Уехавшие от частичной мобилизации жители России пребывают в состоянии неопределенности. Об этом в интервью ИА REGNUM рассказал эксперт по безопасности в Туркестане Рустам Бурнашев.

Казахстан
Казахстан
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Как в Казахстане приняли жителей России, которые уехали из страны после объявления частичной мобилизации?

Рустам Бурнашев: Отношение к гражданам РФ, которые приезжают в Казахстан, разное. Кто-то абсолютно нейтрален, кто-то оказывает поддержку, кто-то критически настроен к иностранцам. Моя семья поддерживает приезжих, и мы помогаем им устроиться на новом месте. Мое личное отношение — я не вижу какого-то негатива в происходящем. Захотели люди уехать — это их право.

ИА REGNUM: В казахстанском сегменте соцсетей обсуждают изменение цен на недвижимость в связи с притоком иностранцев. Что происходит на самом деле?

Рустам Бурнашев: Не уверен, что это так. Цены на недвижимость я не отслеживал.

ИА REGNUM: С каким настроением приезжают граждане России в Казахстан?

Рустам Бурнашев: С очень разным. Кто-то давно планировал перебраться в Казахстан. Видимо, объявленная частичная мобилизация в сентябре 2022 года стала последним решающим фактором. Кто-то растерян и пребывает в состоянии неопределенности и пока не знает, как будет выстраивать свою жизнь тут. Никакой однозначности в настроениях, по моим наблюдениям, нет.

Я бы выделил в качестве ключевого фактора неопределенность. Как мне кажется, большинство людей просто не понимают того, как будут развиваться события. Смогут ли они вернуться или придется оседать надолго в другой стране.

После 24 февраля (начала специальной операции. — прим. ИА REGNUM), когда была первая волна [приезжих в Казахстан] — люди уезжали навсегда. Нынешняя волна состоит из людей, которые пока не определились со своим будущим.

Очередь из желающих выехать из страны на границе с Казахстаном
Очередь из желающих выехать из страны на границе с Казахстаном
Астраханская область портал органов власти

ИА REGNUM: В Казахстане не будет сложностей с работой в связи с наплывом иностранцев и планирует ли Казахстан реализовывать государственные программы, чтобы задержать у себя узкопрофильных специалистов?

Рустам Бурнашев: В Казахстане про такие государственные программы я не слышал. В Узбекистане они есть.

Что касается влияния миграции на трудовой рынок Казахстана — говорить об этом преждевременно. Пока не понятно какие трудовые ниши буду занимать иностранцы в Казахстане.

Люди из первой волны миграции в большинстве случаев приезжали со своей работой в уже освоенной трудовой нише. Они не занимали ничьи места. Это фрилансеры и представители так называемого креативного класса, которые перевезли поле своей деятельности с собой. Сейчас мы не знаем, какие люди приезжают в Казахстан из России. Мы не можем утверждать, что они умеют и чем захотят заниматься.

Ключевое, что я бы хотел сказать: не нужно заниматься алармизмом. Приведу пример: мигранты из Средней Азии приезжают на заработки в Россию, и они работают в рамках своих ниш, никого практически не выдавливая. Вполне возможно, что сейчас в Казахстане будет схожая ситуация.

Оноре Домье. Эмигранты или беглецы
Оноре Домье. Эмигранты или беглецы

ИА REGNUM: Вы сказали, что в Узбекистане работают программы для уехавших из России специалистов. Расскажите о них.

Рустам Бурнашев: В Узбекистане были заявлены программы по привлечению людей из IT-сферы. Для них были разработаны специальные льготные условия. Например, упрощенное получение регистрации, вида на жительство, упрощенная схема создания и регистрации предприятий и так далее.

Пока это не заявлено, но, на мой взгляд, есть серьезные ожидания того, что объявленная в Узбекистане программа индустриализации, которая требует квалифицированных кадров, будет привлекать специалистов на таких же льготных условиях, как и IT-сфера.

Читайте также: Позиция Туркестана по новым регионам России — «безопасность через молчание»