На чьей стороне на самом деле президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган? Такой вопрос обязательно возникнет в голове у его украинского коллеги Владимира Зеленского, с которым турецкий лидер встретится 18 августа во Львове. Дело в том, что из всех глав стран — членов НАТО Эрдоган, пожалуй, самый «беспринципный» с точки зрения своих пристрастий, пишет европейское издание Politico.

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

С одной стороны, у Зеленского есть основания благодарить турецкого лидера. Эрдоган пытается представить себя нейтральным влиятельным посредником на Черном море, выступая посредником между Россией и Украиной, благодаря которому удалось возобновить экспорт зерна из заблокированных портов. Турецкая компания, один из руководителей которой — зять Эрдогана, является поставщиком беспилотников Bayraktar, которые «дали украинским силам решающий импульс на поле боя». Эрдоган также закрыл Черное море «для российских военно-морских» подкреплений через Босфор.

Читайте также: В США хотят убедить Эрдогана открыть Чёрное море для НАТО

С другой стороны, Турцию обвиняют в том, что она спекулирует на вооруженном конфликте или помогает обходить международное эмбарго для собственной выгоды. На фоне всплеска турецко-российской торговли и перехода турецких банков на российскую платежную систему появились слухи о том, что Анкара заметила преимущества в том, чтобы помочь Москве на фоне собственных экономических проблем.

По словам бывшего турецкого дипломата Синана Ульгена, Турция «держится проукраински, но не антироссийски». С ним согласны и его европейские коллеги, которые придерживаются более жесткого мнения относительно выбранного Эрдоганом курса. Однако, по факту, они мало что могу сделать с этой ситуацией. У США и ЕС есть рычаги воздействия на Турцию, но риск их использования высок. Греция уже обвиняет Турцию во всё более опасном военном бряцании оружием и в вытеснении мигрантов в её воды. Запад также не хочет, чтобы Эрдоган вернулся к своему вето на вступление Финляндии и Швеции в НАТО.

Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Пока Брюссель и Вашингтон просто следят за действиями Анкары. Между Москвой и Анкарой нарастает объем торговли. Экспорт Турции в Россию подскочил с $417,3 млн в июле 2021 года до $730 млн в июле 2022 года. Импорт из России подскочил с $2,5 млрд в июле 2021 года до $4,4 млрд в июле 2022 года. По-прежнему ясно, что Россия обогнала Китай как крупнейший источник турецкого импорта. На Россию приходилось 17% импорта в Турцию в период с апреля по июнь 2022 года по сравнению с 10% годом ранее.

Европейские компании опасаются репутационных рисков, которые несет с собой торговля с Россией, даже когда речь идет о товарах, не подпадающих под санкции. Вместо этого они используют Турцию в качестве экспортной базы для поставок в РФ. Хотя такой курс может вызвать этические вопросы, это не уклонение от санкций как таковое.

Но Турция работает в серой зоне, утверждают эксперты. Если европейские компании преднамеренно экспортируют подсанкционные товары в Турцию, а затем перепродают их в Россию, то такую деятельность можно рассматривать как обход санкций, считает Ян Дунин-Васович, юрист Hughes Hubbard & Reed, специализирующийся на трансграничном соблюдении и соблюдении нормативных требований.

«Вы не можете сознательно и преднамеренно участвовать в деятельности, которая была бы незаконной, если бы осуществлялась напрямую», — подчеркнул он.
Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Мария Шагина, научный сотрудник Международного института стратегических исследований, заметила, что Турция более явным образом балансирует на грани законного и незаконного в этом отношении, чем Китай.

Бывший высокопоставленный сотрудник министерства финансов США по санкциям сказал, что Турция, которая пользуется привилегированным доступом к рынку ЕС через практически беспошлинный таможенный союз с Брюсселем, заработала репутацию главной по части уклонения от санкций Запада страны. Однако он указал на то, что реальный масштаб обхода санкций не отражается в официальных данных о торговле, которые в основном показывают просто перенаправление открытой торговли.

Кроме того, эксперты высказывают опасения о том, что Турция не только нарастила торговлю с Россией, но и помогает ей обходить финансовые санкции. Так, недавно президент России Владимир Путин и Эрдоган договорились о расчетах в части своей торговли в рублях. Пять турецких банков также приняли российскую платежную систему «Мир» — альтернативу западной платежной системе SWIFT, из которой исключено большинство российских финансовых учреждений. Масла в огонь этих подозрений подлил и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, который заявил, что в Турции рады российским олигархам.

В самой Турции опасения Запада отвергаются. Турецкие политики утверждают, что новые потоки товаров просто отражают изменение торговых моделей, принятых частным сектором на совершенно законных основаниях.

«Мы ясно дали понять, что не позволим Турции быть каналом для обхода или уклонения от санкций», — сказал турецкий дипломат.
«Мы хотим сохранить нашу текущую торговлю с Российской Федерацией, но мы не предпринимаем никаких серьезных новых шагов», — добавил он, признав, что Анкара ходит по «тонкой линии» в этом вопросе.
Мевлют Чавушоглу
Мевлют Чавушоглу
Υπουργείο Εξωτερικών

Более тесное сотрудничество между Турцией и Россией имеет очевидные экономические преимущества для Эрдогана, которому в следующем году предстоят выборы на фоне стремительного роста инфляции. Анкара также просто не может позволить себе разорвать связи с Москвой.

«Турция во многих отношениях зависит от России», — сказала Евгения Габер, проживающий в Турции старший научный сотрудник аналитического центра Атлантического совета, указывая на массовый российский туризм в Турции и потоки российских энергоресурсов.

Россия обеспечила около четверти импорта нефти Турции и почти половину её потребностей в природном газе в 2021 году, а также Москва контролирует турецкую атомную электростанцию «Аккую».

Кризис в турецко-российских отношениях, продолжила она, «немедленно вызовет неприятные последствия и создаст множество проблем для Эрдогана перед выборами».

Политические выгоды не менее важны, поскольку Эрдоган пытается искать помощи за границей, чтобы решить проблемы своей страны.

Россия и Турция были на противоположных концах нескольких конфликтов в регионе, в том числе в Крыму. Но дипломатическое партнерство между Путиным и Эрдоганом также помогло урегулировать некоторые региональные конфликты в регионе, сказал бывший дипломат Ульген, указывая на Астанинский мирный процесс по Сирии и соглашение вокруг спорного региона Нагорного Карабаха.

Западные страны оказывают давление на Турцию, чтобы она не выступала в качестве точки доступа для обхода цензуры. Теперь, когда политическое пространство для введения Западом новых санкций против России сузилось, акцент смещается ещё больше на обеспечение соблюдения существующих санкций. Питер Стано, представитель Европейской комиссии, заявил, что важно, чтобы Турция «не предлагала обходных решений России», добавив, что «мы продолжаем внимательно следить за ситуацией в этом отношении».

Политическое руководство Европейской комиссии
Политическое руководство Европейской комиссии
Еc.europa.eu

Франческо Джумелли, доцент кафедры международных отношений Гронингенского университета в Нидерландах, сказал, что ещё неизвестно, как долго ЕС и другие члены НАТО будут терпеть Эрдогана, играющего в «эту двойную игру между договоренностями с Путиным и сохранением своего членства в НАТО и близости к США».

Однако Запад может сделать не так много. У Брюсселя есть определенные политические рычаги воздействия на Турцию, например, в части либерализации визового режима для граждан Турции. Стано указал на статус Турции как страны — кандидата на вступление в Европейский союз. Но к июню 2018 года от этого процесса не осталось ничего, кроме заявлений. То же самое касается таможенного союза, который Европейская комиссия пыталась модернизировать в 2016 году, но эти переговоры зашли в тупик из-за ухудшения отношений между Брюсселем и Анкарой.

«Если бы мы были в другом мире, где отношения между Турцией и ЕС были бы прочными… ЕС мог бы иметь больше власти над Турцией [в отношении санкций]», — сказал Ульген. — Но сейчас ничего этого нет».

Он подчеркнул, что в существующем таможенном союзе нет возможности для какого-либо политического влияния на Турцию. Всё было бы иначе, если бы любая модернизация таможенного союза нуждалась в политической ратификации в Брюсселе, но это не так.

Вашингтон делает несколько более резкие предупредительные выстрелы в сторону Анкары, чтобы она не заходила слишком далеко. Официальный представитель США заявил, что, если Турция вступит в формальное экономическое партнерство с Россией, Вашингтон рассмотрит возможность рекомендовать западным компаниям разорвать или сократить свои экономические связи с республикой.

«Мы считаем, что Турция должна стать глобальным направлением для бизнеса и капитала, но более тесные отношения с Россией создадут реальные риски для интеграции Турции с остальным миром», — сказал чиновник.

Если Запад сможет доказать, что Турция уклоняется от санкций, Вашингтон может пойти ещё дальше, отключив Турцию от доллара с помощью вторичных санкций.

Но когда речь идет о санкционных правилах, интерпретация иногда так же важна, как и сам закон, указывает Шагина. И вот тут-то Запад и начинает бояться, что его действия оттолкнут Турцию. Эрдоган, со своей стороны, также понимает, что не должен переступать определенную черту.

«Если турецкие компании попадут под удар, мы отреагируем, и это будет контрпродуктивно», — сказал чиновник.