Я жил в Киеве когда-то. Не в том Киеве, которым пугают сейчас, а в настоящем. Том, что хранил русское наследие бережно и нежно. Кроме прочего, там был замечательный юмористический клуб. Не в смысле помещения (как ночной клуб), а в смысле объединения людей. Я ходил туда. Клуб был небольшой, но состоящий исключительно из достойнейших. Верховодил там блестящий сатирик, публицист, писатель Ян Таксюр.

Украина
Украина
Иван Шилов © ИА REGNUM

Много лет прошло с тех пор. Многое изменилось. Слишком многое, к сожалению. И вот что важно: изменения эти произошли не моментально, не в раз — они наползали и случались постепенно. При нашем молчаливом согласии. И эта сентенция сейчас вовсе не философского, а вполне прикладного, конкретного — социополитического толка. Подумайте об этом однажды.

Нарушились связи и с участниками того клуба. Оборвались контакты. С некоторыми развёл по разным углам Крым. Наш или не наш? Окончательно оформил же этот разрыв Донбасс. С тех пор с Яном Таксюром были только редкие, крайне редкие контакты в социальных сетях, которые, в общем-то, и контактами не назовёшь. И никаких политических взглядов я у него не обнаружил.

Таксюр если и был чем окрашен, чем вдохновлён и движим, то исключительно Православием. Вот тут он всегда был последователен и убедителен — о чём заявлял прямо. Любой, кто читал или слышал Таксюра, сразу чувствовал его христианское мировоззрение. Как было у Достоевского? «Мало того, если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной».

Ян Таксюр
Ян Таксюр
Сыва Лариса Николаевна

Всё это, на самом деле, крайне важно для понимания того, что я скажу далее. 24 февраля 2022 года случилось то, что случилось. И в конце февраля — не назову точно число — мне вдруг приснился сон. Я не запоминаю свои сны — только лишь самую концовку, последний фрагмент. Так вот, в то утро мне приснился Киев и тот юмористический клуб. Я сидел за партой, а напротив меня был Ян Таксюр, посеревший, тревожный.

Очень скоро я понял, отчего мне приснился тот сон. Стало известно, что Яна Таксюра арестовали, пленили и бросили в застенки СБУ. За что? Украина (под этим термином в данном случае и далее необходимо понимать украинское государство в его нынешнем виде) решила пресечь, искоренить, выжечь любое инакомыслие — сделать это любой ценой без каких-либо сомнений и противоречий.

Но почему и за что был пленён именно Ян Таксюр? Ведь не за политику, нет. А за что? За Православную Веру! За то, что был прихожанином храмов УПЦ Московского Патриархата. Вот только за это его и скрутили, только за это и бросили погибать. Напомню, что у Таксюра диагностировано серьёзное онкологическое заболевание. Он нуждается в лечении, но вместо этого его заставляют страдать в тюрьме.

Что это напоминает? Далёкое (а выходит, что не такое уж и далёкое) прошлое, где христиан за их веру скармливали львам, сжигали заживо, распинали на крестах, замучивали в темницах. Казалось бы, те времена не должны были вернуться, но нет: мы видим, как мир сбрасывается в Средневековье и устремляется ещё дальше, в самые глубины, поближе к хаосу. В этом мракобесии Украина идёт едва ли не в первых рядах, снова и снова подчёркивая свою инфернальную уникальность.

И второе касательно Яна Таксюра. Его судьба — пример того, как уничтожается правильная Украина. Насколько яркий и настолько трагический пример. Меня часто не понимают и спрашивают соответственно, удивляясь термину «правильная Украина». Мол, бывает ли такая? Да, к сожалению, мы дошли до того убийственного предела, когда для сотен тысяч людей осталась лишь неправильная Украина, в которой нет и не может быть ничего созидающего. Но это не так. Украину ни в коем разе нельзя ассоциировать исключительно с бандеровцами, нацистами и мерзавцами. С теми, кто вот уже 8 лет убивает детей Донбасса. Важно помнить, что есть правильная и неправильная Украина.

Другой вопрос, что делать это всё сложнее. Украина как государство спускается на самое дно мракобесия, практикуя то, что не может оправдать ни одна война. Это расчеловечивающий механизм, который, так или иначе, пытается затронуть, поработить каждого. И надо иметь великое мужество, чтобы противостоять этой машине. По факту нужно быть готовым потерять многое, если не всё. Собственно, поэтому Олесь Бузина — в могиле, Ян Таксюр — в тюрьме, а Константин Кеворкян — в вынужденной эмиграции.

Олесь Бузина
Олесь Бузина
Russianname

И я неслучайно привожу эти имена. Ведь Украина — это не нацисты с их маршами, не власть с её ложью, а люди, те, кто пытается или пытался созидать вопреки всему. Таких, на самом деле, немало. И это важно помнить. Не ради Украины и даже не ради этих людей, а ради того, чтобы не скатиться в ненависть и не превратиться в чудовище. Не стать тем, кто сегодня составляет неправильную Украину.

Они в любом случае обречены на поражение. И когда эта неправильная Украина капитулирует, мы обратимся к правильной Украине, чтобы сделать нашу совместную жизнь единственно верной.