После разгрома и ликвидации Колчака мир в Приморье и Забайкалье так и не наступил. Более того, политическое и военное положение здесь резко усложнилось. Между тем на этом этапе Гражданской войны контроль над Сибирью был особенно важен для советского правительства. Здесь имелись и хлеб, и топливо, которые были так необходимы в европейской части страны. Для того чтобы вывезти их, как минимум была необходима передышка в военных действия. 28 марта 1920 г. был созван Учредительный съезд Прибайкалья, на котором депутаты, после разъяснительной работы большевиков, согласились создать особое государство на Дальнем Востоке. 1–2 апреля последние англо-франко-американские войска и чехословаки покинули Владивосток. С японским командованием также велись переговоры об условиях эвакуации, и 4 апреля было подписано соответствующее русско-японское соглашение. А в ночь с 4 на 5 апреля японцы вновь атаковали советские гарнизоны по всему Дальнему Востоку.

Японские интервенты во Владивостоке
Японские интервенты во Владивостоке

5 апреля командующий экспедиционными войсками генерал-лейтенант Сигэмото Оой подписал объявление, в котором заявил, что это русские напали на японские войска во Владивостоке, что и потребовало их разоружения, разумеется, исходя из необходимости сохранения мира и порядка: «В данном случае японское командование не преследует какой-либо личной цели, не может допустить дальнейшего развития беспорядков, для чего и примет меры после переговоров с русскими властями». Никаких доказательств японской версии представлено не было. Генерал Оой не стал объяснять, почему его подчиненные организовали нападения одновременно и в Хабаровске, и в Никольске-Уссурийском, и в Спасске и т.п., и повсюду без предупреждения о прекращении перемирия.

Во Владивостоке японцы начали настоящую резню. С особой жестокостью они расправились с жителями корейской слободы Владивостока. Город был центром корейской эмиграции. В марте 1919 года Корейский Национальный Совет принял и опубликовал Декларацию независимости Кореи, которая стала распространяться по всему Приморью. Совет приступил и к формированию корейских партизанских отрядов. Теперь японцы расправлялись над теми, кто, по их мнению, был способен носить оружие. Патрули интервентов зверствовали повсюду — они попросту расстреливали попавшихся им на глаза прохожих, не разбирая пола и возраста. Военные объясняли это местью за события в Николаевске. Поначалу представители партизан попытались заявить протест. Заявление генерала Ооя о мерах, которые он собирался принять после переговоров, создало иллюзию того, что с японцами удастся договориться.

Вступление японских войск в Николаевск-на-Амуре
Вступление японских войск в Николаевск-на-Амуре

Представитель партизан во Владивостоке П. М. Никифоров встретился при посредничестве чехословаков с представителем Японии графом Цунео Мацудайра. В ответ на протесты дипломат высказал сожаление, «инциденты» он объяснил незнанием солдатами русского языка и добавил: «Нам очень трудно контролировать военных». Посредничество чехословаков дало возможность завершить беседу без последствий для Никифорова. Что касается других переговоров, то в ряде случаев красные командиры действительно приглашались японскими командирами обсудить создавшееся положение, но приходивших арестовывали или убивали. Захваченные в плен члены Дальбюро РКП (б) во главе с С. Г. Лазо были сожжены в паровозных топках. Эти события ускорили неизбежное уже событие.

6 апреля 1920 года в Верхнеудинске (совр. Улан-Удэ) представители Учредительного собрания Забайкальской области провозгласили создание Дальневосточной республики. Она делилась на 5 областей — Забайкальскую (Чита), Прибайкальскую (Верхнеудинск), Амурскую (Благовещенск), Приамурскую (Хабаровск), Приморскую (Владивосток) — и включала зону отчуждения КВЖД. Столицей государства до взятия Читы был Верхнеудинск. 9 ноября это решение подтвердило собрание представителей всех этих территорий. 14 мая 1920 г. ДВР официально была признана Советской Россией. Республика должна была стать буфером между РСФСР и Японией, поддерживавшей белые правительства Приморья. На площади в 1542 тыс. кв. км проживало около 1,8 млн чел. У Дальневосточной республики не было еще собственной организованной армии, она создавалась на базе отрядов Красной Армии и партизан. Численность Народно-Революционной армии ДВР поначалу не превышала 27 тыс. чел., она была плохо вооружена. Главкомом был назначен Г. Х. Эйхе.

Свои окраины новое государство не могло защитить. 21 апреля на рейд Поста Александровска на Сахалине пришел крейсер IJN Misimi, вскоре к нему присоединился броненосец Mikasa и несколько миноносцев. Под прикрытием флота японцы высадили десант — 2 тыс. чел. с пулеметами и артиллерией. Северная часть острова Сахалин была оккупирована. В Токио поначалу планировали создать здесь марионеточное государство Сахалин-го, но затем перевели территорию в военное управление. Любая политическая, издательская деятельность, даже распространение рисунков были запрещены под страхом жесткого наказания, все предыдущие законы отменялись, действовали только распоряжения японских властей. В Петропавловск-Камчатский также пришел вспомогательный крейсер Kosu, который высадил десант. Командир корабля капитан 2 ранга Мицита Хара объявил, что это было сделано для защиты японских подданных и «покровительства всей рыболовной промышленности вообще». В случае угроз столь достойной цели офицер грозил немедленно предпринять соответствующие меры.

Японский броненосец «Микаса»
Японский броненосец «Микаса»

У ДВР были проблемы и на западном направлении, в районе Забайкалья, где по-прежнему держался атаман Семенов и оставалась проблема «читинской пробки». 27 марта Эйхе отдал приказ о подготовке наступления на Читу. По отношению к японцам наступавшим предписывалось придерживаться нейтралитета и по возможности воздерживаться от столкновений, но в случае наступления японских частей «упорно обороняться». На оккупированных территориях против японцев и семеновцев развернулось широкое партизанское движение. Оно было массовым, и интервенты несли потери. 25 апреля 1920 года НРА начала наступление на Читу, которое семеновцы отразили при активном содействии частей японской армии. Столкновения с японцами приобретали все более массовый характер. 11 мая Эйхе отдал приказ о переходе к обороне.

Международная обстановка складывалась не в пользу Японии. Уже её действия 4–5 апреля вызвали негативную реакцию в Англии, США и Китае. Там опасались, и не без основания, что Токио перейдет к захватам в Приморье, Сибири и на КВЖД. В 1920 году в Японии начался финансовый кризис, что негативно сказалось на возможностях Токио реализовать захватнические проекты в России. Японское командование планировало создать собственную буферную зону в Забайкалье, на территориях, которые контролировал Семенов. 11 мая 1920 г. японцы предложили создать нейтральную зону между армией ДВР и своими войсками. 24 мая на станции Гонготта, в 100 км юго-западнее Читы, начались переговоры, к которым японская делегация попыталась подключить и делегацию семеновцев. Переговоры были сорваны — представители Дальневосточной республики категорически отказались пойти на такую уступку, которая могла быть истолкована как формальное признание режима Семенова. Делегация ДВР увязывала отказ от военных действий, включая партизанские, с согласием японцев начать эвакуацию. 2 июня войска атамана нарушили перемирие, в июне–июле в Забайкалье и Амурской областях шли бои. 24 июня переговоры возобновились. 2 июля японцы заявили о выводе войск из Забайкалья.

Григорий Семенов
Григорий Семенов

15 июля было подписано перемирие, которое должно было начать действовать с 18 июля. Со стороны ДВР оно распространялось только на «регулярные войска». Японцы гарантировали соблюдение его условий и со стороны войск Семенова. Там же было достигнуто соглашение о нейтральной зоне. «Срок окончания договора о прекращении военных действий между воюющими сторонами определен на момент окончания работ созываемого съезда представителей, правильно выражающих волю населения русского Дальнего Востока. В случае же каких-либо обострений до наступления этого момента для прекращения мирного состояния и перехода на положение войны необходимо уведомление противной стороны за 7 дней». Токио нарушил это перемирие — и причем немедленно. Правительство империи попыталось использовать передышку в свою пользу. 19 июля парламент Японии объявил захваченную русскую половину Сахалина «собственной территорией». Японцы распоряжались как у себя дома и в Приморье. Они вернули захваченные русские суда правительству Приморской области, но 3 августа 1920 г. во Владивостоке командующий войсками области ген.-л. В. Г. Болдырев и к.-адм. Кэсатаро Кавахара утвердили договор о том, что русские корабли, выходя в море из Владивостока, за сутки обязаны были ставить в известность японское морское командование в этом городе о целях и маршруте их плавания.

Читайте ранее в этом сюжете: 1920 год. Последние очаги Гражданской войны в Европейской России