Прежде всего хочу предупредить: я категорически против того, чтобы этот текст прочли украинцы, не важно — по-русски или по-польски. И очень надеюсь, что именно так и будет. Потому что он не для них. Он для нас. Для поляков. И в какой-то степени для русских.

Украина и Польша
Украина и Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Идеология украинства — человеконенавистничество; причём носитель и исповедник этой идеологии обязан ненавидеть не только своих соседей иных кровей, не только всех, без изъятья, инородцев, но и своих собственных единокровных братьев, не до конца и не всегда разделяющих его точку зрения. Все те, кто не украинец по крови и не совсем украинец по духу, должны умереть; при этом критерии этого самого «украинства» — крайне произвольны. Иными словами, идеология украинства — идеология ненависти ко всему, что отлично от неё и с ней не согласно. Идеология отрицания иной жизни. Идеология смерти. И ничего более.

В 1943-м носители этой идеологии пришли в наши сёла и на хутора на Волыни и в Галиции — чтобы убить нас. Им было неважно, во что мы верили, на что надеялись, какие планы строили, — им важно было убить нас. И они нас убили. И сегодня их внуки снова убивают — пока только на Востоке. Но это только пока. Очень скоро может случиться так, что они начнут убивать нас на Западе. В наших домах. В наших городах. На нашей земле. Потому что кто-то им скажет, что это не наша, а их земля. На которой не может жить никто, кроме них…

В сорок третьем они нас победили. Вернее, они думают, что победили — ведь они убили нас всех. Волынь стала POLENFREI — немногие уцелевшие из нас, как только к тому выдалась возможность, бежали на Запад — в Силезию, в Померанию, в Восточную Пруссию, щедро отданные нам русскими. Нас убили на Волыни украинцы — и сегодня они вновь торжествуют, потому что наши политические «руководители» угодливо склонились перед ним в холуйском поклоне.

Жертвы Волынской резни
Жертвы Волынской резни

Но они не победили. Они просто убили наших детей, наших стариков, наших женщин, потому что это очень легко и просто — убивать безоружных и беззащитных. И когда мы вернемся на Волынь и в Галицию, мы не просто вернем наши флаги на улицы Львова, Тарнополя, Станиславува, Ровно и Луцка. Нет. Мы покажем наследникам убийц нашей родни, что они не победили нас. Бело-красные знамёна над Западной Украиной будут означать одно: мы не просто вернулись. Мы победили. Мы одолели — без пролития крови, пожаров, разрушений, бедствий и горя — идеологию украинства бандеровского извода. Мы победили смерть!

Мы не станем никому мстить. Мы не будем ничего припоминать нашим украинским соседям. Мы благосклонно примем результаты их референдума, мы примем их в нашу семью. Мы благосклонно встретим их угодливые взгляды и склонённые головы — и не станем ворошить старое.

За исключением одного.

Мы навсегда, на веки вечные, до скончания века запретим вспоминать украинцам имя Степана Бандеры, да будет он проклят во веки веков. Мы запретим им вспоминать ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), мы заставим их изъять из их библиотек книги о них, вырвем с корнем упоминания о них в интернете. Любое упоминание этих слов и этих личностей будет считаться тягчайшим государственным преступлением. И горе тому украинцу, что в пьяном бреду вдруг упомянет эти слова!

Когда мы вернем Галицию и Волынь, мы вернем наш долг нашим павшим родным и близким. Ведь они умерли неотмщёнными…. Вернув Галицию и Волынь, мы даруем покой их мятущимся душам. Которые все эти годы ждали нашего возвращения… Мы вернемся в Восточную Малопольшу — и это будет наша победа!