Ситуация на линии военного соприкосновения в зоне Нагорного Карабаха неожиданно обострилась. Неожиданно потому, что накануне из Еревана и Баку шли позитивные сигналы, свидетельствующие о готовности сторон продолжать переговорный процесс по подготовке мирного договора.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Напомним, что секретарь Совета безопасности Армении Армен Григорян выставил переговорные позиции, которые вполне устраивают Азербайджан. Речь шла о том, что Ереван считает приемлемым документ из пяти пунктов о нормализации отношений, предложенный Баку, что у Армении нет территориальных претензий к Азербайджану, карабахская проблематика Ереваном квалифицируется не как территориальный вопрос, а воспринимается в «принципиальном разрезе» безопасности и прав армян, проживающих на территории Карабаха». Григорян также подчеркивал, что международной гарантией безопасности карабахских армян является наличие российских миротворцев, и, по его словам, «в настоящее время необходимо работать над дальнейшим усилением этой гарантии, но важной идеей является демилитаризация нагорно-карабахской проблемы». Более того, появились сообщения и о том, что после сентября призывники из Армении не будут направляться в Карабах, и к этому времени должен завершиться процесс вывода армянской армии из региона.

Казалось бы, в такой ситуации пушки должны замолчать и за работу следовало приняться дипломатам. Так оно и было. В Тбилиси состоялась первая встреча без посредников глав МИД Азербайджана и Армении Джейхуна Байрамова и Арарата Мирзояна. Они обсуждали возможности реализации при посредничестве председателя Совета ЕС Шарля Мишеля достигнутых 6 апреля в Брюсселе договоренностей. Еще раз напомним, что после этого президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян поручили своим министрам иностранных дел начать подготовку к работе над мирным соглашением между Баку и Ереваном. И вдруг срыв в Лачинском районе Карабаха, через который проходит главная дорога, связывающая Ереван и Степанакерт, где произошли вооруженные стычки. Понятно, что версии инцидента, повлекшего потери с двух сторон, разнятся.

Баку объявил о проведении операции «Возмездие» и взятии под контроль нескольких высот, а в Нагорном Карабахе была объявлена частичная мобилизация. Поводом стало требование Баку к карабахским армянам отказаться использовать дорогу, связывающую Ереван и Степанакерт, и перейти на альтернативный маршрут в обход города Шуши. Карабахцы отказались. При этом, как говорит Мирзоян, азербайджанская сторона предварительно представила российскому миротворческому контингенту письмо о намерении азербайджанской стороны поменять маршрут. В свою очередь Григорян уточнил, что соглашение Россия — Азербайджан — Армения, подписанное 9 ноября 2020 по итогам второй карабахской войны, предполагает прокладку нового маршрута, но в течение трех лет, «по согласованию сторон» и «с последующей передислокацией российского миротворческого контингента для охраны этого маршрута».

Встреча азербайджанских военнослужащих с российскими миротворцами близ села Ванк в Кельбаджарском районе 25 ноября 2020 года
Встреча азербайджанских военнослужащих с российскими миротворцами близ села Ванк в Кельбаджарском районе 25 ноября 2020 года
Mil.ru

В тексте трехстороннего соглашения по Карабаху говорится следующее: «По согласованию сторон в ближайшие три года будет определен план строительства нового маршрута движения по Лачинскому коридору, обеспечивающего связь между Нагорным Карабахом и Арменией, с последующей передислокацией российского миротворческого контингента для охраны этого маршрута». Пока этого не произошло, для коммуникаций, по соглашению, должен использоваться Лачинский коридор, безопасность движения по которому Азербайджан обязан гарантировать. Но прошло только два года, что не является ни для кого секретом, поэтому вопрос можно и нужно решать дипломатическими средствами, так как переход к военному сценарию может осложнить и даже сорвать подготовку мирного договора. Вот почему при оценке складывающейся ситуации Баку и Ереван, как видится, недоговаривают что-то важное. Алиев начинает форсировать ход событий, находясь в предчувствии каких-то грядущих не устраивающих его геополитических перемен в Закавказье.

В таком же состоянии находится и соседний Иран. Появились сообщения, что в игру может вступить и Тегеран, озабоченный перспективой укрепления в регионе азербайджано-турецкого альянса. Что касается Еревана, то он рассчитывает на реанимацию деятельности Минской группы ОБСЕ, чтобы с ее помощью определиться со статусом Нагорного Карабаха, но без территориальных претензий к Баку. Алиев же считает, что о статусе Нагорного Карабаха «стоит забыть», и что в Азербайджане есть только Карабахский экономический регион. Но это информация для внутреннего потребления, поскольку США и Франция как сопредседатели МГ ОБСЕ указывают на возобновление переговоров «по существу урегулирования при содействии сопредседателей Минской группы на основе существующих базовых принципов и соответствующих международных документов, которые хорошо известны обеим сторонам».

Что касается Москвы, то, как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, обострение ситуации в Нагорном Карабахе будет обсуждаться в ходе переговоров в Сочи российского и турецкого президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Пока же Москва призывает «стороны к сдержанности, а главное — к выполнению всех положений известных трехсторонних документов».