый геополитический статус-кво и начать переговоры». А как будет действовать Анкара в таких условиях, в ситуации, когда она сама выступает с территориальными претензиями к Греции в Восточном Средиземноморье? Плюс к этому и то, что США открыто поставляют оружие Рабочей партии Курдистана и ее сирийскому отделению на севере страны, подталкивают Афины к проведению провокационной политики в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. Американцы стали наращивать свое военное присутствие в греческом городе Александруполис (Дедеагач) всего в 16 километрах от турецкой границы, отменили эмбарго на поставку оружия греческой администрации Кипра на юго-востоке Средиземного моря.

Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В Турции задаются вопросом: почему для наращивания вооружений была выбрана именно Греция, а не Румыния или Болгария, которые соседствуют с б. УССР и на суше, и в Черном море. Стоит ли после этого удивляться, что в европейских СМИ появляются утверждения, что «если президент России Владимир Путин готовит Европе «русскую зиму», то Эрдоган Греции — «сценарий, как в б. УССР». Поэтому непризнание Турцией российской юрисдикции над частью Новороссии больше объясняется внешними конъюнктурными факторами. Референдумы в Донбассе, Запорожской и Херсонской областях воспринимаются в Турции как прогнозируемый этап славянской интеграции, так что не случайно министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выступил с очередным призывом «продолжать работать над углублением единства и солидарности в тюркском мире». Ведь теперь Анкара, как во времена Ататюрка, будет в 2023 году встречать свое столетие на фоне России, восстанавливающей историческую справедливость в Северном Причерноморье.

Если Россия удается освободить Новороссию от оккупации киевским режимом, то и у Турции на горизонте появляется прецедент, которым можно воспользоваться в отношении Греции. Анкара выстраивает выжидательную стратегию действий, заявляя о поддержке «территориальной целостности и суверенитета» б. УССР, готовясь к другому сценарию действий. А почему бы и нет!