В начале августа в столице королевства Камбоджа Пномпене прошел саммит министров иностранных дел Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Для участия в саммите в Пномпень прибыли руководители внешнеполитических ведомств трех мощнейших мировых держав: министры иностранных дел России Сергей Лавров, Китая — Ван И, а также госсекретарь США Энтони Блинкен. Их участие в работе саммита подчеркнуло значение АСЕАН как региональной организации и Юго-Восточной Азии (ЮВА) в целом.

Флаг Мьянмы
Флаг Мьянмы
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

Регион, в котором проживает около 700 млн человек, находится в центре внимания КНР, РФ, США и Индии в силу своего геостратегического положения, значимости для мировых торговых путей и военно-политических возможностей, особенно в условиях нарастающего геополитического противостояния по линии Запад — Восток.

Все страны, входящие в АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд и Филиппины), обрели независимость в XX веке, находясь ранее в колониальной зависимости от европейских держав — в первую очередь Англии, Франции, Нидерландов, Испании, а также США. До сих пор в научном обороте сохраняются термины Британская Индия и Французский Индокитай. В колониальный период страны региона были заложниками экономической и военно-политической конкурентной борьбы между западными государствами-метрополиями и объектами беспощадной экономической эксплуатации. Этот фактор, а также исторически обусловленные национальные, религиозные и экономические противоречия между самими странами ЮВА, определенная постколониальная «лоскутность» региона привели к сохранению его значительной зависимости от глобальных центров силы. В свою очередь, мировые державы, понимая геополитическое и геоэкономическое значение ЮВА, стремятся усилить там свои позиции. Участие в саммите представителей Китая, России и США вызвано именно этим фактором.

Выступление Сергея Лаврова в ходе Постминистерской конференции Россия – АСЕАН. Пномпень
Выступление Сергея Лаврова в ходе Постминистерской конференции Россия – АСЕАН. Пномпень
Министерство иностранных дел Российской Федерации

Итоговое заявление министров иностранных дел стран АСЕАН по итогам саммита — очень кратко и размыто, состоит из 4 пунктов; весь текст занимает меньше одной страницы. Решения АСЕАН принимаются в порядке консенсуса — из принятого заявления следует, что, помимо общих слов о напряженности в мире и необходимости разрешать существующие противоречия мирным путем, консенсус был достигнут только по одному вопросу — приверженности политике одного Китая. Саммит совпал по времени со скандальным визитом спикера американского Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань, вызвавшем резкое военно-политические обострение в регионе, представляющее серьезную угрозу для стран АСЕАН, поэтому они сочли важным подчеркнуть свою позицию, которой, впрочем, формально или на деле придерживается большинство государств мира, включая сами США.

На саммите не присутствовали представители Мьянмы (до 1989 г. Бирма). В феврале 2021 г. к власти в стране пришли военные во главе с генералом Мин Аун Хлайном. Президент Вин Мьин и лидер правящей партии «Национальная лига за демократию», госсоветник и министр иностранных дел Аун Сан Су Чжи, которая являлась фактическим руководителем свергнутого режима, были арестованы. В Мьянме начались протесты, которые привели к человеческим жертвам, новое военное руководство ввело военное положение и прибегло к жестким мерам по наведению порядка. Страны АСЕАН по-разному отнеслись к этим событиям, их реакция варьировалась от осуждения до нейтралитета. Достичь искомого консенсуса в этом вопросе, видимо, не удалось, и он не был даже упомянут в итоговом заявлении саммита.

Мин Аун Хлайн
Мин Аун Хлайн
Tatarstan.ru

Военному перевороту предшествовало обострение застарелого конфликта буддистов Мьянмы с мусульманами-рохинджа, проживающими в стране в пограничной с Бангладеш провинции Аракан, которое длилось несколько лет и достигло апогея в 2017 г. Либерально-прозападная Аун Сан Су Чжи не справилась с кризисом и в результате была обвинена своими же спонсорами в геноциде мусульман. В действительности она не обладала официальными полномочиями: Конституция страны прямо запрещает занимать пост президента тем, у кого супруг (супруга) и/или дети являются гражданами других государств. Дети Аун Сан Су Чжи являются подданными Великобритании, это закрыло ей возможность баллотироваться на высший государственный пост.

Развитие национально-религиозного конфликта в Мьянме привело к поляризации мнений в ЮВА. В свою очередь, новое военное руководство страны, недовольное резкой реакцией ряда стран, сочло ее вмешательством во внутренние дела и ограничило свои контакты с АСЕАН, в том числе отказалось от участия в саммите, тем самым сняв тему с его повестки, вероятно, к облегчению участников, занимающих по этому вопросу противоречивые позиции.

Конфликтные отношения между бирманцами-буддистами и рохинджа-мусульманами имеют давнюю историю. Еще до обретения Бирмой и Бангладеш независимости, в 1942 г., во время Второй Мировой войны, в пограничной провинции Аракан произошли серьезные столкновения, в ходе которых погибли тысячи человек. Дальнейшая неконтролируемая миграция из Бангладеш способствовала сохранению напряженности, которая время от времени обострялась вплоть до вооруженных конфликтов. Сами рохинджа считают себя потомками арабских купцов, активно работавших в регионе в эпоху господства Великих моголов. Бирманцы считают их пришлыми и незаконными мигрантами, массово отказывая им в получении гражданства и документов.

Миграция мусульман из Бангладеш в Мьянму объясняется экономическими причинами. Население Бангладеш составляет более 170 млн человек против всего 60 млн в Мьянме. При этом территория Мьянмы — около 700 тыс. кв. километров, а Бангладеш — меньше 150 тыс. кв. км. Отличаются страны и по уровню экономического развития. Валовый внутренний продукт по паритету покупательной способности (ВВП ППС) на душу населения в Бангладеш составляет менее 1000 долл. США против более чем 5000 тыс. в Мьянме. Перенаселенность Бангладеш и экономический контраст с Мьянмой вынуждают мусульман-бангладешцев мигрировать в более богатую и просторную страну-соседку, что в свою очередь повышает напряженность в отношениях с коренным населением.

Жесткое подавление мусульман-рохинджа вызывает справедливое сочувствие и менее справедливые нападки со стороны исламских государств региона, в том числе Малайзии, куда направились многие беженцы, и Индонезии — самой многочисленной мусульманской страны в мире: при населении около 300 млн, сторонников ислама там насчитывается более 250 млн человек.

Аун Сан Су Чжи
Аун Сан Су Чжи
Claude TRUONG-NGOC

К провоцированию обострения в Мьянме очевидным образом причастны западные спецслужбы: им неугодно сближение страны с Китаем, а политика Аун Сан Су Чжи казалась недостаточно либерально-прозападной. Непродуманное давление Запада вплоть до введения санкций привело к обратному эффекту — военному перевороту и резкому усилению влияния Китая, который традиционно поддерживает Мьянму. Индокитай, как следует уже из названия полуострова, является одной из главных площадок борьбы между двумя азиатскими гигантами и историческими конкурентами — Индией и КНР. Восточное побережье Индокитая контролируется Вьетнамом, имеющим длительную историю враждебных отношений с Китаем вплоть до военных действий. Если во времена советско-китайского противостояния главным союзником СРВ был СССР, то после резкого российско-китайского стратегического сближения на почве общего противостояния Западу Ханой возложил свои надежды на США, несмотря на трагическое прошлое во время вьетнамской войны. В этой ситуации для Пекина было важно обеспечить себе влияние на западном побережье Индокитая с выходом в Бенгальский залив и Андаманское море, то есть напрямую в Индийский океан, минуя конфликтное Южно-Китайское море. Примечательно, что для достижения этой цели КНР не пришлось предпринимать каких-либо сверхусилий: экономическая поддержка Мьянмы и стратегические просчеты США сделали Пекин главным бенефициаром изменений в регионе. Нет никаких прямых доказательств участия КНР в подготовке свержения прозападного режима Аун Сан Су Чжи, однако стратегическая победа Китая налицо и будет закреплена в случае проведения дальновидной политики, в чем Срединной Империи трудно отказать.

Прокитайская Мьянма, делящая с Индией — вечным соперником Китая Бенгальский залив и имеющая с ней протяженную сухопутную границу чуть менее 1500 км, является очередным вызовом для Нью-Дели в его исторической борьбе с Пекином. По мере сближения КНР с Мьянмой Индия будет вынуждена предпринимать шаги с целью нивелировать растущее геополитическое влияние Китая в Юго-Восточной Азии, в частности в Индокитае. Значение ЮВА и АСЕАН как балансиров в региональном и глобальном противостоянии будет неизбежно возрастать.