Когда появились сообщения о том, что в Вене возобновились переговоры по возобновлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД — сделка по иранской ядерной программе), стало складываться впечатление, что миссия главного дипломата Европейского союза Жозепа Борреля оказывается успешной. Напомним, что ранее он представил свой вариант предложений по возобновлению СВПД, принятие которого, по его мнению, может привести «к скорейшему завершению переговоров». Не вдаваясь сейчас в детали обозначенных им позиций, большая часть которых остается неизвестной, отметим, что они были поддержаны Ираном и США. В противном случае диалог в Вене был бы невозможным.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Но потом стали вылезать наружу проблемы методологического свойства. Сначала Боррель свой «план» обозначал только как «предложение», как «один из возможных реализуемых вариантов». Затем заявил, что имеет лишь сценарий, при котором возможен возврат к СВПД. Но в результате многочасовых переговоров, когда посредники курсировали между отелями в Вене, где расположились иранская и американская делегации, в текст Борреля были внесены коррективы. В этой связи представитель Пентагона Джон Кирби заявлял, что речь идет о «завершенном компромиссном документе, который осталось лишь подписать». Да и представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов говорил, что «участники переговоров находятся в шаге от финальной договоренности», хотя уточнял, что «полностью гарантировать успех и назвать точные даты пока невозможно».

Судя по всему, связано это было с тем, что, как сообщало Reuters со ссылкой на иранских чиновников, «Тегеран выдвинул новые требования». После этого делегации стран — участниц переговоров приняли решение покинуть Вену и вернуться в свои столицы для дальнейших консультаций по проекту финального текста документа. С точки зрения методики дипломатии это означает, что переговорный процесс осложняется, переводится в сторону дебатов с новыми сюжетами. Пока же используется известный тактический прием: выдвижение «под занавес» новых предложений, когда всё, казалось бы, уже согласовано. По сути, Иран стремится перехватить дипломатическую инициативу, ведет обстоятельный позиционный торг, в котором каждый элемент переговорной платформы критически значим для сторон. Но в данном случае речь идет об использовании Тегераном в своих интересах запроса администрации президента США Джо Байдена в достижении хоть какого-то позитивного результата в своей политике на Ближнем Востоке.

Переговоры по иранской ядерной сделке в Вене
Переговоры по иранской ядерной сделке в Вене
Mfa. gov. ir

Если в Иране не увидят готовности Вашингтона к нужным компромиссам, возврата к СВПД может и не быть. К тому же Боррель заявляет, что в новом тексте соглашения «за каждым техническим вопросом и каждым параграфом лежит политическое решение, которое должно быть принято в столицах». В Иране такие решения быстро не принимаются. Возможно, Тегеран будет тянуть время до промежуточных выборов в Конгресс, и Байден, который еще в предвыборных заявлениях говорил, что СВПД необходимо восстановить, оказывается в сложном положении. Ему не удается провести операцию через снятие санкций с Ирана и возместить нехватку углеводородов, прежде всего нефти. Что же касается выдвигаемых в адрес Тегерана различных ультиматумов, то ему это что мертвому припарки.

Вашингтону нужно спешить, так как Иран чутко реагирует на баланс отношений на региональном и мировом уровне и умеет работать на длинной дистанции. В то же время, по оценке экспертов, в Вене «пространство для дополнительного маневра сохраняется». Ход за американцами. Они могли бы ускорить и упростить переговоры с Тегераном, если бы заявили уже на этом этапе об отмене принятых при Дональде Трампе ряде санкционных мер. Но спешить с оптимистическими перспективами не стоит. На пути восстановления СВПД еще немало мощных завалов. Тайм-аут на переговорах в Вене продолжается.