В России говорят: «Это цветочки, ягодки будут впереди». Выпад некоего Игоря Исаева, который потребовал введения в Польше второго государственного языка (понятное дело — украинского) — это даже не цветочки. Это только едва уловимый аромат этих самых цветочков. Но то, что за ароматом последует и всё остальное, в том числе и тяжёлые ядовитые плоды «польско-украинской» дружбы — не оставляет никаких сомнений. И даже тот факт, что с этим предложением выступил, по сути, клоун, петрушка, пустой болтун — не должно нас расхолаживать: бой всегда начинает лёгкая пехота, едва прикрытые кожаными доспехами бойкие юноши с пращами и луками. Но за лёгкой пехотой всегда — всегда! — идут одетые в броню гоплиты или, в случае Римской империи, — закованные в сталь когорты могучих легионов. И в нашем случае клоун — всего лишь разведка, как говорят в журналистской среде, проба пера. Идея получила право на жизнь — и дальше всё пойдёт именно так, как я писал в предыдущих своих статьях. Коготок увяз — всей птичке пропасть…

Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Украинцев в Польше слишком много. Слишком. Они уже не просто гастарбайтеры или беженцы, они — серьезный фактор нашей внутренней политической и социальной жизни. Слава Богу, они пока не имеют инструментов политического влияния внутри Польши — но это всего лишь вопрос времени. Рано или поздно, но украинцы потребуют создания партии, которая будет отстаивать их интересы в Сейме и Сенате. А вы, панове, помните, чем закончилась история с немецкой национальной партией в довоенной Чехословакии? Тем, что Чехословакия исчезла как субъект международного права…. Украинский Генлейн появится на нашей политической арене — рано или поздно. И я думаю, что скорее рано, чем поздно…

Наши школы лихорадит — учителя не знают, как начинать учебный год: сегодня в Польше более 400 000 украинских школьников. Как их учить? А не учить нельзя, это противозаконно: дети должны ходить в школу. По каким методическим пособиям, на каком языке их учить? На польском? Они его не понимают. На украинском? Его не знают учителя. Делать отдельные украинские школы? На это нет бюджета. Отдельные украинские классы с украинскими учителями? Это разрушит наши школы окончательно. Выхода нет — и искать его в существующей реальности бесполезно.

Украинцы
Украинцы
Ghenady

Выход из всех этих тупиков — один: инкорпорация в состав Польши пяти западноукраинских областей, которые дали 4/5 всех «беженцев». С последующим возвращением этих беженцев домой, в Львовскую, Тернопольскую, Ивано-Франковскую, Волынскую и Ровенскую области, которые перед этим станут новыми воеводствами Польши. Не дожидаясь, пока среди массы беженцев заполыхает огонь русского бунта — бессмысленного и беспощадного! Что-что, а бунтовать украинцы умеют — мы все видели их многосерийные майданы…

Западную Украину — в Польшу, украинских беженцев — домой! Других вариантов решений тех проблем, что озвучены выше (и которые на самом деле составляют едва ли десятую часть трудностей, с которыми мы столкнулись после 24 февраля) — нет. Не существует!

Конечно, если вы, панове, готовы смириться с украинским языком как вторым государственным в Польше, с украинской партией, чья фракция будет сидеть в Сейме, с территориальными автономиями украинцев в Нижней Силезии или Подхалле — то тогда нет никаких проблем, пусть всё остаётся так, как есть.

Польша и Украина
Польша и Украина
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Но мне почему-то кажется, что наша толерантность не настолько глубока….