За годы своего существования Лига арабских государств (ЛАГ) прошла путь от организации, которая консолидирует позиции арабских стран, до симпозиума, на котором звучат протокольные речи и заявления. Несмотря на то, что арабские страны объединяет общая вера и язык, между ними существует множество противоречий, которые с каждым годом всё более усугубляются.

Фредерик Гудолл. Арабы в пустыне. 1871
Фредерик Гудолл. Арабы в пустыне. 1871

В первые дни ноября очередной саммит ЛАГ состоится в Алжире, и поначалу многие эксперты считали, что заседание может стать по-настоящему историческим. Алжир — одна из немногих стран, которая находится в дружественных отношениях с большинством других членов организации. В числе вопросов, которые предполагалось поднять на саммите, можно выделить несколько следующих.

Во-первых, Алжир на протяжении последних лет выступал за возвращение в ряды Лиги Арабских Государств Сирии, которая была исключена из организации в 2011 году. Саммит мог бы стать хорошей площадкой для обсуждения этого вопроса.

Во-вторых, на повестке дня стоит вопрос конфликта между Израилем и Палестиной, урегулирование которого ряд арабских стран называют ключевой задачей своей внешней политики.

В-третьих, арабские страны заинтересованы в сотрудничестве на фоне глобального продовольственного и энергетического кризиса.

Заседание Лиги арабских государств
Заседание Лиги арабских государств
Цитата из видео «Arab League reappoints Ahmed Aboul Gheit Secretary General»

В-четвёртых, Алжир мог бы использовать площадку саммита для обсуждения отношений с соседним Марокко. За последние пару лет страны оказались на грани военного конфликта, и личная встреча глав двух стран могла бы снизить градус напряжённости.

Что же из этого вышло? Ряд арабских стран (в первую очередь — Катар) отказались от участия в саммите в том случае, если на нём будут присутствовать представители правительства Башара Асада. Опасаясь срыва саммита, алжирская сторона договорилась с сирийскими властями о том, что они откажутся от намерений вернуться в ЛАГ. Таким образом была спасена репутация Алжира, однако за это пришлось заплатить возможностью возвращения Сирии в арабскую семью.

Обсуждение палестинского вопроса грозит перерасти в выражение «крайней озабоченности» и дежурные призывы к миру, переговорам и уважению. При этом ряд стран — членов ЛАГ (ОАЭ, Бахрейн, Марокко) активно налаживают сотрудничество с Израилем и будут выступать противовесом таким странам, как Ирак, Ливан, Алжир, занимающих пропалестинскую позицию. То есть вместо консолидации усилий арабских стран получится «лебедь, рак и щука».

Что касается продовольственного вопроса, то тут ситуация обстоит предельно просто. Богатые страны запасаются впрок и не против продавать топливо по сверхценам. Бедные страны хотели бы получить себе помощи, но арабское братство — арабским братством, а бизнес есть бизнес. В ожидании всеобщего кризиса страны Персидского залива высылают трудовых мигрантов из Египта, Ирака, Иордании и других бедных государств. О чём тут договариваться — неясно. Как говорится, сытый голодному не товарищ.

Может быть, на полях саммита удастся решить вопрос конфронтации между Марокко и Алжиром? Как-никак король Марокко Мухаммед VI согласился лично приехать на саммит несмотря на то, что с Алжиром разорваны дипломатические отношения.

Мухаммед VI
Мухаммед VI
Kremlin.ru

Однако даже если так, что тут обсуждать? Главным камнем преткновения в отношениях между странами является вопрос Западной Сахары. Марокко добилось признания за собой суверенитета над этой территорией и сдавать позиции не планирует. Алжир это не устраивает. Здесь отсутствует даже площадка для диалога. И за два дня этот комплекс проблем не решить.

Можно заявить, что «стороны условились сотрудничать над решением ключевых вопросов», и на этом всё.

Итого мы получаем, что саммит, по сути, ничего не изменит в раскладе сил на Ближнем Востоке. А арабское «единство» всё больше превращается в фикцию.

Когда-то у арабских государств был общий враг, который так или иначе объединял их. Речь, конечно, об Израиле. Но по мере процесса нормализации отношений общий враг потихоньку исчез, зато появились всевозможные ранее скрытые противоречия и взаимные претензии. Поэтому арабское братство постепенно уступает место формированию местных коалиций и альянсов друг против друга.