Насколько эффективны в плане помощи Украине поставки вооружений из стран Запада, есть ли у ВСУ дефицит стрелкового оружия, почему в ВС России не присутствуют в большом количестве ранее анонсируемые образцы принципиально новых вооружений, в интервью ИА REGNUM рассказывает военный обозреватель, научный сотрудник ИМЭМО РАН Илья Крамник.

Как из рога изобилия
Как из рога изобилия
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Как Вы оцениваете западную помощь Украине в вооружениях? Насколько она эффективна? Не является ли это просто тестированием своего оружия в противостоянии с равным противником — Россией?

Это действительно позволяет испытывать ряд систем и вооружений, но, с другой стороны, говорить, что эта помощь не эффективна, сложно. Она, хотя и не восполняет полностью потери украинских войск и военного потенциала, отчасти придает новые качества ВСУ. Например, HIMARS. До передачи этих систем Украине у неё не было систем, способных производить высокоточные удары на несколько десятков километров. И хотя количество этих установок невелико и явно недостаточно для того, чтобы переломить ход боевых действий, их влияние заметно. ОТРК «Точка-У» не обладает такой точностью, особенно в тех вариантах, которые у Украины есть на вооружении.

Хочу отметить, что ключевая помощь Украине — это помощь боеприпасами и горючим, без которых нельзя вести боевые действия в принципе. И неизмеримо важна помощь в разведывательном и информационном обеспечении.

Украина объявила о мобилизации и доведении численности своих вооруженных сил до миллиона человек. Насколько это затруднит проведение спецоперации? Во время боевых действий перемалывается огромное количество военнослужащих ВСУ, сами украинские элиты признают, что их армия несёт большие потери. С другой стороны, миллион человек — это очень много, и перемалывать их, может быть, придётся очень долго. Не станет ли это препятствием для ВС РФ?

РСЗО «Ураган»
РСЗО «Ураган»
Mil.ru

Это сложный вопрос, для этого нужно оценить возможности Украины по обеспечению такой массы войск. Миллион человек ведь не только нужно собрать, всех этих людей нужно вооружить, обеспечить логистику, транспортные средства, провиант, амуницию и т.п. Насколько Украина готова к этому? Теоретически с помощью Запада это можно сделать, но какое количество времени на это потребуется, какая часть из мобилизованных попадёт на фронт и как быстро? От всех этих параметров и будет зависеть эффективность мобилизованных военнослужащих. Это ключевые вопросы, которые встанут как перед украинским, так и перед нашим военным руководством. Тут всё зависит не только от цифры в миллион человек, но и от соотношения количества людей к количеству времени. Одно дело мобилизовать и обеспечить миллион человек за шесть месяцев и совершенно другое — за два года.

Сейчас на Углегорской ТЭС рядом с убитыми военнослужащими ВСУ обнаружили автоматы Zastava M70A, произведённые ещё в Югославии. Означает ли это, что Украина начинает испытывать недостаток даже в стрелковом оружии?

Собственно, это отмечалось с самого начала, что у них наблюдается дефицит стрелкового оружия и поэтому они использовали (и уже встречались на фронте) старые советские пулемёты типа Максим или Дегтярёва. Часто встречается оружие западного производства, например, крупнокалиберные пулемёты Browning. Недостаток объясняется просто: огромное количество советского стрелкового оружия Украиной было продано за время независимости в страны третьего мира.

В чём сложность насытить Украину стрелковым оружием для Запада? Это ведь не HIMARS, который помимо того, что очень дорогостоящий, еще и требует значительных затрат времени на производство.

Не самая большая сложность, верно. Вот мы и видим сейчас это насыщение. Бывшие югославские автоматы ВСУ могли получить от Хорватии, например. Другие страны тоже поставляют оружие. Этот дефицит, я думаю, ВСУ точно закроют.

Югославские автоматы не самые лучшие и, мягко говоря, не новые. Почему Запад не поставляет на Украину винтовки М16 или бельгийские FN FAL?

FN FAL в бразильской армии
FN FAL в бразильской армии
Ministério da Defesa

В этой войне характеристики стрелкового оружия играют малозначимую роль. Главным в этой войне является артиллерия. На нее и надо смотреть в первую очередь. Калашников (Zastava M70A — югославский вариант автомата Калашникова — ИА REGNUM), каким бы он ни был, всем знаком, военнослужащих не нужно дополнительно обучать им пользоваться, его проще чинить. Боеприпасы к нему не нужно дополнительно завозить. То, что это не самый лучший вариант Калашникова, никого не волнует.

Украина проигрывает в огневой мощи. Ряд военных аналитиков оценили преимущество России в артиллерии перед Украиной в соотношении 20:6. На что они вообще рассчитывали, ведь это соотношение должно было быть очевидным с самого начала?

Украина однозначно рассчитывает на затягивание конфликта. Ясно, что наши ВС наступают далеко не с тем темпом, какой ожидался. Наступление ведётся значительно более медленными темпами. Если вспомнить мантры представителей НАТО о том, что Россия должна потерпеть поражение на поле боя, то целеполагание скорее состоит в том, чтобы Россия прекратила боевые действия или пошла на переговоры с невыгодных для себя позиций из-за невозможности выдерживать военное напряжение.

ВСУ нанесли ряд успешных, очень точных ударов из американских установок HIMARS по Антоновскому мосту и повредили его, движение по нему затруднено. Почему ВС РФ не наносят удары по мостам через Днепр, чтобы хотя бы затруднить переброску ВСУ через них на правый берег Днепра?

У меня нет рационального ответа на этот вопрос. Я думаю, что виной этому политические причины, и считаю, что удары по мостам смогли бы существенно ускорить течение и завершение СВО. Военных причин не наносить удары по мостам я не вижу.

В украинской пропаганде западные вооружения уже приобрели характер «вундерваффе» (чудо-оружия). Вначале это были ПТРК Javelin, потом — гаубицы М777, за ними — HIMARS. Что будет играть роль «чудо-оружия» дальше, что может еще поставить Запад ВСУ, чтобы еще более замедлить продвижение наших войск?

Можно поставлять и перечисленные вооружения, просто в большем количестве. Сейчас у ВСУ полтора десятка HIMARS, а поставят ВСУ, например, сто штук. Но такие масштабные поставки могут повлечь эскалацию с нашей стороны. Мы отменим ограничения на атаки по украинской инфраструктуре и начнем наносить удары по мостам, тяговым подстанциям железных дорог и затрудним передвижение войск и грузов по стране.

Американская РСЗО HIMARS
Американская РСЗО HIMARS
Sgt. Jacob Harrer

Могут ли США поставить Украине баллистические ракеты малой дальности ATACMS, способные наносить удары на расстояния до 300 километров?

Американцы заявляли, что они не стремятся поставлять эти ракеты именно из желания избежать эскалации.

Но их может поставить Польша. Официально ведь это будут поставки не из США?

Этот фиговый листок никого не обманет. И самое главное — не спасёт. Эскалация всё равно неизбежно последует, если эти ракеты появятся на Украине и ВСУ нанесут ими удар, скажем, по Севастополю или по Ростову-на-Дону, то это приведёт к ответу, который может быть и непредсказуемым.

Мы можем как-нибудь противодействовать активным разведывательным мероприятиям, проводимым с помощью самолётов ДРЛО, спутников, БПЛА «Global Hawk»?

К сожалению, только пассивными методами: маскировкой, постановкой помех, рассредоточением, оборудованием ложных целей и позиций, более активным перемещением. Эти меры могут парировать применение противниками разведывательной авиации и спутников.

Но ведь у нас существует система ослепления спутников — «Пересвет»?

Есть такая система. Но спутники-то не украинские, а американские, и выходить на такую откровенную конфронтацию у нас не хотят. У нас же тоже есть спутники, которые летают периодически над Польшей, рассматривая, кто там и что привозит. Они тоже уязвимы, потому что не у нас одних есть возможность атаковать спутники. Видимо, это те варианты противостояния, которые могут серьезно усилить конфликт и вывести его на новый уровень, а также вывести на прямое столкновение между Россией и США. Обеими сторонами они пока рассматриваются как неприемлемые.

Перед СВО на протяжении нескольких лет анонсировались образцы новой российской военной техники — танк «Армата», БМП «Курганец», РСЗО «Торнадо-С», новые БПЛА. Но по факту оказалось, что если эта техника и существует, то всего в нескольких экземплярах. Почему у нас они не присутствуют в войсках в необходимом количестве?

Что-то есть, чего-то нет. Те же новые РСЗО всё же в большем количестве, чем несколько экземпляров. Есть хорошие новые артсистемы — серийная «Мста-СМ2», она очень качественная. «Коалиция» — это уже новое поколение, а «Мста-СМ2» — это модернизация советской системы 1980-х годов, серийно производящаяся сейчас. «Коалиция» в войсках присутствует в небольшом количестве, но подробностей никаких об этом нет.

Самоходная гаубица Мста-СМ2
Самоходная гаубица Мста-СМ2
Vitaly V. Kuzmin

Производство новых образцов сейчас нецелесообразно, поскольку те трудности, что связаны с изменением логистики, превысили те бонусы, что дали бы новые системы, например, «Армата». Вот что касается беспилотников, то наблюдается острая и ничем не оправданная нехватка. У министерства обороны были явно другие закупочные приоритеты. И несмотря на то, что у нас есть много разнотипных БПЛА, которые проходили испытания и поставлялись в войска ограниченными партиями, именно серийных массовых машин у нас явно не хватает. Этот дефицит приходится восполнять деятельностью волонтёров, которые закупают всё подряд, вплоть до китайских коммерческих аппаратов, а также заключая договор с Ираном.

Договор с Ираном о продаже ими нашим вооруженным силам БПЛА не утка?

Внятного опровержения не было. Наблюдаются полёты иранских грузовых машин в Москву, ряд специалистов говорил о том, что такая сделка возможна и рассматривается. Надежных доказательств обратного нет, я придерживаюсь мнения, что такая сделка как минимум на стадии финальной подготовки.

Существует мнение, что Россия прочно сотрудничает с Израилем и даже в обмен на какие-то уступки политического характера (возможно, по Сирии) получила технологии производства некоторых моделей.

У нас есть БПЛА, созданные с израильских образцов, например, «Форпост», который был создан на основе израильского БПЛА «Seacher». У нас были и остаются неплохие отношения с Израилем. Сейчас они омрачены, конечно. В Израиле сложная ситуация: они находятся под давлением США и не поставляют Украине летальное оружие — это уже довольно много. Американское давление, подталкивающее Иерусалим к противостоянию с Россией, очень серьёзно. Слава Богу, что оно пока не увенчалось успехом.

БПЛА «Seacher»
БПЛА «Seacher»
Itayba

В СВО принимали участие образцы новых вооружений, в частности, боевая машина поддержки танков «Терминатор».

Очень хорошие отзывы об этой машине. Правда, неясна организационно-штатная структура, то, как будут строиться подразделения, в которых БМПТ будет нести штатную службу. Подготовка личного состава для этих машин тоже пока организована явочным порядком — учебный курс ещё не разработан. Но машина использовалась в СВО и показала очень хорошие результаты.

Читайте развитие сюжета: Заместитель главы ООН прокомментировала спецоперацию на Украине