СВО России вскрылись многочисленные факты, которые перевели потенциальные угрозы от биолабораторий на постсоветском пространстве в разряд реальных. Россия надеется, что партнеры в Туркестане серьезно отнесутся к предупреждениям Москвы. Об этом в интервью ИА REGNUM рассказал российский эксперт по Туркестану и Афганистану Дмитрий Попов.

Биолог
Биолог
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

ИА REGNUM: После начала освобождения оккупированной территории б. УССР вопросы биолабораторий США в Туркестане вышли за рамки отношений стран региона с Западом. Изменит ли проведение СВО подход Москвы к этим проектам на территории дружественных государств?

Дмитрий Попов: Российская сторона уже давно рассматривала размещение в соседних странах биологических объектов, финансируемых и курируемых Пентагоном, как возможную угрозу своей национальной безопасности. В течение нескольких последних лет с Казахстаном и другими сопредельными государствами Москва пыталась вести диалог на эту тему, добиваясь как минимум транспарентности военно-биологической деятельности США по периметру своих границ.

К сожалению, этот процесс продвигался медленно, а наши партнеры, в том числе по ОДКБ, зачастую не разделяли опасений России по этому вопросу. Сейчас ситуация изменилась в корне. Начавшаяся специальная военная операция РФ на [территории б. УССР] вскрыла многочисленные факты, доказывающие, что под прикрытием «мирных» биологических исследований Соединенные Штаты вели в Харькове, Одессе, Киеве и других городах [б. УССР] работы, нарушающие международную Конвенцию о запрещении бактериологического и токсинного оружия (КБТО). Риски, связанные с американской военно-биологической программой в постсоветских странах, перешли из разряда потенциальных в категорию реальных.

Биологическая лаборатория
Биологическая лаборатория
governortomwolf

Соответственно, можно предположить, что изменятся и подходы России к проблеме присутствия спонсируемых Вашингтоном биолабораторий в Казахстане, Узбекистане, Армении и Азербайджане. Впредь Москва будет более жёстко, последовательно и с опорой на конкретную доказательную базу требовать от соседей обеспечения прозрачности и контроля на указанных объектах или полного прекращения сотрудничества с Пентагоном в биологической сфере. При этом все последние действия России убедительно показывают, что игнорировать её законные интересы в области безопасности в новых реалиях не получится.

ИА REGNUM: Изменились ли планы США по лабораториям в Туркестане с началом СВО?

Дмитрий Попов: Формально основной декларируемой целью биопрограммы министерства обороны США на постсоветском пространстве является содействие бывшим республикам СССР в обеспечении их санитарно-эпидемиологического благополучия и укреплении системы здравоохранения. Однако последние полученные сведения о реальной деятельности созданной Пентагоном сети биолабораторий убеждают нас в том, что данная инициатива, скорее всего, имеет также скрытые военные задачи и направлена на разработку новых образцов биологического оружия.

С учетом нарастающей военной конфронтации Запада с Россией и Китаем и активно реализуемой Вашингтоном политики сдерживания своих геополитических конкурентов весьма сомнительно, что американская сторона в обозримой перспективе откажется от военного компонента указанной программы.

С другой стороны, принимая во внимание большой международный резонанс, который возник вокруг биологической деятельности минобороны США с началом российской операции на [территории б. УССР], нельзя исключать, что американцы попытаются временно притормозить реализацию некоторых исследовательских проектов, вызывающих наибольшие вопросы международного сообщества, и, что называется, «подчистить хвосты».

Сделать это относительно несложно — специфика современных биологических исследований состоит в том, что многие из них могут иметь двойное назначение, их конечная цель — неочевидна, а исполнители на местах используются втёмную.

ИА REGNUM: Зачем Ташкенту и Нур-Султану лаборатории США на территории своих государств?

Дмитрий Попов: На мой взгляд, руководство государств, которые согласились разместить на своей территории биолаборатории по программе Пентагона, недооценило возможные связанные с этим риски — риски превращения своего населения в объект исследований и экспериментов американских военных.

Армия США. Биологическая угроза
Армия США. Биологическая угроза
marsoc.marines.mil

Могу предположить, что в первую очередь их интересовала возможность получения западного финансирования на модернизацию своих лабораторных мощностей, санитарных и ветеринарных станций. К слову, по объёму финансирования указанная программа была одной из наиболее капиталоёмких инициатив США на постсоветском пространстве. Кроме того, её активно поддерживали в информационном поле многочисленные прозападные эксперты и СМИ, убеждавшие местную общественность в якобы альтруистических мотивах американского правительства.

Как представляется, сегодня для многих государств появилась возможность переосмыслить свои подходы к сотрудничеству с Вашингтоном в военно-биологической сфере, принимая во внимание простую истину, что бесплатный сыр обычно бывает в мышеловке.

ИА REGNUM: На фоне текущих событий периодически тема лабораторий США всплывает в СМИ Киргизии. Может ли Бишкек ее открыть?

Дмитрий Попов: Тема открытия референс-лаборатории при финансовой поддержке США ранее неоднократно звучала в Киргизии. Однако эта республика, в отличие от некоторых своих соседей и несмотря на значительные лоббистские возможности здесь американской стороны, в основном сумела отстоять свой суверенитет в данном вопросе.

Хотелось бы верить, что Киргизия и в будущем не допустит открытия на своей территории любых объектов подобного рада, тем более что возможности влияния на внутреннюю политику Бишкека со стороны Вашингтона снизились и одновременно вскрылись многочисленные факты, дискредитирующие заграничные биологические проекты Пентагона.

Россия как партнёр Киргизии по ОДКБ, конечно, заинтересована именно в таком развитии событий.