Экс-депутат Госдумы, депутат Госсовета Чувашии («Справедливая Россия — Патриоты — За правду»), кандидат философских наук Игорь Моляков считает, что в нынешних международных условиях России и условиях СВО следует ввести, как минимум, всеобщий режим повышенной готовности и отладить мобилизационную систему, начать готовить запасников. Кроме того, страна должна экономически мобилизоваться — прежде всего, нужно готовиться к мобилизации промышленности. Также должен быть жесточайший индивидуальный контроль и личная ответственность. Вопрос не о том, что две свободолюбивые республики Донбасса отказались быть под нацистским режимом. На кону стоит решение вопроса, который определяет будущее нашей планеты, будущее нашей страны, сообщили депутат в беседе с корреспондентом ИА REGNUM. Публикуем мнение парламентария.

Игорь Моляков
Игорь Моляков
Cap.ru

Следите за развитием событий в трансляции: «Защита Донбасса и референдумы по воссоединению с Россией — трансляция»

Говоря о текущей ситуации и ходе проведения специальной военной операции, в первую очередь я бы выделил некоторую несогласованность действий между федеральным центром и регионами. Москва говорит, что в СВО участвуют только контрактники, но очевидно, что боевые действия охватили огромные территории, которые ещё после освобождения надо держать под контролем и обеспечивать безопасность. Понятно, что в таких условиях сложно говорить о масштабном наступлении.
Если придётся заняться серьёзными боевыми действиями, то это означает реальное столкновение живой силы, чего боятся все: и США трусят, и НАТО, и мы не спешим втягиваться.
В то же время отдельные регионы втянулись в спецоперацию. Та же Чечня, которая получает большую финансовую федеральную поддержку, формирует боевые силы у себя на территории и призывает все остальные регионы поступить так же. Безусловно, регионы формируют добровольческие объединения, но не везде удаётся молниеносно сформировать их полностью. По объективным причинам небольшие регионы не могут тягаться с бюджетообразующими субъектами и мегаполисами.
Второй ключевой момент, который бы я выделил, касается тактических планов и территорий, которые мы планируем денацифицировать и демилитаризировать. Мне не известно о планах в штабах и высоких кабинетах, но если там думают идти, к примеру, до городов-миллионов Харькова и Одессы, то для этого неизбежно потребуются ресурсы — в первую очередь людские.
Конечно, в перспективе хотелось бы, чтобы это была спецоперация, но ведь вопрос не о том, что две свободолюбивые республики Донбасса отказались быть под нацистским режимом. На кону стоит решение вопроса, который определяет будущее нашей планеты. Решается вопрос, как будет устроен мир, будет ли он однополярным или нет. В конечном итоге идёт жесточайшее противоречие западной и восточной цивилизаций, и эта пропасть углубляется.
Речь идёт о переустройстве мира, поэтому необходимо готовиться к тяжёлой стадии конфликта. Но у нас сейчас двойственная жизнь: в городах поют и пляшут, тратя сотни миллионов на праздники, которые только раздражают.
Конечно, возникает вопрос, что делать России. Наша страна должна экономически мобилизоваться. Сейчас, мне кажется, прежде всего, нужно готовиться к мобилизации нашей промышленности и прекратить разговоры о том, что оборонные предприятия, дающие важнейшую продукцию, могут стать банкротами по прихоти каких-то там акционеров.
Затем надо строго отладить мобилизационную систему, начать готовить запасников. Сейчас даже те, кто прошёл вторую Чеченскую войну, кто участвовал в Южноосетинском конфликте, многое забыли в части военной подготовки. Нужно организовывать сборные пункты, материально их обеспечивать. У нас на территории республики вполне возможно развернуть такой пункт в районе Цивильска, где есть прекрасный полигон.
Необходимо наладить производство современных бронежилетов, касок. Если нет возможности сейчас выпустить достаточное количество оружия, то следует идти на сотрудничество с Востоком — с той же Кореей или Ираном, Китаем. Необходимо подтягивать всю помощь, которая может быть оказана нашему государству.
Да, можно бросать огромные деньги в регионы на медицину, образование. Допустим, выделяются федеральные деньги на ремонт и строительство новых учебных заведений, но на местах нередко эти проекты оборачиваются скандалами, массовыми прокурорскими проверками, административными и уголовными делами. Надо уже здесь всю эту тухлую систему, тухлую ситуацию — я её иначе не назову — выкорчёвывать.
Кроме того, должен быть индивидуальный жесточайший контроль: человеку поручили — ты должен сделать. Взять, например, знаменитый Чапаевский завод в Чебоксарах, который уже фактически работает в три смены в рамках мобилизационной системы. Если он не будет действовать, то очень трудно будет решать вопрос с нашими ракетами. Но извините меня, при этом дорогу в юго-западном районе, которая ведёт к оборонному предприятию, всё никак не могут сделать. Работники вынуждены часами добираться. А у нас то один начальник, то другой, то какие-то бесконечные договоры. В этих условиях та система, которая считалась страшно эффективной и страшно правовой, не годится. Половинчатость — это наш главный враг.
Также у меня есть вопросы и к идеологии. Хорошо, использовали русскую идею, но нужно приходить к людям и объяснять, что это такое. Куда вернётся искалеченный солдат? Он придёт в ту же страну, где 10% населения в 30 раз богаче 10% самого нищего населения? За это он боролся? Да, «Родина», «любовь», «своих не бросаем» — это великие слова, но нужно насыщать их содержанием, идеологией, чтобы были ясные, простые лозунги. Были же во время Великой Отечественной войны лозунги «Родина-мать зовёт», «Убей фашиста».
Объективная реальность созревает к тому, чтобы была объявлена мобилизация (комментарий дан до объявления президентом РФ о частичной мобилизации — прим. ИА REGNUM), а политическая реальность и политес не дают возможности к этому приступить. На мой взгляд, нужно уже сейчас предпринимать решительные меры. И здесь надо отдать должное нашему президенту Путину. В 90-е был полный развал, и США жалеют, что тогда нас не добили. Но появился человек, который стабилизировал ситуацию, не дал возможность нас сожрать с потрохами и предупредил, что мы будем сопротивляться. Путин довёл ситуацию до стабилизации, но сейчас период стабилизации прошёл и нужно предпринимать более решительные действия.
Как известно, боевые действия включают внешний фронт и внутреннюю политику. Но что происходит в самой стране? Как ведёт себя часть так называемой элиты? Последней отличилась Пугачева, которая говорит, что тоже иноагент, так как любит Галкина (физическое лицо, признанное в РФ иностранным агентом). Вот этого я не понимаю. Это саботаж или что? Они что, предлагают отдать б. УССР и дать возможность сосредотачивать войска НАТО на нашей границе? Они что, предлагают покорно ждать, когда нас расчленят, они предлагают рабство? У меня в голове это не укладывается.
Игорь Моляков